ЛитМир - Электронная Библиотека

С обратной стороны двери Джек увидел обычную ручку, связанную с тем же механизмом замка. Хотя имелась и замочная скважина, дверь на ключ не запиралась. «В этом есть определенный смысл», – подумал Ричер. Как единое целое, здание считалось абсолютно безопасным, и не было нужды изолировать один этаж от другого. Закрыв за собой дверь, Ричер постоял несколько секунд в полумраке лестничного пролета. Затем снова открыл дверь и сделал один шаг в ярко освещенный секретарский закуток. Извернувшись, он бросил взгляд на камеру слежения. Она висела над его головой, и уже через еще один шаг смогла бы зафиксировать его присутствие. Ричер чуть двинулся вперед, и дверь за ним закрылась. Джек снова посмотрел на камеру. Сейчас она его уже видит, а до двери в кабинет Стивесанта еще оставалось преодолеть целых восемь футов.

– Это уборщики подсунули ему то послание, – уверенно кивнула секретарь. – Другого разумного объяснения все равно не найти.

В этот момент у нее на столе зазвонил телефон. Секретарь извинилась и сняла трубку. Ричер и Нигли отправились назад по лабиринту коридоров, и через некоторое время добрались до кабинета Фролих. Здесь было темно и тихо. Нигли включила свет и присела за стол. Второго стула в кабинете не оказалось, и Ричер устроился на полу, вытянув ноги вперед и прислонившись спиной к шкафчику с документами.

– Расскажи мне, что там у тебя получилось с уборщиками, – попросил он.

Нигли принялась выстукивать на столе пальцами какой-то ритм, и пощелкивание ногтей то и дело сменялось глухими ударами, когда она начинала барабанить подушечками пальцев.

– С ними уже успели поработать адвокаты, – начала она. – Им выделили защитников, по одному на каждого. Кроме того, изрядно запугали Мирандой. То есть сейчас их права охраняют так, что не подступиться. Чудесно, правда? Вот это, я понимаю, цивилизованное общество!

– Какой кошмар! И что же они тебе рассказали?

– Ничего особенного. Они зажались и попрятались в свою скорлупу. К тому же все трое упрямые, как я не знаю кто. Но и запуганы тоже до предела. Они, как мне кажется, уже не знают, как им лучше поступить. Скорее всего, им страшно выдать имя человека, который заставил их подсунуть бумагу на стол Стивесанта, но ничуть не меньше их страшит перспектива остаться без своей привилегированной работы и, возможно, отправиться в тюрьму. В общем, в любом случае, им теперь не поздоровится. Картина жуткая.

– Ты упоминала при них о Стивесанте?

– Да, громко и отчетливо. Они, конечно, знают его, но, как мне кажется, не в курсе, кто он такой и, в частности, какую должность занимает. Они же всего-навсего ночные уборщики. И все, что они видят, это пустые кабинеты. Им не приходится общаться с людьми. Одним словом, на его фамилию они никак не отреагировали. Если уж говорить точнее, они вообще перестали на что-либо реагировать. Я тебе говорю, они запуганы насмерть: тупо смотрят на своих адвокатов и упорно молчат.

– Ты что-то не так делала. Я же помню, как у тебя любые молчуны начинали не то что говорить, а даже есть с руки, – нахмурился Джек.

Нигли кивнула.

– Я уже как-то обращала твое внимание на то, что начинаю стареть. С дрессировкой на этот раз не получилось. Мне очень мешали адвокаты. Да и вообще, если начистоту, то гражданская система правосудия меня очень сбивает с толку. Никогда еще не чувствовала себя такой растерянной или даже, если хочешь, обескураженной.

Ричер ничего ей не ответил и только посмотрел на часы.

– И что нам делать теперь? – поинтересовалась Нигли.

– Ждать, – коротко ответил он.

* * *

Время тянулось исключительно медленно. Фролих явилась через полтора часа и доложила им о том, что Армстронг доставлен в свой кабинет целым и невредимым. Ей все же удалось убедить его проехаться вместе с ней в автомобиле. При этом она объяснила вице-президенту, что прекрасно понимает его желание пройтись пешком, но вот только ее команде нужно отработать кое-какие элементы безопасности, и лучшего времени, чем сейчас, она придумать не может. Фролих удачно выбрала момент: любой отказ со с стороны Армстронга мог бы предстать как каприз примадонны, а вице-президент отличался покладистым характером, и потому без промедлений забрался в «сабербен». Переход через тент у сенатских офисов также прошел без инцидентов.

