Содержание  
A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
118

Пендергаст говорил все это монотонно, словно комментировал открывающуюся перед его внутренним взором картину.

– С тысяча восемьсот семьдесят второго по тысяча восемьсот восемьдесят первый год он для своих целей использовал Кабинет диковин Шоттама. Девять лет. Тридцать шесть жертв, о которых нам известно. Однако не исключено, что их было значительно больше. От остальных тел Ленг избавился каким-то иным способом. Как вы знаете, в то время ходили слухи о том, что в Кабинете Шоттама исчезали люди. Это, вне сомнения, существенно повышало популярность заведения.

Нора невольно содрогнулась.

– Затем он убил Шоттама и сжег Кабинет. Причина этого нам известна. Шоттам догадался, что происходит в его доме. Об этом сказано в его письме к Макфаддену. Но это письмо и меня в некотором роде ввело в заблуждение. – Пендергаст замолчал, несколько раз глубоко вздохнул и продолжил: – Ленг убил бы Шоттама в любом случае. Дело в том, что первая фаза его работы была завершена.

– Первая фаза?

– Он достиг цели, которую перед собой поставил. Разработал и усовершенствовал нужную формулу.

– Неужели вы серьезно полагаете, что он сумел продлить свою жизнь?

– Во всяком случае, сам он в этом не сомневался. Ленг счел, что фаза экспериментов подошла к концу и пора приступать к производству. Для этого, конечно, потребуется новый живой материал, однако не в таком количестве, как прежде. Кабинет с его большим числом посетителей стал не нужен. Более того, он становился обузой. Чтобы начать производство, Ленг должен был замести все старые следы.

Пендергаст помолчал немного, а затем продолжил:

– За год до пожара Ленг предложил свои услуги двум расположенным в этой округе работным домам – «Промышленному дому у Пяти углов» и «Убежищу для девушек». Оба дома были соединены между собой подземными ходами, которыми в девятнадцатом веке была пронизана вся территория Пяти углов. Во времена Ленга между двумя работными домами проходил грязный проулок, именуемый Коровий залив. Наряду с жалкими жилищами в этом проулке находилась насосная подстанция, восходившая к тем далеким годам, когда здесь еще благоухал пруд под названием Коллектор. Станция была закрыта и опечатана примерно за месяц до того, как Ленг предложил медицинские услуги обоим работным домам. И это, уверяю вас, вовсе не простое совпадение по времени.

– Что вы хотите этим сказать?

– Закрытая подстанция стала производственной лабораторией Ленга – тем местом, куда он перебазировался после того, как сжег Кабинет Шоттама. Здесь ему не грозила опасность, и, кроме того, производственное помещение соединялось подземными проходами с обоими работными домами. Идеальное место для изготовления субстанции, которая, по мнению доктора, могла продлить ему жизнь. Вот здесь у меня старинный план водопроводной подстанции, – сказал Пендергаст, слабо взмахнув рукой.

Нора бросила взгляд на пачку каких-то сложных чертежей. Она недоумевала, почему агент ФБР вдруг так ослабел. За день до этого он выглядел гораздо лучше. Неужели рана снова дает о себе знать?

– Старая подстанция, дома и даже некоторые улицы, о которых я говорю, уже не существуют. На месте лаборатории Ленга в двадцатых годах прошлого века был построен трехэтажный каменный жилой дом. Теперь это дом номер девяносто девять по Дойерс-стрит, рядом с Чатам-сквер. Состоит из нескольких двухкомнатных квартир. Единственное трехкомнатное жилище расположено в полуподвале. Все следы лаборатории Ленга следует искать под этим зданием.

Нора на минуту задумалась. Раскопка лаборатории Ленга явилась бы, вне всякого сомнения, захватывающим археологическим событием. Если там имеются хоть какие-то свидетельства прошлого, она, как опытный археолог, обязательно их обнаружит. Нора в сотый раз задала себе вопрос: почему Пендергаст так интересуется этими убийствами девятнадцатого века? «Историческая справедливость требует, чтобы имя убийцы Мэри Грин было названо вслух», – подумала она, но тут же отогнала от себя эту опасную мысль. У нее есть работа, и ей надо спасать собственную карьеру. «Это всего лишь история», – снова напомнила она себе.

