1
2
3
...
110
111
112
...
116

Джек уперся ладонями в стену и запомнил то место, где недавно вспыхнул свет лампы, относительно расположения церковной колокольни. Сто пятьдесят ярдов по прямой на запад, затем еще тридцать на юг по перпендикуляру. После этого он вернулся внутрь колокольни, прополз под часовым механизмом, спустился вниз, достал из-под скамейки длинноствольное оружие и перепрятал его под стоящим неподалеку «юконом». Ему не хотелось укладывать винтовку и автомат в салон машины: не стоило отвечать на вспышку света, поданную преступниками по ошибке, своей собственной промашкой.

После этого он вернулся в пансион и увидел, как Нигли выходит из своей комнаты. Часы показывали почти шесть. Нигли успела принять душ и одеться. Они зашли в номер Джека, чтобы еще раз поговорить.

– Ты так и не смогла заснуть? – поинтересовался Ричер.

– Я давно не сплю, – подтвердила она. – Они все еще там?

Джек кивнул.

– Только у нас возникла проблема. Мы не сможем взять их на том месте. Нужно, чтобы они передвинулись.

– Почему?

– Они расположились слишком близко к домам. Мы не имеем права начинать Третью мировую войну за час до появления здесь Армстронга. И мы не можем оставить два трупа лежать в ста пятидесяти ярдах от города. Люди нас уже видели. Очень скоро здесь появятся полицейские из Каспера, а может быть, и патрульные штата. Тебе следует подумать о своей лицензии. Вот поэтому мы должны заставить их отъехать куда-нибудь подальше, и там расправиться с ними. Лучше всего на запад, туда, где идет снег. Этот снегопад не прекратится, наверное, до самого апреля. А это именно то, что нам требуется. Я хочу, чтобы все свершилось подальше от города и так, чтобы до апреля никому из местных жителей и в голову не пришло, что здесь вообще что-то происходило.

– Хорошо, но как нам это сделать?

– Они пошли по пути Эдварда Фокса. Они не собираются принять жребий Джона Малковича. Они надеются прожить еще очень долго. И если мы все сделаем правильно, то сумеем заставить их уехать на достаточно большое расстояние.

* * *

Они вернулись к «юкону» в половине седьмого. Снежинки продолжали кружиться в воздухе, но небо на востоке уже понемногу начинало светлеть. У самого горизонта появилась темно-пурпурная полоса, над ней – антрацитово-серая, а весь остальной небосклон пока что заливала густая черная краска. Джек и Нигли тщательно проверили оружие, убедились в том, что шнурки ботинок завязаны, «молнии» застегнуты и одежда не мешает движениям. Ричер надел шляпу и перчатку на левую руку. Нигли сунула «Стейер» во внутренний карман, а автомат повесила за спину.

– Увидимся позже, – шепнула она и решительно направилась на запад, в сторону кладбища. Джек увидел, как она перешагнула через невысокую ограду, затем свернула на юго-запад и вскоре исчезла в темноте. Сам Ричер вернулся к основанию колокольни, прижался к ее западной стене и еще раз мысленно восстановил положение «шевроле». Затем вытянул руку в нужном направлении и немного отошел назад, продолжая держать цель «в вилке». Затем положил М-16 на землю, дулом на юго-запад. После этого отошел к «юкону» и, облокотившись о багажную дверь, принялся ждать рассвета.

Он наступил во всем своем великолепии и красоте. Пурпурная полоса стала светлеть и краснеть, а ее нижняя часть изогнулась вверх, и вдруг все небо осветилось полосами света. Затем, где-то у Южной Дакоты, за много миль, на небе возникло оранжевое гало, и земля словно преклонилась перед ним, и вот самый первый солнечный сегмент будто взорвался над горизонтом. Небо озарилось розовым светом, а длинные высокие облака загорелись ярко-красным. Ричер наблюдал за солнцем, пока оно не поднялось настолько, что стало слепить глаза, и лишь затем отпер «юкон», устроился на водительском сиденье и включил зажигание. Взревел мотор, и Джек вывернул громкость радиоприемника на полную мощность. Затем он принялся подыскивать подходящую мелодию, пока не наткнулся на популярный рок-н-ролл. Оставив дверцу машины открытой, Джек позволил музыке врываться в утреннюю тишину, нарушая покой мирно спящего городка. Затем он вскинул винтовку, предварительно сняв ее с предохранителя, и пальнул очередью из трех выстрелов наугад, в том направлении, где в густой траве прятался «шевроле». Почти в ту же секунду ему ответила Нигли такими же тремя выстрелами. Ее автомат имел большую скорострельность и более отчетливый звук. Нигли обошла «шевроле» сзади и, находясь сейчас в сотне ярдов к югу от него, приближалась к машине. Ричер снова выстрелил с востока, Нигли послушно ответила ему с юга. Четыре залпа эхом прокатились по бескрайним пастбищам, словно желали донести до преступников ценную информацию: Мы… знаем… что вы… здесь!..