– Теперь необходимо сделать несколько звонков, – предложил Ричер, – чтобы выяснить, не произошло ли чего-нибудь такого, о чем нам стоит знать.

Сначала Фролих позвонила в полицию Вашингтона, но там ей сообщили только об обычных преступлениях и правонарушениях, и посчитать что-либо из них демонстрацией уязвимости Армстронга не представлялось возможным и казалось надуманным. Тогда Фролих соединилась с участком, куда был доставлен ненормальный бродяга, и выслушала длинный отчет о его личности. После этого она повесила трубку и отрицательно покачала головой.

– Никакой связи здесь не наблюдается, – вздохнула она. – Они его знают. Низкий интеллект, алкогольная зависимость, спит на улице, практически неграмотный, и к тому же отпечатки пальцев у него другие. Помимо всего прочего, его неоднократно задерживали за то, что он набрасывается на всех, чьи фотографии ему приходится видеть в газетах, которыми он накрывается ночью вместо одеяла. У него какие-то проблемы с психикой. Мне кажется, об этом чудаке нам лучше побыстрей забыть.

– Согласен, – кивнул Ричер.

Затем Фролих вошла в базу данных Национального информационного центра по преступлениям и взглянула на данные, внесенные за день. Они приходили в Центр со всей страны со скоростью более одного сообщения в секунду, так, что Фролих не успевала прочитывать их.

– Безнадежно, – уныло констатировала она. – Придется ждать полуночи.

– Или даже часа ночи, – поправила Нигли. – Ведь это может произойти и в Бисмарке, а у них местное время отличается от нашего на час. Они могут обстрелять его дом или кинуть камень в окно.

Поэтому Фролих решила позвонить в Бисмарк сама и попросила местных полицейских сразу же сообщить ей о вероятном происшествии, которое (хотя бы отдаленно) могло быть связано с личностью Армстронга. С той же просьбой она обратилась в полицию штата Северная Дакота и в ФБР.

– Может быть, сегодня вообще ничего такого и не произойдет, – задумчиво произнесла она.

Ричер отвернулся и подумал про себя: «Будем все-таки надеяться на то, что это случится».

* * *

Около семи часов вечера в здании стало спокойней. Большинство сотрудников, которых можно было увидеть в коридорах, шли в одну сторону – к центральному выходу. Все они успели облачиться в плащи и несли с собой сумки или «дипломаты».

– Вы уже выписались из гостиницы? – поинтересовалась Фролих.

– Я – да, – кивнул Ричер.

– А я – нет, – ответила Нигли. – Дело в том, что я не умею быть послушной гостьей в частных домах, а потому решила остаться в отеле.

Фролих промолчала, хотя такое заявление несколько ошеломило ее. Правда, Ричера оно ничуть не удивило. Он знал Нигли как человека, предпочитающего уединение. Она всегда была такой, и если ей предоставлялся случай побыть одной, никогда от него не отказывалась. Правда, объяснить это Джек не мог.

– Ну хорошо, – кивнула Фролих. – Так или иначе, но нам требуется сделать перерыв на некоторое время. Нужно отдохнуть. Я развезу вас, а потом отправлюсь к Армстронгу чтобы убедиться в том, что и он у нас сегодня благополучно доберется до дома.

Они отправились в гараж, и Фролих на своем «сабербене» сначала доставила до гостиницы Нигли. Ричер немного прошелся с ней, затем добрался до администратора и потребовал вернуть ему одежду, купленную еще в Атлантик-Сити. Выяснилось, что вся его экипировка вместе с зубной щеткой и бритвой уже упакована в черный пластиковый пакет и ждет своей очереди быть выкинутой с другим мусором. Ричер заставил посыльного отнести этот мешок в «сабербен». Тот равнодушно повиновался, ничуть не удивившись столь странной просьбе, и Джек даже одарил его чаевыми в размере одного доллара. Затем он устроился в машине, и Фролих повела ее к своему дому. Было холодно, темно, сыро, а пробки встречали их на каждом перекрестке. Длинные цепочки красных габаритных огней вереницами тянулись впереди них, а навстречу шла такая же бесконечная череда зажженных белых фар. «Сабербен» миновал мост на 11-й улице, затем Фролих порулила по переулкам, и наконец они очутились у ее дома. Она остановила машину возле особняка, но мотор выключать не стала. Женщина чуть повозилась со связкой ключей возле руля и отцепила с колечка один, от входной двери.

39
{"b":"5618","o":1}