ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Minne, или Память по-шведски. Методика знаменитого тренера по развитию памяти
Одно идеальное лето
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Метро 2033: Логово
Она всегда с тобой
Хочу женщину в Ницце
Изумрудный атлас. Книга расплаты
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Все наши ложные «сегодня»

Мальчишка несколько раз обошел вокруг грузовика. Я лежал, слушая звук его шагов. Он снова проверил «Кадиллак». Затем вернулся в домик. Хлопнула входная дверь. Свет погас. Желтый квадрат исчез.

Я выждал еще пять минут. Просто лежал на крыше, не шелохнувшись. Затем я подтянулся на локтях. Протянул руку к вырезу, который только что проделал. Оттянул пластик вниз, сжимая его пальцами. Подполз и заглянул в щель.

В кузове было пусто. Совершенно пусто. Абсолютно ничего.

Глава 24

Обратно до Маргрейва было четыреста миль. Я очень торопился. Мне нужно было встретиться с Финлеем и изложить ему новую версию. Я воткнул свой старый «Кадиллак» рядом с новеньким «Кадиллаком» Тила. Зашел в участок и кивнул дежурному. Тот кивнул в ответ.

— Финлей здесь? — спросил я.

— Он в кабинете. У него мэр.

Пробежав через дежурное помещение, я заскочил в кабинет, отделанный красным деревом. Там были Финлей и Тил. У Финлея имелись для меня плохие новости. Я определил это по его поникшим плечам. Тил удивленно посмотрел на меня.

— Вы вернулись в армию, мистер Ричер?

Я не сразу понял, что он имел в виду. Тил говорил про мой камуфляжный наряд. Я смерил его взглядом. Сам он был в блестящем сером костюме с шитьем. Галстук-шнурок с серебряной заколкой.

— Не тебе учить меня, во что одеваться, осел!

Тил изумленно посмотрел на себя. Смахнул несуществующую соринку. Злобно сверкнул глазами на меня.

— За такие выражения я могу вас арестовать, — заявил он.

— А я могу оторвать тебе голову, — огрызнулся я. — И засунуть ее в твою волосатую задницу.

Мы бесконечно долго сверлили друг друга взглядами. Тил стиснул свою тяжелую палку, словно собираясь ударить меня.

Я видел, как напряглись его пальцы, как он украдкой посмотрел на мою голову. Но, в конце концов, Тил просто вышел из кабинета и захлопнул за собой дверь. Приоткрыв ее, я выглянул. Тил снял трубку телефона в дежурном помещении. Он собирался позвонить Клинеру. Пожаловаться на меня и спросить, что делать дальше. Закрыв дверь, я повернулся к Финлею.

— Что случилось?

— Серьезные неприятности, — сказал он. — Но сначала скажи, ты заглянул в грузовик?

— Сейчас мы к этому подойдем. Что у тебя?

— Ты хочешь услышать сначала маленькую неприятность или большую?

— Сначала маленькую, — сказал я.

— Пикард задержал Роско еще на день. Положение безвыходное.

— Черт, — выругался я. — Мне хотелось с ней увидеться. Как она к этому отнеслась?

— Если верить Пикарду, с радостью.

— Черт, — снова выругался я. — А что за крупная неприятность?

— Кто-то нас опередил, — прошептал Финлей.

— Опередил? — повторил я. — Что ты хочешь сказать?

— Помнишь список твоего брата? Инициалы и приписку относительно гаража Шермана Столлера? Во-первых, сегодня утром пришел телекс от полиции Атланты. Ночью сгорел дом Столлера. Тот самый, на поле для гольфа, куда ходили вы с Роско. Сгорел дотла, вместе с гаражом. Поджог. Кто-то облил все вокруг бензином.

— Господи, — ахнул я. — А что с. Джуди?

— По словам соседей, она дала деру во вторник вечером. Сразу после вашего визита. И с тех пор не возвращалась. Дом был пуст.

Я кивнул.

— Джуди женщина умная. Но из этого вовсе не следует, что нас опередили. Мы уже побывали в гараже. Если кто-то и пытался замести следы, он опоздал. Заметать уже было нечего, так?

— Ну, а инициалы? — продолжал Финлей. — Университеты? Сегодня утром я установил того человека из Принстона. У. Б. — Уолтер Бартоломью. Профессор. Его убили сегодня ночью, рядом со своим домом.

— Черт, — бросил я. — Как?

— Пырнули ножом. Полиция Нью-Джерси полагает, это дело рук уличных грабителей. Но мы-то знаем, что это не так.

— А хороших новостей больше нет? — спросил я.

