ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бегущий без сна. Откровения ультрамарафонца
Драконоборец. Том 1
Новая Зона. Привычка выживать
Красный шторм. Октябрьская революция глазами российских историков
Везунчик Леонард. Черный Корсар
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Джунгли. В природе есть только один закон – выживание
Расправить крылья. Академия Магии Севера
Писать как Толстой: Техники, приемы и уловки великих писателей

И сейчас камень лежал во дворе какого-то бизнесмена из Токио. Метеорит стоил ему дружбы с Масангкэем. И репутации.

Он смотрел в окно, мысленно возвращаясь к настоящему. Поверх клёнов и белых дубов вздымалась структура, совсем неуместная в верхней части долины Гудзона: древняя, выжженая солнцем, египетская пирамида. Пока он смотрел, кран поднял ещё один блок известняка поверх верхушек деревьев и стал нежно опускать его на недостроенное здание. Песок струился из блока, и его относил ветер. На площадке у основания пирамиды он различил самого Ллойда, с огромной шляпой для сафари, по которой прыгали пятна тени от листьев. У того была явная слабость к театральным головным уборам.

В дверь постучали, и вошёл Глинн, с папкой подмышкой. Он плавно обогнул коробки, подошёл к МакФарлэйну и глянул на сцену, которая простиралась внизу.

— Ллойд приобрёл мумию в дополнение к ней? — Спросил он.

МакФарлэйн хрюкнул от смеха.

— Фактически, да. Не оригинал — тот выкрали давным-давно — но другую мумию. Какого-то бедолагу, который не имел понятия о том, что ему предстоит провести вечность в долине реки Гудзон. Сейчас Ллойд занят тем, что делает копии золотых сокровищ короля Тута для гробницы. Очевидно, не смог приобрести оригиналы.

— Даже тридцать миллиардов имеют границы, — сказал Глинн. Он кивнул в окно. — Пойдём?

Они вышли из здания, спустились в лес по дороге из гравия. Цикады трещали среди ветвей, нависающих над головой. Вскоре они дошли до песчаной площадки. С этой точки пирамида возвышалась прямо перед ними, совсем жёлтая на фоне лазурного неба. Построенная наполовину, структура источала запах древней пыли и безграничных пространств пустыни.

Ллойд увидел их и немедленно пошёл вперёд, протягивая руки.

— Эли! — Пророкотал он добродушно. — Вы опоздали. Можно подумать, вы планировали передвинуть гору Эверест, а не груду железа.

Он взял Глинна за локоть и повёл его в направлении каменных лавок у дальнего края пирамиды.

МакФарлэйн уселся на скамейку, напротив Ллойда и Глинна. Здесь, в тени пирамиды, было прохладно.

Ллойд указал на тонкую папку подмышкой у Глинна.

— Это всё, что я получил за миллион долларов?

Глинн не стал отвечать прямо; он изучал пирамиду.

— Какой высоты она достигнет в конце концов? — Спросил он.

— Семьдесят семь футов, — гордо ответил Ллойд. — Это гробница фараона Старого царства, Хефрета II. Ничтожный правитель во всех смыслах этого слова — бедный ребёнок умер в тринадцать лет. Конечно, я хотел пирамиду побольше. Но это — единственная пирамида вне долины Нила.

— А основание, каких оно размеров?

— Сто сорок футов с каждой стороны.

Глинн мгновение помолчал, его глаза затуманились.

— Забавное совпадение, — сказал он.

— Совпадение?

Глаза Глинна вернулись к Ллойду.

— Мы заново проанализировали данные по вашему метеориту. Полагаем, его вес близок к десяти тысячам тонн. Такой же, как и у вашей пирамиды. Основываясь на данных по обычным железо-никелевым метеоритам, ваш камень будет около сорока футов диаметром.

— Замечательно! Чем крупнее, тем лучше.

— Передвинуть метеорит будет чем-то наподобие передвижения этой вашей пирамиды. Только не блок за блоком, а всё вместе.

— Ну и?

— К примеру, возьмём Эйфелеву башню, — сказал Глинн.

— Даже думать о ней не хочу. Потрясающая уродина.

— Эйфелева башня весит около пяти тысяч тонн.

Ллойд посмотрел на него.

— Ракета «Сатурн-5» — самый тяжёлый объект на земле, когда-либо передвинутый с места на место людьми — весит три тысячи тонн. Передвинуть ваш метеорит, господин Ллойд, будет чем-то вроде того, как передвинуть две Эйфелевых башни. Или три ракеты «Сатурн-5».

