1
2
3
...
96
97
98
...
116

– Я даже не знаю, правы вы или нет, – продолжал босс, – я имею в виду насчет Вайоминга. Мы со своей стороны пошлем туда троих телохранителей, а также будем рассчитывать на поддержку местной полиции. Это не слишком надежная охрана, если там действительно случится нечто серьезное.

Он передал им конверты через стол.

– Внизу вас ждет машина. Вас довезут до Джорджтауна, и после этого вы можете считать себя полностью свободными.

Ричер и Нигли спустились вниз на лифте, и Джек, очутившись на первом этаже, сразу же свернул в главный вестибюль. Здесь было тихо и пустынно, а от шагов по холодному мрамору разносилось эхо. Джек остановился возле выступающих из стены панелей, выполненных в виде свитков с именами погибших сотрудников Министерства, и еще раз взглянул туда, где были выбиты имя и фамилия его брата. Затем скользнул взглядом на то место, где пока что оставалось пустое пространство, но где очень скоро должно было появиться имя Фролих. После этого он отвернулся и зашагал к Нигли. Они прошли через маленькую дверь с окошечком из армированного стекла и, очутившись в гараже, сразу же обнаружили свою машину.

* * *

Белый тент-переход все еще стоял на тротуаре перед домом Армстронга. Водитель остановил машину так, что вход в тент очутился как раз напротив задней дверцы автомобиля, и что-то проговорил в микрофон, прикрепленный к запястью. Через мгновение дверь в доме вице-президента раскрылась и оттуда вышли трое агентов. Один из них пробрался через холщовый тент и открыл дверцу машины. Первым оттуда вышел Ричер, за ним выскользнула Нигли. Агент закрыл за ними дверцу и остался на тротуаре. Машина уехала. Второй агент жестом дал понять, что Джек и Нигли должны еще некоторое время оставаться на месте, поскольку телохранители обязаны их обыскать. Джек и Нигли повиновались, застыв внутри холщового полумрака перехода. Нигли напряглась, пока руки незнакомого мужчины легкими движениями обыскивали ее. Однако агенту нужно отдать должное. Как истинный профессионал, он почти не притрагивался к ее телу. И, кстати, керамический нож Ричера, спрятанный в носке, остался незамеченным.

После этого агенты провели гостей в прихожую в доме Армстронга и закрыли за ними дверь. Изнутри жилище вице-президента оказалось просторней, чем выглядело снаружи. Это было довольно внушительное здание. Создавалось впечатление, что оно простояло здесь сотню лет и могло служить людям, по крайней мере, еще столько же.

В коридоре, оклеенном полосатыми обоями, повсюду стояли антикварные статуэтки, а на стенах висели такие же древние картины в деревянных рамах. На полах от стены до стены лежали толстые ковры. В углу коридора уже стоял собранный и готовый в дорогу саквояж. Видимо, с ним и собирался лететь в Орегон Армстронг.

– Прошу сюда, – пригласил пройти гостей один из телохранителей.

Они двинулись вперед, поднялись по короткой лесенке и очутились в кухне, одновременно выполнявшей функции столовой. Это помещение могло бы прекрасно смотреться и в загородном доме: сплошь обитое сосновыми досками, с большим столом в одном конце и кухонной утварью – в противоположном. Здесь пахло свежесваренным кофе. Супруги Армстронг сидели за столом с большими чашками ароматного напитка. Перед ними лежали четыре разных газеты. Миссис Армстронг была одета в спортивный костюм. При этом лицо ее так вспотело, словно она только что вышла из тренажерного зала, возможно, расположенного в подвале дома. Похоже, она не собиралась лететь в Орегон вместе с мужем. На ней не было никакого макияжа, а сама женщина выглядела уставшей и чем-то расстроенной, словно события Дня Благодарения коренным образом изменили ее мировоззрение. Сам Армстронг выглядел спокойным, был одет по-домашнему: без галстука, в свежей рубашке и куртке с закатанными по локоть рукавами. Вице-президент изучал передовицы свежих газет – «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост».

– Кофе? – предложила миссис Армстронг.

Ричер кивнул. Женщина встала, прошла к тому месту, где находилась посуда и, сняв с крючков две чашки, наполнила их горячим напитком, после чего вернулась к гостям, неся по кружке кофе в каждой руке. Ричер не смог определить, можно ли было бы назвать миссис Армстронг высокой или нет. Она была одной из тех женщин, которые казались высокими на каблуках и низкими – в домашних тапочках. Она передала чашки гостям без излишних церемоний, а в это время Армстронг наконец оторвался от газет.

