ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я люблю такие дни.

– Правда?

– Конечно, – подтвердил Джек. – Но проигрывать мы не имеем права, а отсюда следует, что мы обязательно победим.

Она откинула простыни. Воздух в комнате успел нагреться, и сейчас здесь было даже жарко.

– Оденься как в самый обычный день, – посоветовала Фролих. – Надо выглядеть не слишком аккуратным. Официальные костюмы не годятся на празднике, где бесплатно раздают похлебку. И напомни об этом Нигли, хорошо?

– Об этом ты ей сама скажи, ты ведь все равно будешь проходить мимо ее двери. Кстати, Нигли не кусается.

– Правда?

– Конечно.

Она надела костюм и ушла. Джек прошлепал к шкафу и достал мешок со своей одеждой, приобретенной в Атлантик-Сити. Вытряхнул ее на кровать и вручную попытался разгладить особенно заметные складки. Затем он принял душ, но бриться не стал. «Она хотела, чтобы я выглядел не слишком аккуратным», – вспомнил он. Джек встретился с Нигли в вестибюле. Она была одета в джинсы и свитер и накинула поверх него потертую кожаную куртку. У входа находился столик с кофе и разными плюшками. К этому времени полицейские успели уничтожить основную их часть.

– Ну, вы поцеловались и заключили перемирие? – поинтересовалась Нигли.

– Почти так все и получилось, – признался Джек.

Он взял чашку и налил себе кофе, потом выбрал булочку из отрубей с изюмом. В этот момент в вестибюле показалась Фролих, свежая и привлекательная, в черных джинсах, такой же широкой рубашке-поло и в черной нейлоновой куртке. Они позавтракали тем, что осталось на столе после полицейских, и все вместе вышли к «сабербену», принадлежавшему боссу. Еще не было семи, и в это праздничное утро город казался вымершим. Создавалось впечатление, будто все население заранее эвакуировано. Вокруг царила тишина. Прохладный воздух был неподвижен. С ясного голубого неба уже светило солнце, и от этого каменные здания казались золотистыми. На дорогах не было видно ни единой машины, и троица добралась до офиса беспрепятственно. Стивесант уже поджидал их в конференц-зале. Он интерпретировал понятие «одеться, как в обычный день или даже с небрежностью», выбрав серые со стрелками брюки, розовый свитер и ярко-синюю куртку для игры в гольф. Ричер сразу же предположил, что все это имело ярлыки от «Брук Бразерс». Кроме того, сегодня был четверг, и он вспомнил, что миссис Стивесант, как обычно, уехала в больницу в Балтимор, так как благотворительностью занималась и в праздники тоже. Бэннон расположился напротив босса. Он был одет в то же твидовое пальто и фланелевый костюм и выглядел, как заправский полицейский. Видимо, у него имелся не слишком большой выбор нарядов.

– Давайте начнем, – предложил Стивесант. – У нас сегодня обширная повестка дня.

– Пункт первый, – поддержал его Бэннон. – ФБР официально рекомендует вам отменить сегодняшнее мероприятие. Нам известно, что преступники находятся в городе, а потому можно предположить, что они неминуемо используют данную ситуацию для покушения.

– Об отмене акции не может быть и речи, – покачал головой Стивесант. – Бесплатный кусок индейки в приюте для бездомных может показаться вещью тривиальной, но наша столица живет символами и традициями. Если Армстронг откажется от раздачи праздничного угощения, это может нанести непоправимый ущерб его политической карьере.

– Ну хорошо, тогда мы будем находиться там вместе с вами, – кивнул Бэннон. – Но не станем дублировать вас. Мы не будем вмешиваться в то, что касается личной безопасности Армстронга, однако, если там что-нибудь произойдет, все же будет лучше, если мы окажемся поблизости.

– У вас имеется какая-нибудь особая информация на этот счет? – поинтересовалась Фролих.

Но Бэннон печально покачал головой.

– Нет, только предчувствия, и я хочу, чтобы вы отнеслись к ним со всей серьезностью.

– Я сейчас любую мелочь воспринимаю очень серьезно, – отозвалась Фролих. – Дело в том, что я хочу целиком поменять план проведения этого мероприятия, а потому раздача угощения будет проходить под открытым небом.

