1
2
3
...
34
35
36
...
105

И затем МакФарлэйн увидел, как из вертолёта показалась фигура Ллойда, которого не спутать ни с кем. Он выскочил на мокрую вертолётную площадку, настоящий гигант, одетый по этой ненастной погоде, в ботинках. Ллойд побежал прямо от днища вертолёта, и шторм хлестал по зюйдвестке на его голове. Завидев МакФарлэйна и Глинна, он с энтузиазмом махнул им рукой. Матрос подбежал к нему, чтобы закрепить на нём ремень безопасности, но Ллойд жестом отказался от его услуг. Он подошёл к ним, вытирая дождь с лица, и обхватил их обеими руками.

— Джентльмены, — прогудел он, перекрикивая шторм, и с сияющей улыбкой на лице. — С меня кофе.

«Рольвааг», 11:15

Бросив взгляд на часы, МакФарлэйн ступил в лифт и нажал на кнопку, направляясь на среднюю палубу. Он проезжал мимо этой пустынной площадки много раз, и никак не мог понять, почему Глинн не давал ей воспользоваться. Сейчас, во время плавного подъёма на лифте, он понял, для какого случая она предназначена. Как если бы Глинн всегда знал, что им на голову свалится Ллойд.

Дверца лифта отворилась, явив сцену бешеной активности: звонки телефонов, жужжание факсов и принтеров, людская суета. За столами, которые выстроились в ряд вдоль одной стены, сидели несколько секретарей, мужчины и женщины принимали звонки, печатая на компьютерах, заботясь о делах Холдинга Ллойда.

Мужчина в светлом костюме приблизился к нему, пробираясь сквозь суматоху. МакФарлэйн по большим ушам, поникшему рту и толстым сморщенным губам опознал Пенфолда, личного помощника Ллойда. Пенфолд, казалось, никогда не идёт по направлению к чему-либо, но, скорее, приближается под углом, как будто бы прямой путь слишком уж нагл.

— Доктор МакФарлэйн? — Сказал Пенфолд высоким, нервным голосом. — Пожалуйста, пройдите сюда.

Он провёл МакФарлэйна в дверь, дальше по коридору, и запустил в небольшую гостиную, с чёрными кожаными диванами, которые окружали стол из стекла и сусального золота. Открылась дверь в очередное помещение, из которого до МакФарлэйна доносился низкий бас Ллойда.

— Садитесь, пожалуйста, — сказал Пенфолд. — Господин Ллойд скоро к вам выйдет.

Он исчез, и МакФарлэйн уселся на диван со скрипучей кожей. Стена телевизоров в гостиной была включена на разные новостные каналы со всего мира. Свежие журналы лежали на столе: Сайнтифик америкэн, Нью-Йоркер, Нью-Репаблик. МакФарлэйн взял один из журналов, с отсутствующим видом пролистал его и положил на место. Почему Ллойд оказался здесь так внезапно? Неужели что-то пошло не так, как надо?

— Сэм!

Подняв взгляд, он увидел, что крупный мужчина уже стоял в дверях, заполняя проём своими размерами, излучая властность, хорошее настроение и безграничную самоуверенность.

МакФарлэйн поднялся на ноги. Сияя, Ллойд подошёл к нему, вытянув руки.

— Сэм, как здорово снова с тобой встретиться! — Он сжал плечи МакФарлэйна своими здоровенными ладонями и посмотрел на него, не убирая рук. — Сказать невозможно, насколько приятно здесь очутиться. Пойдём.

МакФарлэйн проследовал за спиной Ллойда, в облачении от Валентино. Внутренний офис Ллойда был скромен: ряд иллюминаторов, сквозь которые внутрь проникает холодный свет Антарктической области, два простых кресла с подлокотниками, стол с телефоном, ноутбук — и два стакана для вина рядом с только что открытой бутылкой Шато-Маржо.

Ллойд жестом указал на вино.

— Пропустим по стаканчику?

МакФарлэйн ухмыльнулся и кивнул. Ллойд наполнил его стакан рубиновой жидкостью, затем налил себе. Всей массой уселся в кресло и поднял свой стакан.

— Будем здоровы!

Они чокнулись, и МакФарлэйн сделал маленький глоток изысканного вина. Он не был знатоком, но даже самое взыскательное нёбо оценило бы этот напиток по достоинству.