Пендергаст вздохнул, слегка повернулся в постели и сказал:

– Благодарю за визит, доктор Келли. А теперь мне крайне необходимо уснуть.

Нора безмерно удивилась – ведь она ждала новых просьб о помощи.

– Скажите, с какой целью вы меня пригласили? – спросила она.

– Вы оказали мне огромную помощь, доктор Келли. Вы не раз просили меня поделиться информацией, чего я сделать не мог. Я предположил, что вы захотели бы узнать обо всем, что мне удалось открыть. Вы больше, чем кто-либо другой, этого заслуживаете. В наше время получил распространение безвкусный, на мой взгляд, термин «закруглиться». Безвкусный, но в данном случае вполне уместный. Надеюсь, что полученные от меня сведения помогут вам благополучно «закруглиться» в моих делах и с удовлетворением отдаться работе в музее. Позвольте еще раз выразить вам свою благодарность за ту поистине неоценимую помощь, которую вы оказали мне в моем расследовании.

Норе столь быстрая и достаточно неожиданная отставка показалась обидной. Ей даже пришлось напомнить себе, что она этого хотела... Но хотела ли? Чуть помолчав, она сказала:

– Благодарю за добрые слова. Но если вы хотите услышать мое мнение, то я не считаю это дело завершенным. Если вы правы, то следующим логическим шагом в вашем расследовании должен стать дом номер девяносто девять по Дойерс-стрит.

– Именно так. Квартира в полуподвальном этаже в настоящее время свободна, и раскопки под полом гостиной могут оказаться весьма поучительными. Я намерен снять квартиру, чтобы совершить указанные раскопки. Но для этого мне как можно скорее надо восстановить здоровье. Берегите себя, доктор Келли, – решительно закончил Пендергаст.

– Кто будет производить раскопки? – не удержалась она.

– Я постараюсь найти другого археолога.

– Где? – вскинула на него глаза Нора.

– Через нашу контору в Новом Орлеане. Они ведут себя весьма гибко, когда дело касается моих... э-э... проектов.

– Ясно, – довольно резко бросила Нора. – Но с этой работой справится не каждый археолог. Здесь требуется весьма специфический опыт и...

– Вы предлагаете мне свою помощь?

Нора молчала.

– Ну конечно же, нет. Именно поэтому я ни о чем и не прошу. Ведь вы не один раз выражали свое желание вернуться к более нормальному виду деятельности. Я и без этого потребовал от вас чересчур много. Кроме того, расследование оказалось значительно более опасным, чем я мог предположить. Ошибка, за которую, как вы видите, мне пришлось заплатить. Я не желаю подвергать вас дальнейшей опасности.

– Что ж, вопрос, видимо, решен, – сказала Нора и поднялась со стула. – Я получила огромное удовольствие от работы с вами, мистер Пендергаст, – если «удовольствие» в данном случае подходящее слово. По крайней мере мне было очень интересно.

Она была страшно недовольна подобным концом, хотя именно за этим сюда и явилась.

– Да, конечно, – согласился Пендергаст. – Это исключительно интересное дело.

Нора пошла к двери, но вдруг остановилась, вспомнив что-то.

– Не исключено, что мне снова придется встретиться с вами, – сказала она. – Я получила записку от Рейнхарта Пака из архива. Он говорит, что обнаружил какие-то новые сведения, и просит меня заскочить к нему сегодня во второй половине дня. Если информация покажется мне полезной, я поделюсь ею с вами.

– Сделайте это, пожалуйста, – ответил Пендергаст, внимательно глядя на девушку своими бесцветными глазами. – Примите еще раз мою благодарность, и умоляю вас, доктор Келли, будьте предельно осторожны.

Нора кивнула и вышла. Проходя мимо медицинского поста и снова заметив обращенные на нее сердитые взгляды медсестер, она не смогла удержаться от улыбки.

Глава 15

Дверь архива раскрылась с резким скрипом. На стук Норы никто не ответил, а дверь оказалась незапертой, что являлось грубым нарушением всех инструкций. Очень странно.

51
{"b":"5621","o":1}