– Как?! – изумился Бэннон. – Вы не осложняете ситуацию?

– Нет, – решительно произнесла Фролих. – А если подумать и разобраться, то так будет даже лучше. Бездомные, как правило, принимают пищу в длинном и узком помещении, в задней части которого находится кухня. Сегодня там ожидается огромное скопление народа. Давайте будем рассуждать реалистически: использовать металлодетекторы там не представится возможным. Сейчас конец ноября, и большинство нищих будут облачены в пять слоев одежды, а в карманах у них найдется немереное количество разных железок. Не сможем же мы обыскивать каждого из них. Во-первых, это займет уйму времени, а во-вторых, в ходе этой процедуры мои сотрудники обязательно подхватят какую-нибудь заразу. Ну а перчатки в данном случае можно было бы принять за оскорбление. Теперь надо признать, что наши преступники могут запросто затесаться в компанию этих нищих, да так, что мы уже не сможем ни сразу распознать их, ни помешать им привести в исполнение свой план.

– Ну и каким образом вас выручит то обстоятельство, что вы перенесете мероприятие на улицу?

– Там имеется небольшой дворик. Мы поставим раздаточные столы в длинную линию под прямым углом к стене здания. Еда будет подаваться через окно. За столами также есть стена. Вот там, спиной к ней, и будут стоять Армстронг, его супруга и четверо агентов. Гости начнут проходить слева, минуя цепочку моих сотрудников. Затем они получают свою порцию, удаляются в зал, там устраиваются за столами и спокойно едят. Кстати, телевизионщикам это тоже понравится. Они всегда любят снимать такие мероприятия на свежем воздухе. Движение будет строго организованным: слева направо, вдоль раздаточного стола. Армстронг кладет им на тарелку по куску индейки, его жена – гарнир. Гости благопристойно проходят дальше, внутрь помещения, садятся и принимаются за еду. По-моему, это довольно легко себе представить.

Фролих немного помолчала и продолжила:

– Несмотря на то, что мы ждем большое количество гостей, безопасность обеспечивается надежно. Никто не вынет оружия до того, как приблизится к Армстронгу, поскольку придется передвигаться вдоль цепочки агентов вплоть до того момента, пока не окажешься непосредственно перед вице-президентом. Ну а если они задумали совершить покушение именно на этом этапе, рядом будут мои агенты.

– А что дальше? – поинтересовался Стивесант.

– Шансы им остаются минимальные. С трех сторон нас окружают стены. Правда, с четвертой двор все же открыт. Прямо через улицу расположен квартал пятиэтажных строений. В основном, это старые склады. Окна в них заколочены досками, что тоже нам на руку. Тем не менее, мы поместим агента на каждую крышу. Наверное, нам временно придется забыть про дефицит бюджета.

Стивесант понимающе кивнул:

– Это мы можем себе позволить. Такой план мне нравится.

– И погода сегодня нам тоже благоприятствует, – добавила Фролих.

– И это нормальное изменение распорядка? – удивился Бэннон. – Я хочу сказать, разве Секретная служба имеет право на подобные вольности?

– Я не хочу ничего комментировать, – заявила Фролих. – Секретная служба не обсуждает такие вопросы.

– Но мы теперь будем действовать как одно целое, – возразил Бэннон. – Почему вы не хотите мне ответить?

– Ему можно рассказать, – кивнул Стивесант. – Мы действительно увязли вместе.

Фролих неопределенно пожала плечами:

– Хорошо. Я полагаю, такие изменения время от времени проводятся нашей службой. Правда, в таком месте у нас не слишком много вариантов, чтобы фантазировать и выбирать оптимальный. А почему это вас заинтересовало?

– Потому что мы сами долго думали над этим вопросом, – пояснил Бэннон. – Очень долго.

– И что же? – осведомился Стивесант.

– Мы искали некие специфические факторы. Все это, если не ошибаюсь, началось семнадцать дней назад, верно?

Стивесант кивнул.

– Первый вопрос: кому от этого стало хуже? Второй: вспомните об убийствах в Колорадо и Миннесоте. Каким образом вы были оповещены о случившемся? Третий: какое оружие использует преступник? И четвертый: каким образом получилось так, что последнее послание подбросили в прихожую мисс Фролих?

71
{"b":"5618","o":1}