ЛитМир - Электронная Библиотека

– Получается, что преступники ехали на машине?

Бэннон кивнул.

– Но дело в том, что от Бисмарка до Вашингтона более тысячи трехсот миль. Это равняется более чем двадцати часам езды на автомобиле, как минимум, даже если представить себе, что водитель будет гнать машину как ненормальный. Иначе ему не позволят это сделать временны́е рамки. Итак, у нас получается, что данная винтовка не находилась в Бисмарке. Ее привезли непосредственно из Миннесоты, которая находится от столицы на расстоянии в тысячу сто миль, но у вас есть двое суток, чтобы проехать это расстояние и, как говорится, с этим могла бы справиться и ваша бабушка.

– Моя бабушка не умела водить машину, – отрезал Ричер. – Выходит, вы все еще считаете, что преступников было трое?

Но Бэннон отрицательно покачал головой.

– Нет, если хорошенько подумать, мы все равно придерживаемся теории, что их двое. В этом случае у нас все складывается гораздо лучше. Мы полагаем, что преступная группа разделилась, и во вторник один человек поехал в Миннесоту, а другой – в Колорадо. После этого они соединились не сразу. Там, в Бисмарке, злоумышленник, который выдавал себя за полицейского, был у церкви один. Мы даже подозреваем, что у него при себе имелся только автомат. И в этом есть смысл: ведь он знал, что, как только мы обнаружим винтовку-приманку, Армстронга тут же облепят со всех сторон агенты и телохранители. А всем известно, что против группы людей лучше использовать автомат, нежели обычную винтовку. Особенно, когда речь идет о «Хеклер и Кох МР5». Наши специалисты утверждают, что это оружие столь же меткое, как винтовка, если стрелять с расстояния в сотню ярдов, но только гораздо мощней. Если учесть, что при нем был еще и рожок на тридцать патронов, то можно предположить, что преступник прострелил бы всех шестерых агентов и в любом случае попал бы в Армстронга.

– Тогда зачем же второму понадобилось ехать в Бисмарк, если бы он знал, что его приятель справится и в одиночку? – поинтересовался Стивесант.

– Да все потому, что это ваши люди, – усталым голосом сообщил Бэннон. – Они профессионалы и рассуждают реалистически. Им известны все подводные камни. Они понимали, что не могут гарантировать стопроцентный успех в любом из тех мест, где должен появиться Армстронг. Поэтому, хорошенько изучив расписание встреч вице-президента, они торопились в каждом отдельном случае подстраховать друг друга.

Стивесант промолчал.

– Но вчера они были вместе, – заметил Ричер. – Вы утверждаете, что первый преступник привез сюда «вайме», а я сам видел того парня из Бисмарка на крыше склада.

Бэннон кивнул.

– Им больше не нужно было спешить и страховать друг друга. Они прекрасно понимали, что вчера у них оставался единственный реальный шанс убить Армстронга. Скорее всего, тот парень из Бисмарка прилетел к нам коммерческим рейсом сразу после того, как вы сами вернулись сюда на самолете военно-воздушных сил Америки.

– Но где же тогда «Хеклер и Кох»? Судя по вашим словам, преступник должен был оставить оружие в Бисмарке, где-то между церковью и аэропортом. Вы его уже нашли?

– Нет, – нахмурился Бэннон. – Ищем до сих пор.

– А что это за подозрительный парень, о котором нам сообщили полицейские в Бисмарке?

– Мы не принимаем его в расчет. Скорее всего, это просто какое-то гражданское лицо.

Но Ричер недовольно покачал головой.

– Тогда получается, что преступник в одиночку сначала припрятал фальшивую винтовку, а потом сам вместе со своим автоматом добрался до церкви?

– А почему бы и нет?

– Вам лично никогда не приходилось маскироваться с тем, чтобы выжидать жертву?

– Нет, – признался Бэннон.

– А мне случалось. И это дело серьезное. Вам при этом нужно чувствовать себя удобно и расслабленно, но постоянно быть начеку. Вы приезжаете на место заранее, не спеша устраиваетесь, еще раз проверяете скорость и направление ветра, расстояние до потенциальной цели, угол подъема или наклона, рассчитываете примерную траекторию движения пули. Ваше дыхание замедляется, сердцебиение – тоже. И знаете, о чем вы мечтаете в этот момент? Что становится для вас самым главным?

