1
2
3
...
102
103
104
...
116

– Разумеется. А мы с тобой – глупцы, потому что не догадались об этом еще во вторник.

– Но полицейские могли бы узнать о существовании и карьерном взлете Армстронга гораздо раньше, разве не так?

– Откуда? Полицейские живут в своем крошечном мире, впрочем, как и все остальные обычные люди. Представь себе, если бы ты, например, работала в каком-нибудь захолустном сельском отделении, например, в Мэне, или во Флориде, или на окраине Сан-Диего, ты, конечно, слышала бы о нападающих «Нью-Йорк Джайнтс» или защитниках «Чикаго Уайт Сокс», но с какой стати ты должна была помнить имя младшего сенатора штата Северная Дакота? Ну, если бы ты, конечно, при этом еще не являлась фанатом в области политики, а таких людей единицы, если они вообще существуют.

Нигли продолжала смотреть на дорогу, а справа, на востоке, уже светлела полоска неба. Сначала она стала темно-серой на общем черном фоне, потом еще больше побледнела. Снегопад не проходил, но и не становился сильней. Ленивые хлопья словно нехотя слетали с гор и просто кружились в воздухе, изредка опускаясь на землю.

– Так что за штат ты имеешь в виду? – спросила Нигли. – Где же они обитают: в Мэне или во Флориде? Или на окраине Сан-Диего? Нам это очень важно знать, потому что если они летят самолетом, они не станут брать с собой то оружие, которое сумеют приобрести здесь.

– Калифорния не исключается, – начал рассуждать Ричер. – Орегон можно вычеркнуть сразу: они не стали бы намекать Армстронгу о том, кто они такие, если бы до сих пор жили в Орегоне. Скорее всего, это Невада. Или Юта, или Айдахо. Другие штаты расположены слишком далеко.

– От чего?

– От Сакраменто. Как ты думаешь, сколько времени могла у них в машине работать украденная морозильная камера?

Нигли промолчала.

– Значит, это Невада, Юта или Айдахо, – продолжал Ричер. – Так, по крайней мере, считаю я. Но только не Калифорния. Мне кажется, они должны были уехать за пальцем хотя бы в соседний штат. Психологически они должны были ощущать себя там спокойней. Более того, мне думается, от Сакраменто им пришлось ехать достаточно долго. Отсюда следует, что и до этих мест им предстоит совершить далекое путешествие, правда, уже в другом направлении. Поэтому я полагаю, что они приедут сюда на машине, вооруженные до зубов.

– Когда?

– Сегодня, если они хоть что-то соображают.

– Но бандероль с битой была прислана из Юты, – напомнила Нигли.

Ричер кивнул.

– Тогда вычеркиваем и Юту. Не думаю, что они стали бы присылать что-то из штата, где живут сейчас.

– Остается Айдахо и Невада, – рассуждала Нигли. – Значит, надо обращать внимание на номера машин.

– Не забывай, что сюда приезжает множество туристов, и нам предстоит увидеть немало номеров из других штатов. Кстати, у нас самих номера из Колорадо.

– А как они собираются привести в исполнение свой план?

– Я думаю, они выберут вариант Эдварда Фокса. Преступники постараются выжить, поэтому и остановились на винтовке. Сто двадцать ярдов в Миннесоте, девяносто в Вашингтоне. Они, скорее всего, попробуют попасть в него, когда он будет в дверях церкви. Или на кладбище, чтобы уронить его на одну из могил.

Нигли снизила скорость и свернула на шоссе 220. Эта дорога оказалась лучше: шире и с новым асфальтовым покрытием. Параллельно дороге протекала река. Небо на востоке постепенно светлело. В двадцати милях к северу замерцали огни Каспера. С запада все еще продолжали лететь снежинки, ленивые и пушистые.

– Так каков наш план? – поинтересовалась Нигли.

– Сначала надо осмотреть местность.

Джек вгляделся вперед и понял, что со времени отъезда из Денвера не видел ничего, кроме темноты.

