ЛитМир - Электронная Библиотека

Возле церковных дверей находилась доска объявлений. Она выглядела как тоненький шкафчик со стеклянными дверцами, установленный на толстых деревянных ножках. За дверцами, на задней стенке шкафчика было приклеено зеленое фетровое полотно, а на нем кнопками закреплены матерчатые ленточки, за которые закладывались объявления, напечатанные на простой пишущей машинке. Наверху имелся список всех обычных воскресных служб. Первая служба проходила в восемь часов утра, что требовало от местных прихожан большой сознательности. Рядом с этим списком виднелось еще одно объявление, напечатанное наспех и сообщающее о том, что в это воскресенье служба, проходящая в восемь утра, будет посвящена памяти Мэри Эллен Фролих. Ричер посмотрел на часы и поежился от холода.

– Еще двадцать два часа, – пробормотал он. – Пора запираться и готовиться.

Они подъехали на «юконе» поближе к церкви и открыли багажник. Склонившись над ним вдвоем и вынув все оружие, они поделили его так: каждый взял по «стейеру», Нигли прихватила «Хеклер и Кох», а Ричеру досталась «М-16». После этого они распределили между собой патроны и заперли машину.

– А хорошо ли это – приносить с собой в церковь оружие? – засомневалась Нигли.

– В Техасе именно так и поступают почти все время, – успокоил ее Ричер. – А в наших обстоятельствах это обязательное условие.

Они открыли дубовую дверь и вошли внутрь. Церковь очень напоминала ту, в которой Ричеру пришлось побывать в Бисмарке. Джеку даже пришла на ум шутка: а не выписывают ли эти сельские церкви по почтовой рассылке – уж очень все они похожи друг на друга?.. Та же белоснежная краска, те же лоснящиеся скамейки, та же кафедра проповедника. Такие же веревки, свисающие с колокольни. И точно такая же лестница. Джек и Нигли поднялись по ней до конца, туда, где к стене была прикручена приставная лестница, ведущая к откидному люку.

– Вот я и снова дома, – улыбнулся Ричер.

Он первым начал подниматься по приставной лестнице, через люк на площадку для колоколов. Помещение несколько отличалось от того, что было в Бисмарке, так как здесь располагался механизм часов. Четырехфутовый куб латунных шестеренок, взгроможденный на железные фермы над колоколами. У часов имелось два циферблата, стрелки которых приводились в движением одной и той же парой шестеренок. Длинная металлическая ось проходила сквозь весь механизм и крепилась в центре каждого из циферблатов. Сами циферблаты были установлены на восточной и западной сторонах башни. Механизм громко тикал, и клацанье шестеренок порождало звучный резонанс в зевах колоколов.

– У нас нет обзора восточной и западной сторон, – вынужден был признать Ричер.

Нигли безразлично пожала плечами.

– А это нам и не понадобится. Для нас важен север и юг, где проходит дорога.

– Наверное, ты права, – кивнул Джек. – Ты будешь наблюдать за югом.

Согнувшись, он пробрался под механизмом и осью и направился к слуховому окну, выходящему на север. Встав на колени, Джек огляделся. Отсюда открывался прекрасный вид: весь город лежал как на ладони. Грязная дорога, уходящая на север, просматривалась миль на десять и была совершенно пуста.

– У тебя там все в порядке? – окликнул он Нигли.

– Отлично! – отозвалась женщина. – Я вижу все вплоть до самого Колорадо.

– Крикни мне, как только заметишь что-нибудь подозрительное.

– И ты тоже.

Часы безостановочно и громко тикали. Джек окинул взглядом механизм, прикидывая, сведет ли тот его с ума или все же даст немного поспать. Он услышал металлический лязг, когда Нигли положила свой автомат на пол. Сам он пристроил М-16 возле коленей. Ричер поворочался, выискивая положение поудобней, и приготовился ждать.

Глава 18

Воздух оставался холодным, а на высоте в семьдесят футов легкий бриз превращался во вполне ощутимый ветер. Он врывался сюда сквозь слуховые окна, заставляя глаза слезиться. Так минуло два часа, в течение которых ничего не происходило. Ричер и Нигли ничего не видели и ничего не слышали, если не считать хода часового механизма. Они уже изучили этот звук. Каждый такт распадался на несколько металлических частот: сначала низкая, затем смесь басов и сопрано проворачивающихся шестеренок и, наконец, тоненький звон маленького колокола, способный свести с ума кого угодно.