– Что же?

– Чтобы тот, кому вы доверяете, приглядывал за вашим тылом. Вы концентрируете внимание на том, что находится впереди вас, а потому через некоторое время начинаете ощущать неприятное чувство позади себя. Так вот, если эти ребята настоящие профессионалы, как вы утверждаете, ни за что на свете никто из них не стал бы действовать у церкви в одиночку.

Бэннон промолчал.

– А ведь он прав, – согласилась Нигли. – Мне кажется, что тот парень, который шатался по округе, и был товарищем преступника, прогуливавшимся после того, как подбросил фальшивую винтовку. Он как раз успел отойти от забора, но все равно привлек внимание полицейских. А стрелок уже находился в церкви и ждал, когда появится его напарник.

– И тут появляется еще один вопрос, – вставил Ричер. – Кто же именно в это время мчался из Миннесоты сюда?

Бэннон пожал плечами.

– Хорошо, – согласился он. – Значит, преступников все же трое.

– И все они – наши люди? – уже почти с полным безразличием поинтересовался Стивесант.

– А почему бы и нет? – отозвался Бэннон.

Но Ричер только печально покачал головой.

– Да вы, кажется, просто одержимы этой идеей. В таком случае, почему вам не арестовать всех тех, кто когда-то работал в Секретной службе? Среди них наверняка окажутся еще и те столетние старики, которые трудились здесь при Рузвельте, во время его первого президентского срока.

– И все же мы придерживаемся своей теории, – упорствовал Бэннон.

– Прекрасно, – подытожил Ричер. – Значит, свою я могу развивать отдельно.

– Я предупреждал вас относительно линчевания, причем уже дважды.

– Я все это слышал и хорошо запомнил.

В комнате стало тихо. Затем выражение лица Бэннона чуть смягчилось: он посмотрел на пустующее кресло, предназначавшееся для Фролих.

– Даже если бы я полностью понимал ваши мотивы и встал на вашу сторону, – добавил он.

Ричер упрямо смотрел перед собой.

– Работают два преступника, а не три, – твердо заявил он. – Я согласен с вами, что так даже легче рассуждать. А еще легче было бы, если бы этот негодяй действовал в одиночку. Только на практике происходит все по-другому, поэтому мы будем считать, что преступников двое. Но только не трое. Наличие третьего участника преступной группы в тысячу раз увеличило бы риск.

– Так что же случилось с винтовкой?

– Скорее всего, они отправили ее посылкой, – ответил Ричер. – Через «Фед-Экс» или Единую посылочную службу, а может быть, просто курьером. Не исключено, что и почтовой службой США. Наверное, они упаковали ее вместе с пилами, молотками и прочими инструментами, заявив в конторе, что отправляют образцы своей продукции какой-нибудь строительной фирме. Ну, такую сказку они могли легко сочинить. И поставить адрес мотеля, где посылку якобы будет ожидать представитель фирмы. Во всяком случае, я поступил бы именно так.

Бэннон смутился и ничего ему не ответил. Он просто поднялся со своего места и молча вышел из комнаты. Дверь за ним закрылась с тихим щелчком. Наступила долгая пауза. Стивесант продолжал сидеть на своем стуле, но было заметно, что он нервничает.

– Нам нужно поговорить, – наконец начал он.

– Вы нас увольняете, – помогла ему Нигли.

Босс кивнул и, сунув руку во внутренний карман пиджака, достал оттуда два тонких белых конверта.

– Это дело перестало быть внутренним и теперь касается не только Секретной службы, – пояснил он. – Вы сами отлично понимаете это.

– Но и вы сознаете, что Бэннон ищет преступников совсем не в том месте, где следовало бы.

– Надеюсь, что он сам поймет свою ошибку, – вздохнул Стивесант. – И тогда, возможно, станет искать там, где нужно. А пока что мы сосредоточим усилия на задаче, как лучше защитить Армстронга, начиная с того безумия, на которое он отправляется в Вайоминг. Вот этим мы и займемся. Впрочем, больше мы все равно ничего не сможем сделать. Мы выбираем оборонительную позицию. И у нас нет законного основания, чтобы нанимать посторонних людей для проведения профилактических действий.

95
{"b":"5618","o":1}