Джек выждал ровно тридцать секунд, как и было запланировано. Оттуда, где должны были находиться преступники, не последовало никакой ответной реакции. Ни света фар, ни движения, ни стрельбы. Джек снова поднял винтовку, хорошенько прицелился и выстрелил: «Мы!». Слева от него где-то вдали загрохотал «Хеклер и Кох»: «Знаем!». Он выстрелил еще раз: «Что вы!». Нигли не заставила себя ждать: «Здесь!».

И снова тишина. Джек на секунду задумался: а не успели ли преступники скрыться за последний час? Или у них хватило ума, чтобы потихоньку уехать в город? Было бы большой глупостью с их стороны атаковать сотрудников Секретной службы, за которых они приняли Ричера и Нигли, на восходе солнца. Ричер огляделся, но не увидел ничего, кроме зажигающихся огоньков в окнах ближайших домов, и не услышал ничего интересного, кроме шума в собственных ушах да оглушительного ритма рок-н-ролла. Он повернулся, готовый снова выстрелить, и в эту секунду «шевроле» рванулось из травы вперед, где-то в ста пятидесяти ярдах от него. Утреннее солнце блеснуло золотом на багажной дверце автомобиля. Машина подпрыгнула в воздухе, оторвав от земли все четыре колеса, затем с невероятным грохотом опустилась и помчалась прочь от Джека в направлении на запад.

Ричер швырнул винтовку на заднее сиденье «юкона», захлопнул дверцу. Выключил радио и погнал машину вперед прямо через кладбище. С легкостью пробив деревянную ограду, он вскоре очутился на пастбище и, описав дугу, направился на юг. Почва оказалась ужасной. Машину заносило из стороны в сторону, она то и дело подпрыгивала на кочках и проваливалась в небольшие промоины. Одной рукой вцепившись в руль, Джек изловчился и другой рукой пристегнул ремень безопасности, причем затянул его как можно туже, чтобы оставаться на месте, а не болтаться по всему сиденью. Вскоре слева от машины он увидел Нигли, несущуюся ему навстречу. Джек нажал на тормоза, и женщина, извернувшись, сумела открыть заднюю дверцу автомобиля и прыгнуть на сиденье позади Джека. Он нажал на педаль газа, а Нигли, захлопнув дверцу, умудрилась перебраться вперед и устроиться рядом с Ричером. Пристегнувшись ремнем, Нигли зажала автомат между колен и ухватилась за приборную доску так, словно каталась на экстремальном аттракционе в парке развлечений.

– Великолепно, – тяжело дыша, вымолвила она. Джек продолжал гнать машину вперед. Повернул на север и обнаружил там смятую колесами «шевроле» полосу травы. Устроившись посреди этой «тропы», он прибавил газу. Поездка оказалась страшней «русских горок». Машина то взлетала вверх, становясь невесомой, то с грохотом опускалась на землю, грозя развалиться на части, но тут же снова взмывала ввысь. Мотор ревел, а руль будто ожил и пытался то и дело переломать Джеку пальцы. Ричер вытянул их вперед, стараясь управлять при помощи одних только ладоней. Теперь он боялся за то, что расшатается рулевая колонка.

– Ты их видела?! – прокричал Джек.

– Еще нет! Они могут быть уже на триста ярдов впереди нас!

– Я боюсь, что у нас машина рассыплется!

И он еще сильней нажал на педаль газа. Скорость «юкона» составляла пятьдесят миль в час, затем возросла до шестидесяти. И чем быстрее ехала машина, тем меньше ее трясло и подбрасывало, потому что она все меньше времени проводила на земле.

– Я вижу их! – внезапно закричала Нигли.

111
{"b":"5618","o":1}