ЛитМир - Электронная Библиотека

Я смотрел ему прямо в глаза. Клинеру хотелось поднять ружье и разнести меня в облако кровавой росы, но он не мог. Потому что я был нужен ему, чтобы вернуть Хаббла. Внутри у него все бурлило. Ему хотелось пристрелить меня на месте. Но сорок тонн денег были для него важнее собственного сына.

Я смотрел в эти немигающие мертвые глаза.

— Где твой сын, Клинер? — тихо произнес я.

В кабинете воцарилась мертвая тишина.

— Уберите его отсюда, — наконец сказал Клинер. — Ричер, если ты через минуту не выйдешь отсюда, я пристрелю этого полицейского.

Я встал. Окинул взглядом всех присутствующих. Кивнул Финлею. Направился к выходу. Пикард последовал за мной, бесшумно затворив дверь.

Глава 30

Мы с Пикардом прошли через дежурное помещение. Там никого не было. Тишина. Сержант исчез. Должно быть, Тил его куда-то отослал. Кофеварка была включена. Я уловил запах кофе. Бросил взгляд на стол Роско. На доску объявлений, отображавшую ход расследования убийства Моррисонов. На ней по-прежнему ничего не было. Никакого прогресса. Я обогнул стол. Распахнул тяжелые стеклянные двери. Шагнул на яркий солнечный свет.

Пикард указал коротким стволом своего револьвера, чтобы я садился за руль «Бентли». Я не стал с ним спорить. Молча направился к машине. Еще никогда в жизни я не был так близок к панике. Мое сердце бешено колотилось, я дышал часто и неглубоко. Я с усилием переставлял ноги, употребляя всю до последней унции волю, чтобы держать себя в руках. Я говорил себе, что к тому времени, как мы подойдем к машине, у меня должен быть план, что делать дальше.

Я сел в «Бентли» и поехал к ресторану Ино. Из кармашка на сидении достал карту. Прошел по залитой солнцем стоянке и вошел в ресторан. Устроился в пустой кабинке. Заказал кофе и яичницу.

Я беззвучно орал на себя, приказывая вспомнить все то, чему выучился за тринадцать жестоких лет. Чем меньше времени, тем спокойнее надо себя вести. Если у тебя есть возможность сделать лишь один выстрел, надо обязательно добиться того, чтобы он попал в цель. Нельзя позволить себе допустить промах только потому, что в твоем плане были какие-то просчеты. Или потому, что в последние предрассветные часы у тебя в крови кончился сахар, и ты почувствовал слабость и головокружение. Поэтому я заставил себя съесть яичницу и выпил кофе. Затем я отодвинул пустую кружку и тарелку, развернул на столе карту. Всмотрелся в нее, ища Хаббла. Он может быть где угодно. Но я должен его найти. И я могу сделать только один выстрел. Я не могу метаться из одного места в другое. Я должен найти Хаббла в своей голове. Тут главное думать. Я должен сначала найти Хаббла в своей голове, а затем отправиться прямо к нему. Поэтому я склонился над столом. Уставился на карту. Долго смотрел на нее.

Я изучал карту почти целый час. Наконец я ее свернул. При этом незаметно захватил с тарелки нож и вилку. Убрал их в карман брюк. Оглянулся. Ко мне подошла официантка. Та, что в очках.

— Собираетесь в дальнюю дорогу, красавчик? — спросила она.

Я посмотрел на нее. Увидел свое отражение в очках. Увидел массивную тушу Пикарда за спиной. Буквально почувствовал, как его рука стискивает рукоятку револьвера. Я кивнул.

— Именно так. Меня ждет чертовски увлекательное путешествие. Такое, какое я запомню на всю жизнь.

Официантка не сразу нашлась, что сказать на это.

— Все равно, будьте осторожны, хорошо?

Я встал, оставив на столе одну из сотен Чарли. Быть может настоящую, быть может, нет. Все равно потратить ее можно. И мне хотелось дать девушке хорошие чаевые. Ино получал по грязной тысяче в неделю, но я понятия не имел, делится ли он со своими работниками. Судя по тому, что я видел, не очень.

— До встречи, мистер, — сказала официантка в очках.

— Быть может, мы еще и увидимся.

Пикард подтолкнул меня к двери. Было четыре часа. Я прошел к «Бентли». Пикард следовал за мной, не вынимая руку из кармана. Я сел за руль и завел двигатель. Выехал со стоянки и повернул на север. Промчался четырнадцать миль по шоссе за двенадцать минут.