* * *

Они остановились на окраине Каспера, чтобы заправить машину, выпить по чашечке кофе и посетить туалет. Затем место за рулем занял Ричер. Чтобы ехать на север, он выбрал шоссе 87, которое через тридцать миль вновь превращалось в трассу I-25, прямую и широкую. А еще ему пришлось прибавить скорость, так как они опаздывали. На востоке уже совсем рассвело, а они пока не достигли Грэйс. Небо расцветилось всеми оттенками розового, и солнечные лучи озарили жемчужным светом отроги гор на западе. Направо, на восток, пейзаж до самого Чикаго представлял собой плоскую равнину, а слева, далеко на западе, к небу вздымались на две мили заснеженные пики Скалистых гор. Предгорья поросли сосняком, над которым торчали серые скалы. По обеим сторонам дороги равнина поросла полынью и кустиками бурой травы, казавшейся пурпурной в лучах восходящего солнца.

– Ты бывал здесь раньше? – спросила Нигли.

– Нет.

– Вскоре нам придется свернуть на восток к Тандер-Бейзин.

Джек мысленно повторил название. Ему понравилось созвучие: Тандер-Бейзин.

* * *

Джек свернул с шоссе направо на узкую сельскую дорогу. На ней имелись указатели «Средний Запад» и «Эджертон».

Равнина плавно понижалась к востоку. Стофутовые сосны отбрасывали на много ярдов длинные утренние тени. Среди лугов и пастбищ попадались развалины заброшенных предприятий: каменные фундаменты в фут высотой, над которыми переплеталась ржавая арматура.

– Нефтяные прииски и угольные шахты, – пояснила Нигли. – Все это закрыли восемьдесят лет назад.

– Земля здесь совершенно плоская, – заметил Ричер.

Однако он понимал, что это ощущение обманчиво. Конечно, овраги и насыпи не шли ни в какое сравнение с горами слева от путешественников, но все же «плоской» эту землю назвать было нельзя. Сейчас они ехали по границе между горами и равнинами. Тектонические процессы миллионы лет назад изуродовали ландшафт до самой Небраски так, что здесь хватало укромных местечек, где мог бы укрыться человек.

– А хотелось бы, чтобы вокруг было плоско, – вздохнула Нигли.

Ричер, соглашаясь, кивнул.

– А еще лучше, если бы ярдах в ста друг от друга находились два холма: на одном бы расположился Армстронг, а с другого мы могли бы наблюдать за ним.

– Нашу задачу никто не упростит.

– Как всегда.

Они ехали еще целый час на северо-восток по равнине, тянущейся в никуда. Солнце поднялось уже высоко над горизонтом, окрасив небосклон полосами розового и пурпурного. Заснеженные вершины Скалистых гор отражали ослепительный свет, а вокруг штормовым океаном расстилались луга и пастбища.

Снег к тому времени прекратился.

– Поверни здесь, – скомандовала Нигли.

– Вот тут? – Джек затормозил и с сомнением взглянул на грязную дорогу, ведущую в самый центр никуда. – Там, дальше, есть какой-то городок?

– Судя по карте – да.

Грязная дорога какое-то время петляла между сосен и через милю внезапно закончилась, не приведя путников никуда.

– Двигай дальше, – велела Нигли.

Это «дальше» тянулось двадцать миль, тридцать миль: дорога то появлялась, то исчезала. Потом начался затяжной подъем, с верхней точки которого открывался вид на котловину диаметром в пятьдесят миль, сплошь заросшую травой. Дорога рассекала котловину в направлении на юг, словно кто-то провел по линейке тонкую линию до самого горизонта, и в конце упиралась в блестящую ленту реки. Еще откуда-то с равнины к мосту через реку подходили две других дороги. Тут и там, крошечные с такого расстояния, были беспорядочно разбросаны домишки. Вся картина в целом напоминала огромную литеру «К», где большинство строений располагалось в месте пересечения трех линий буквы.

– Это и есть город Грэйс, штат Вайоминг, – констатировала Нигли. – Он расположен там, где дорога пересекает южное русло реки Шейены.

Джек затормозил и остановил «юкон». Скрестив на руле руки, Ричер положил на них подбородок и задумчиво уставился вдаль.

– Надо было явиться сюда на лошадях, – произнес он.

– В белых ковбойских шляпах и с «кольтами» сорок пятого калибра, – добавила Нигли.

– Я бы выбрал «стейер», – вздохнул Джек. – Сколько дорог ведет в этот городок?

Нигли провела пальцем по карте:

– Сюда можно попасть с севера или с юга по этой дороге. Две другие никуда не ведут, а просто теряются в кустарнике. Может быть, раньше они шли к старым скотоводческим фермам.

103
{"b":"5618","o":1}