– Мы узнали о несчастье, которое случилось с вашей матерью, – произнесла Нигли. – Поверьте, нам было очень жаль слышать об этом.

Армстронг понимающе кивнул.

– Мистер Стивесант предупредил меня, что у вас имеется ко мне приватная беседа.

– Именно так, – подтвердил Ричер.

– Может ли при этом присутствовать моя супруга?

– Все зависит от того, какой смысл вы вкладываете в понятие «приватная беседа».

Миссис Армстронг взглянула на мужа.

– Ну, ты сможешь рассказать мне о вашем разговоре позже, перед тем как уедешь. Если, конечно, посчитаешь это необходимым.

Армстронг снова кивнул и начал демонстративно складывать газеты. Потом он поднялся, подошел к кофеварке и еще раз наполнил чашку.

– Пойдемте, – предложил вице-президент.

Они вернулись в коридор с лесенкой, свернули и очутились в боковой комнате. Два телохранителя остались снаружи по обеим сторонам двери. Армстронг окинул их извиняющимся взглядом и закрыл дверь. Комната служила кабинетом, хотя больше напоминала помещение для отдыха. В центре стоял огромный старинный письменный стол, на котором, правда, не обнаружилось даже компьютера. Массивные кресла, обитые кожей, красивые книги на полках, предназначенные, видимо, для того, чтобы любоваться их богатыми переплетами. На полу раскинулся персидский ковер ручной работы, стены обиты деревянными панелями. В комнате приятно пахло свежестью, исходящей из невидимого устройства, дезодорирующего воздух. В глаза бросалась большая фотография на стене, изображавшая существо неопределенного пола, стоящее на громадной льдине. Человек на снимке был одет в длинный пуховик с капюшоном и толстые варежки, доходящие ему до локтей. Меховая опушка капюшона наполовину скрывала лицо неизвестного и, кроме того, оно все равно пряталось за лыжную маску и большие солнцезащитные очки. Одна рука этого непонятного существа была поднята в приветствии.

– Это наша дочь, – пояснил Армстронг. – Мы с женой попросили ее прислать нам фотографию, потому что очень скучаем без нее, и вот что дочура нам передала. Ей не откажешь в чувстве юмора.

Он уселся за письменный стол, а Ричер и Нигли устроились рядом в креслах.

– Мне кажется, что разговор действительно предстоит весьма конфиденциальный, – насторожился Армстронг.

Ричер кивнул:

– И в конце нашей беседы, я чувствую, мы все сойдемся на том, что она и должна будет остаться строго конфиденциальной.

– Что же вы такое задумали рассказать мне?

– Мистер Стивесант сообщил нам о неких незыблемых правилах, перед тем как допустил сюда, – заговорил Джек. – Я начну с того, что сразу же нарушу хотя бы одно из них. Дело в том, что Секретная служба перехватила шесть угрожающих посланий против вас. Первое письмо пришло с почтой восемнадцать дней назад. Еще два аналогичных также были доставлены с почтой, а три поступили через курьеров.

Армстронг молчал.

– Похоже, вас это не удивляет, – заметил Джек.

Армстронг неопределенно пожал плечами.

– Политика – дело настолько сложное, что приходится переставать удивляться чему бы то ни было.

– Наверное, вы правы, – тактично согласился Ричер. – И в конце всех шести посланий вместо подписи стоял отпечаток большого пальца. Мы выяснили, кому он принадлежит. Его владельцем оказался старик из Калифорнии. Преступники отрезали ему палец, забрали с собой и использовали в качестве своеобразного штампа.

Армстронг снова ничего ему не ответил.

– Второе письмо нашли на письменном столе в кабинете Стивесанта. Через некоторое время нам удалось выяснить, что туда его подбросил один из служащих Секретной службы – некий сотрудник из технического персонала по фамилии Нендик. Неизвестные похитили у него жену, чем вынудили Нендика совершить данный проступок. Он был настолько перепуган, что сболтнет лишнее на допросе и его жену убьют, что перестал реагировать на действительность адекватно и впал в кому. Правда, как мы полагаем, его супруга была мертва уже задолго до этого эпизода.

97
{"b":"5618","o":1}