Пикард заставил меня поехать в «Бентли», а не в своем седане. На то у него были причины. Дело было не только в том, что он хотел большего простора для своих ног. «Бентли» — машина очень приметная. Это должно было стать дополнительной страховкой. Взглянув в зеркало заднего вида, я увидел неприметный седан, ярдах в ста позади. В нем двое. Я пожал плечами. Сбавил скорость и посмотрел налево на склады у развилки. Развернулся и выехал на автостраду. Помчался вперед. Времени оставалось очень мало.

Автострада привела нас к развязке на юго-восточной окраине Атланты. Покружив, я выехал на шоссе И-20 и поехал на восток, никуда не сворачивая, миля за милей, с двумя парнями в неприметном седане в ста ярдах позади.

— Так где же он? — спросил Пикард.

Он заговорил впервые с того момента, как мы вышли из полицейского участка. Посмотрев на него, я пожал плечами.

— Понятия не имею. Единственное, что могу предложить, — отыскать его приятеля в Огасте.

— Что это за приятель?

— Некий Леннон.

— В Огасте? — переспросил Пикард.

— В Огасте, — подтвердил я. — Именно туда мы и направляемся.

Пикард проворчал что-то нечленораздельное. Мы ехали дальше. Седан не отставал.

— И что это за тип из Огасты? — спросил Пикард. — Этот Леннон?

— Я же сказал — приятель Хаббла.

— У Хаббла нет знакомых в Огасте. Неужели ты думаешь, что мы это не проверили?

Я пожал плечами. Ничего не ответил.

— Дружище, не вздумай водить меня за нос, — угрожающе произнес Пикард. — Клинеру это не понравится. И для твоей женщины так будет хуже. Жестокость у старика через край бьет. Поверь мне, я видел его в деле.

— Когда, например?

— Не раз. Например, в среду, в аэропорту. Молли-Бет. Например, в воскресенье. Дома у Моррисонов.

— Клинер там был?

— Он получил огромное наслаждение, — подтвердил Пикард. — И он, и его чертов сын. Ты оказал миру большую услугу, избавив его от этого психопата. Ты бы его видел в воскресенье. Мы устроили нашим двоим фараонам выходной. Нехорошо заставлять их потрошить собственного начальника. Вместо них пришли мы с Клинером. Старик наслаждался каждым мгновением происходящего. Как я уже сказал, жестокость через край бьет. Так что ты постарайся сделать так, чтобы я позвонил вовремя, а то твою подружку будут ждать большие неприятности.

Какое-то время я молчал. Я встретил мальчишку Клинера в воскресенье. Он забирал свою мачеху из кафе. Около половины одиннадцатого. Он тогда таращился на меня. Мальчишка как раз закончил потрошить Моррисонов.

— Это старик Клинер убил моего брата? — наконец спросил я.

— В четверг ночью? Разумеется. 22-й калибр с глушителем, его любимое оружие.

— А затем мальчишка пинал его ногами?

Пикард пожал плечами.

— Он словно обезумел. У него не все дома.

— А Моррисон должен был замести следы?

— Должен был, — проворчал Пикард. — Этот осел должен был сжечь трупы в машине. Но он не смог найти Столлера. Поэтому оставил оба трупа на месте.

— А Клинер убил восьмерых в Луизиане, так? — снова спросил я.

Пикард рассмеялся.

— Восемь — это только те, о которых узнали. Осел Спиренца целый год шел по следам Клинера. Искал выплаты наемному убийце. А никакого наемного убийцы не было. Клинер занимался этим сам. Что-то вроде хобби, понятно?

— Ты уже тогда был знаком с ним?

— Я знаю Клинера с незапамятных времен. Добился того, что меня назначили от Бюро поддерживать контакты со Спиренцой. И замял все результаты расследования.

Мы молча проехали еще мили две. Двое парней в неприметном седане держались в сотне ярдов за «Бентли». Вдруг Пикард повернулся ко мне.

— Этот тип Леннон, он еще одна ищейка из казначейства, работающая на твоего брата, так?

— Это приятель Хаббла, — поправил я.

— Черта с два! Мы проверили, у него нет друзей в Огасте. Проклятие, у него вообще нет друзей. Хаббл считал своим другом Клинера — ведь тот дал ему работу.

85
{"b":"5620","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
День Нордейла
Спасенная горцем
Сад бабочек
Наказать и дать умереть
Всё, о чем мечтала
Академия магии при Храме всех богов. Наследница Тумана
Что скрывают красные маки
Да будет воля моя