ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты решил сравнить вооруженное противостояние с вязанием свитеров?

– Я хочу сказать, что каждый из нас умеет что-то делать, и делать хорошо. А я умею именно то, чем собираюсь заняться. Может быть, ни на что большее я не гожусь. Я не горжусь этим, но и не стыжусь своих способностей. Просто я умею справляться с подобными делами и словно генетически запрограммирован побеждать, вот и все. В течение нескольких последовательных поколений.

– У Джо были те же гены.

– Нет, у Джо были те же родители, а это разные вещи.

– Надеюсь, что твоя самоуверенность может быть оправдана.

– Так оно и есть. Особенно, в данный момент, когда рядом со мной есть Нигли. Это из-за нее я могу показаться излишне мягким.

Фролих притихла и принялась всматриваться вдаль.

– Что теперь? – поинтересовался Джек.

– Она в тебя влюблена.

– Ерунда.

Фролих внимательно посмотрела на него.

– Почему ты так говоришь?

– Она никогда мной не интересовалась.

Но Фролих только покачала головой.

– Мы совсем недавно беседовали с ней об этом, – продолжал Джек. – На днях. И она сама мне сказала, что я никогда ее не интересовал.

– И ты ей поверил?

– А почему нет?

Фролих промолчала, а Ричер чуть заметно улыбнулся.

– А ты считаешь, что я ей интересен? – спросил он.

– У тебя точно такая же улыбка, как была у Джо, – ответила она. – Скромная и чуть кривоватая. Пожалуй, я никогда еще не видела такой потрясающе красивой улыбки.

– Ты все еще не можешь его забыть, верно? Ты боишься, что будешь последней, кто его помнил. А еще страшишься того, что твоя любовь к нему станет чересчур очевидной со стороны.

Она ничего не ответила, вышла из машины и зашагала вперед. Джек последовал за ней. На улице было холодно и сыро. В ночном воздухе чувствовался запах речной тины и керосина. Наконец, они добрались до дома Фролих. Она отперла дверь, и они зашли внутрь.

На полу в коридоре лежал лист бумаги.

Глава 12

Это оказался уже знакомый лист белой бумаги высокой плотности и стандартного размера. Он лежал на полу, точно выровненный по линии дубовой доски, точно посередине коридора, возле лестницы, там, куда Ричер две ночи назад бросил свой мешок с одеждой. На листе было напечатано незатейливое заявление, причем слова также располагались строго по центру. Неизвестный снова выбрал шрифт «Таймс нью роман», размер четырнадцать, полужирный.

Это произойдет

очень скоро.

Два слова занимали одну строку, и еще два – следующую. Предложение со стороны поначалу могло бы даже показаться поэтическим двустишьем. Видимо, преступники умышленно разделили слова именно так, чтобы этим придать дополнительную драматичность ситуации. Так и хотелось выдержать некоторую паузу между строчками, набрать в грудь воздуха. А еще казалось, что между ними должна была прозвучать барабанная дробь или даже грянуть выстрел. Это произойдет… Бабах!.. очень скоро! Ричер не мог отвести взгляд от букв, словно они возымели на него какое-то гипнотическое влияние. Очень скоро… Очень скоро…

– Не трогай его! – предупредила Фролих.

– А я и не собирался, – пожал плечами Джек.

Он выглянул на улицу и проверил, нет ли кого поблизости. Но все машины в пределах видимости оказались пустыми, а окна в соседних домах – темными и занавешенными. Ни единого пешехода в пределах видимости, ни одного бездельника, ошивающегося рядом. Полная тишина. Он вернулся в дом, медленно и аккуратно закрыл дверь, словно боялся создать сквозняк, который мог бы изменить положение злосчастного листа.

– Как они сумели проникнуть сюда? – волновалась Фролих.

– Через дверь, – пояснил Ричер. – Скорее всего, они вошли с заднего входа.

Фролих вынула пистолет из кобуры, и они вместе с Джеком прошли в гостиную, а оттуда проследовали на кухню. Задняя дверь оказалась закрыта, но не заперта на ключ. Ричер чуть приоткрыл ее, огляделся, но опять ничего подозрительного не заметил. Затем он полностью открыл дверь вовнутрь, так, что на ее внешнюю поверхность упал свет, и вблизи пристально изучил пластину вокруг замочной скважины.