– Я кое-что вижу, – крикнула Нигли. – С юга приближается неопознанное транспортное средство. Похоже на внедорожник.

Ричер еще раз быстро осмотрел северную дорогу и поднялся с колен. Он замерз, конечности у него затекли и чувствовал он себя крайне неуютно. Ричер взял подзорную трубу в руку и перекинул через часовой механизм Нигли:

– Лови!

Она извернулась и одной рукой поймала трубу, затем вернулась к своему месту и прильнула глазом к окуляру.

– Похоже, это новая модель «шевроле Тахое», – крикнула она Джеку. – Золотистого цвета. Солнце светит прямо в лобовое стекло, поэтому пассажиров не видно.

Ричер снова взглянул на северную дорогу: она была по-прежнему пуста, по крайней мере, на расстоянии в десять миль, а чтобы его преодолеть даже на большой скорости, потребовалось бы не менее десяти минут. Джек выпрямился и потянулся. Затем нырнул под часовой механизм и переполз к Нигли. Она подвинулась вправо, а он протер глаза и вгляделся вдаль. На дороге, милях в пяти от церкви виднелась одна-единственная блестящая точка.

– По-моему, эта машина не слишком сюда торопится, – заметила Нигли. – А ты как считаешь?

Она передала ему подзорную трубу, и Джек, быстро перенастроив ее под свои глаза, положил прибор на срез слухового окна и прищурился. Хорошая оптика создавала впечатление, что машина стоит на месте, при этом подпрыгивая и раскачиваясь. Автомобиль был грязным: хромированная решетка радиатора в разводах и заляпана комками земли. Солнечный свет, отражающийся в стеклах, не давал возможности рассмотреть пассажиров.

– Почему же до сих пор светит солнце? – возмутился Джек. – Я рассчитывал, что пойдет снег.

– А ты посмотри на запад, – посоветовала Нигли.

Отложив трубу, Ричер придвинулся к слуховому окну и, прижавшись к нему левой щекой, скосил глаза в сторону. Небо словно расщепилось надвое. На западе громоздилась черная масса грозовых туч, а на востоке небо оставалось бледно-голубым, чуть затянутым дымкой. На границе солнечные лучи падали на землю гигантскими сияющими столбами.

– Невероятно, – пробормотал Джек.

– Это что-то вроде инверсии, – пояснила Нигли. – Надеюсь, что так все и останется, иначе мы рискуем отморозить здесь задницы.

– До этого фронта еще миль пятьдесят.

– Но ветер как раз дует с запада.

– Великолепно.

Он снова взял в руки подзорную трубу и направил ее на золотистый фургон. Тот приблизился к церкви, наверное, на милю. Он раскачивался из стороны в сторону и подпрыгивал на колдобинах. Судя по всему, его скорость не превышала шестидесяти миль в час.

– И что ты обо всем этом думаешь? – поинтересовалась Нигли.

– Симпатичная тачка, – ответил Джек. – Роскошный цвет.

Он молча наблюдал, как машина одолеет еще одну милю, после чего вернул подзорную трубу Нигли.

– Мне пора проверить северную дорогу, – заявил он.

Ричер вернулся на прежнее место, к своему слуховому окну. На севере дорога была по-прежнему пуста. Джек повторил тот же маневр, но теперь прижался правой щекой к деревянной раме и скосил глаза к западу. Снеговые тучи нависли над горами, и казалось, что там царит скорее ночь, чем день. Над холмами было еще совсем светло.

– Теперь я точно вижу, что это «шевроле Тахое», – крикнула Нигли. – Кстати, машина заметно сбавила скорость.

– Номерные знаки можешь различить?

– Пока нет. Ей добираться до церкви целую милю, не меньше, но она передвигается крайне медленно.

– Ты можешь определить, кто там внутри?

– Мешает солнце, и к тому же, у «шевроле» тонированные стекла. Теперь им осталось проехать до нас с полмили.

Ричер внимательно оглядел северную дорогу. Пусто. Ни единой машины.

106
{"b":"5618","o":1}