Финлей покачал головой.

— Дальше только хуже. Этот Бартоломью что-то знал. Но с ним расправились до того, как он успел переговорить с нами. Нас опередили, Ричер.

— Он что-то знал? — спросил я. — Что именно?

— Понятия не имею. Когда я набрал тот номер, мне ответил какой-то аспирант, помогавший Бартоломью. По его словам, Бартоломью был на подъеме, вчера вечером задержался допоздна на работе. В последнее время этот помощник доставал ему самые разные материалы из архивов. Бартоломью над ними работал. Перед уходом он собрал вещи, послал по электронной почте сообщение на компьютер твоего брата и отправился домой. Убийца его подкараулил, и все.

— Что говорится в сообщении, отправленном Джо?

— В нем предлагается сегодня утром ждать звонка, — сказал Финлей. — Как сказал аспирант, похоже, что Бартоломью наткнулся на что-то важное.

— Черт, — в который раз выругался я. — А что насчет нью-йоркских инициалов? К. К.?

— Пока не знаю, — ответил Финлей. — Полагаю, это еще один профессор. Боюсь, как бы с ним тоже не расправились.

— Хорошо, — сказал я. — Я лечу в Нью-Йорк, чтобы его найти.

— К чему такая спешка? Что случилось с грузовиком?

— Ничего кроме одной мелочи: он оказался пуст.

В кабинете воцарилась тишина.

— Он возвращался назад пустым? — наконец спросил Финлей.

— Позвонив тебе, я сразу заглянул в кузов. Грузовик был пуст. Совершенно пуст. В нем не было ничего кроме свежего воздуха.

— Господи, — пробормотал Финлей.

Он был в растерянности, не мог поверить услышанному. Ему так понравилась теория Роско. Он ее поздравил. Пожал ей руку. Канделябр. Теория была хорошей. Настолько хорошей, что Финлей не мог поверить в то, что она ошибочна.

— Этого не может быть, — сказал он. — Мы были правы. Это же так логично. Вспомни, что говорила Роско. Вспомни карту. Вспомни цифры Грея. Все сходится. Это же очевидно, я это чувствую. Это транспортный поток. Иначе быть не может. Я уже столько раз проходил через это.

— Роско была права, — согласился я. — И то, что ты только что сказал, тоже справедливо. Подсвечник с вершиной в Маргрейве. Это транспортный поток. Мы ошиблись только в одной мелочи.

— В какой?

— Мы неправильно определили направление, — сказал я. — Мы получили все задом наперед. Поток идет в противоположном направлении. Та же самая ветвящаяся диаграмма, но только поток не вытекает из Маргрейва, а вливается в него.

Финлей кивнул. Он все понял.

— Значит, здесь не загружают товар, — сказал он. — Здесь его выгружают. Преступники не сбывают запасы. Они наоборот накапливают их. Здесь, в Маргрейве. Но запасы чего? Ты уверен, что деньги не печатаются где-то в другом месте, а потом свозятся сюда?

Я покачал головой.

— Это невозможно. Молли твердо заявила, что в Штатах фальшивые деньги не печатают. Джо положил этому конец.

— Так что же свозят сюда? — спросил Финлей.

— Это нам предстоит выяснить. Известно лишь, что общий объем около тонны в неделю. И это поставляется в ящиках из-под кондиционеров.

— Вот как? — удивился Финлей.

— Вот что изменилось в прошлом году, — сказал я. — До прошлого сентября товар тайно вывозился из страны. Именно этим занимался Шерман Столлер. Экспорт кондиционеров не был прикрытием. В этом и состояла сама операция. Клинер вывозил из Штатов что-то, запрятанное в ящики из-под кондиционеров. Шерман Столлер возил их во Флориду, где они перегружались на судно. Вот почему он так разнервничался, когда его остановили за превышение скорости. Вот почему к нему среди ночи прибежал на помощь дорогой адвокат. Не потому, что Столлер торопился загрузить товар. Он торопился его выгрузить. А полиция Джексонвилля целых пятьдесят пять минут крутилась рядом с машиной, доверху набитой грузом.

— Но каким грузом? — вздохнул Финлей.

— Не знаю, — сказал я. — Полицейские не сочли нужным проверить. Увидев запечатанные коробки с кондиционерами, совершенно новыми, с серийными номерами и клеймом, они решили, что все в порядке. Ящики из-под кондиционеров — чертовски хорошее прикрытие. Тот самый товар, который везут на юг. Ни у кого не вызовет подозрений партия новых кондиционеров, направляющаяся на юг, ведь так?

70
{"b":"5620","o":1}