— Что вы хотите сказать? — Спросил Ллойд.

— Я хочу сказать, что десять тысяч тонн, если вы об этом хорошенько задумаетесь — это ошеломляющий вес. Двадцать миллионов фунтов. И мы обсуждаем, как перетащить его через половину планеты.

Ллойд ухмыльнулся.

— Самый тяжёлый объект, который передвинуло человечество — мне это нравится. Нельзя и мечтать о чём-либо лучшем, если вам нужна реклама. Но я не вижу, в чём проблема. Если поместить камень на борт судна, можно доставить его по Гудзону прямо сюда — чуть ли не до самого порога.

— Поместить метеорит на борт судна — вот проблема, в особенности те последние пятьдесят футов от побережья — и в трюм. Самый большой подъёмный кран в мире поднимает не более тысячи тонн.

— Ну так постройте пирс и вкатите его на борт.

— У побережья Isla Desolacion глубина достигает двухсот футов лишь в двадцати футах от берега. Поэтому нельзя построить жёсткий пирс. А обычный, плавучий, метеорит утопит.

— Найдите место помельче.

— Мы проверили. Там нет другого места. Фактически, единственная точка, где можно погрузить метеорит — на восточном побережье острова. Между ней и тем местом, где метеорит сейчас, лежит снежное поле. В центре поля снег достигает двухсот футов в глубину. А это значит, что нам придётся двигать скалу вокруг снежного поля, если мы хотим доставить её к кораблю.

Ллойд крякнул.

— Я начинаю смутно догадываться о проблеме. Почему бы не пригнать туда большой корабль, не привязать его к берегу и не вкатить проклятую железку прямо в трюм? Крупнейший супертанкер вмещает полмиллиона тонн нефти. А этого больше чем достаточно.

— Если вы вкатите этот метеорит в трюм, он просто выпадет сквозь дно. Это не нефть, которая удобно распределяет свой вес, когда она заполняет трюм.

— Что означают все эти танцы вокруг да около, а? — Резко спросил Ллойд. — Это прелюдия к отказу?

Глинн покачал головой.

— Отнюдь. Мы согласны взяться за работу.

Ллойд просиял.

— Это ужасно! Так к чему все эти мрачные разговоры?

— Я просто хотел подвести вас к пониманию того, какую огромную работу вы хотите сделать. И к соответственно огромному счёту.

Широкие черты Ллойда сузились.

— Что составляет…?

— Сто пятьдесят миллионов долларов. В том числе фрахт судна.

Лицо Ллойда побледнело.

— Мой Бог! Сто пятьдесят милионов… — Он уронил подбородок на руки. — За скалу весом в десять тысяч тонн. Это составляет…

— Семь долларов пятьдесят центов за фунт, — сказал Глинн.

— Неплохо, — сказал МакФарлэйн. — Если учесть, что сейчас крупные метеориты идут где-то по сто баксов за фунт.

Ллойд посмотрел на него.

— Это так?

МакФарлэйн кивнул.

— В любом случае, — продолжил Глинн. — Из-за необычности этого задания, наше согласие сопровождается двумя условиями.

— Да?

— Первое условие — двойная перестраховка. Как вы увидите в отчёте, наши оценки не слишком консервативны. Но мы чувствуем, что, для абсолютной надёжности операции, следует заложить в бюджет двойную цену.

— Что означает затраты в триста миллионов долларов.

— Нет. Мы полагаем, что всё уложится в сто пятьдесят миллионов, иначе мы не дали бы вам эту цифру. Но, учитывая неизвестные параметры, неполноту данных, и огромный вес метеорита, нам нужно некоторое пространство для маневров.

— Пространство для маневров, — покачал головой Ллойд. — А второе условие?

Глинн вытащил папку из-под мышки и положил его на колено.

— Люк экстренного сброса.

— Что это значит?

— Особый люк, встроенный в дно транспортного судна, чтобы в случае прямой угрозы метеорит можно было выбросить за борт.

Казалось, Ллойд не понимает этих слов.

— Выбросить метеорит за борт?

— Если он каким-то образом сдвинется с места, то может потопить корабль. Если это произойдёт, нам нужно будет иметь возможность от него избавиться, быстро.

Пока Ллойд слушал это объяснение, бледность на его лице сменялась румянцем злости.

— Вы хотите сказать, что при первом же шторме вышвырнете метеорит за борт? Можете об этом забыть.

— Согласно доктору Амира, нашему математику, существует лишь один шанс из пяти тысяч, что это придётся сделать.

МакФарлэйн заговорил.

13
{"b":"5626","o":1}