– Здесь есть небольшие царапинки, – сообщил он. – Совсем крохотные. Они работали очень осторожно.

– Значит, они уже здесь, в столице, – вздохнула Фролих. – А не сидят где-то в далеком баре на Среднем Западе.

Она смотрела из кухни в гостиную.

– Телефон, – коротко произнесла женщина.

Кто-то снял аппарат с его привычного места и поставил на стол, рядом с креслом у камина.

– Они звонили по моему телефону, – продолжала Фролих.

– Наверное, для того, чтобы побеседовать со мной, – добавил Ричер.

– На нем есть отпечатки?

Он покачал головой:

– Они были в перчатках.

– Значит, эти негодяи успели нанести мне визит, – с грустью произнесла Фролих.

Она отошла от задней двери, в нерешительности встала у кухонного стола, некоторое время смотрела куда-то, а потом резко открыла один из ящиков.

– Они забрали мой пистолет. У меня здесь лежало запасное оружие.

– Я знаю, – кивнул Ричер. – Старая «беретта».

Фролих выдвинула соседний ящик.

– И магазины с патронами тоже исчезли. Они хранились вот тут.

– Знаю, – повторил Джек. – Под варежкой для духовки.

– Откуда тебе это известно?

– Я тут все осмотрел еще в понедельник вечером.

– Зачем?

– Старая привычка. Не обижайся.

Она несколько секунд молча смотрела на него, затем проверила тайник, где держала деньги, в керамическом горшке для цветов. Однако она ничего не сказала Джеку, из чего он заключил, что пачка купюр осталась нетронутой. Ричер мысленно напомнил себе старую истину: как правило, люди не любят проверять места, находящиеся выше их роста.

Внезапно Фролих замерла, словно ее посетила какая-то неприятная мысль.

– Они все еще могут находиться внутри дома, – тихо произнесла она.

Фролих не трогалась с места. Впервые Джек почувствовал, что эта женщина чего-то испугалась.

– Пойду проверю, – тут же предложил он. – Если только ты не сочтешь это за глупую попытку отреагировать на брошенный мне вызов.

Она молча передала ему свой пистолет. Джек выключил свет на кухне, чтобы его фигуру не было видно в дверном проеме у лестницы, ведущей в подвал, и медленно направился вниз. Он прислушивался к шорохам, стараясь не обращать внимания на гул работающей системы отопления. Некоторое время постоял не шевелясь, чтобы глаза привыкли к темноте. Но в подвале никого не оказалось, равно как и наверху. Никто не таился и не ждал их здесь. Люди, которые прячутся и выжидают, все же производят какие-то если даже не звуки, то шумы. Кроме того, от них исходят определенные вибрации. Сейчас Джек не чувствовал абсолютно ничего. Дом был пуст, и ничто в нем не говорило о недавнем вторжении, если не считать перемещенного с привычного места телефона, исчезнувшего пистолета с патронами и послания на полу прихожей. Ричер вернулся на кухню и отдал Фролих пистолет, держа его рукояткой вперед.

– Все тихо и спокойно, – доложил он.

– Лучше я сразу же позвоню куда следует, – решила Фролих.

Спустя сорок минут к дому подъехал седан, принадлежащий ФБР, со специальным агентом Бэнноном и тремя сотрудниками. Еще через пять минут появился Стивесант на «сабербене» Специальной службы. Они оставили машины с включенными «мигалками» на улице, припарковав их рядом с особняком Фролих. Соседние дома причудливо озарялись вспышками белого, красного и синего цветов. Несколько секунд Стивесант стоял в дверях дома и не двигался с места.

– А ведь мы, согласно вашему утверждению, не должны были больше получать сообщения, – напомнил он.

Бэннон стоял на коленях и разглядывал листок бумаги с текстом.

– Здесь только одна ничего не конкретизирующая фраза, – возразил он. – А мы предполагали лишь то, что они не будут уточнять нам ни время, ни место предстоящей операции. Так оно и получилось. Слово «скоро» ни о чем не говорит, оно слишком расплывчато. Это просто какая-то насмешка, издевательство. Судя по всему, они хотели произвести на нас впечатление своими действиями.

67
{"b":"5618","o":1}