— Терпеть не могу отвратительную привычку Глинна держать меня в неведении, — сказал Ллойд. — Почему мне никто не сказал, что на корабле сухой закон, а, Сэм? Или об истории Бриттон? Я просто не могу постичь его мыслей по этому поводу. Он должен был ввести меня в курс дела ещё в Элизабет. Слава Богу, с этим не было никаких проблем.

— Она замечательный капитан, — сказал МакФарлэйн. — Мастерски управляется с кораблём, знает его снаружи и изнутри. Команда чертовски её уважает. Также не терпит ни от кого пустой болтовни.

Ллойд, нахмурившись, слушал.

— Рад это слышать.

Раздался звонок телефона. Ллойд взял трубку.

— Да? — Нетерпеливо сказал он. — У меня встреча.

С минуту Ллойд в молчании слушал ответ. МакФарлэйн наблюдал за ним и думал, что то, что сказал Ллойд по поводу Глинна, было правдой. Секретность была привычкой Глинна — или, быть может, инстинктом.

— Я сам перезвоню сенатору, — наконец, сказал Ллойд. — И больше — никаких звонков!

Он шагами отмерил расстояние до окна и встал там, обхватив руки за спиной. Хотя самая жуткая часть шторма уже минула, панорамные иллюминаторы оставались подёрнутыми полосками мокрого снега.

— Просто чудесно, — выдохнул Ллойд, и в его голосе почудился намёк на почтение. — Думать, что мы будем у острова через час. Боже, Сэм, мы почти у цели!

Он отвернулся от окна. Нахмуренный вид исчез, уступив место восторженному выражению.

— Я принял решение. Эли должен будет о нём узнать, но я хотел сказать тебе первым, — он сделал паузу, выдохнул. — Я собираюсь водрузить флаг, Сэм.

МакФарлэйн глянул на Ллойда.

— Вы собираетесь… что?

— Сегодня днём я поплыву на катере на Isla Desolacion.

— Один? — МакФарлэйн почувствовал странное чувство под ложечкой.

— Один. С этим сумасшедшим старым Паппапом, конечно, который приведёт меня к метеориту.

— Но погода…

— Погода не могла бы быть лучше! — Ллойд отошёл от окон и без устали шагал между кресел. — Такая минута, Сэм, даётся далеко не каждому.

МакФарлэйн сидел в кресле, и странное чувство внутри становилось всё сильнее.

— Лишь вы? — Повторил он. — Вы не поделитесь открытием?

— Нет, не поделюсь. Почему, чёрт возьми, я должен с кем-то делиться? Пири сделал то же самое во время своего последнего рывка к полюсу. Глинн должен будет понять. Может быть, ему это и не понравится, но это моя экспедиция. И я пойду один.

— Нет, — спокойно сказал МакФарлэйн. — Нет, не пойдёте.

Ллойд остановился.

— Вы не оставите меня позади.

Ллойд удивлённо обернулся, его взгляд вгрызался в МакФарлэйна.

— Ты?

МакФарлэйн ничего не ответил, продолжая смотреть ему прямо в глаза.

Через несколько секунд Ллойд хихикнул.

— Знаешь, Сэм, ты не тот человек, которого я встретил в пустыне Калахари, скрывающийся в кустах. Мне даже в голову не приходило, что ты можешь обращать внимание на такие вещи, — его улыбка внезапно исчезла. — И что ты сделаешь, если я скажу «нет»?

МакФарлэйн поднялся на ноги.

— Я не знаю. Вероятно, что-нибудь опрометчивое и безрассудное.

Фигура Ллойда, казалось, увеличилась в размерах.

— Ты мне угрожаешь?

МакФарлэйн не опустил глаз.

— Да. Полагаю, да.

Ллойд продолжил ровно смотреть на него.

— Ну, ну.

— Вы меня разыскали. Вы знали, о чём я мечтал всю жизнь, — МакФарлэйн внимательно наблюдал за выражением лица Ллойда. Этот человек не привык к тому, что ему бросают вызов. — Я был там, пытаясь отбросить прошлое. И тут явились вы, и подвесили передо мной это, как морковку на палочке. Вы знали, что я на неё наброшусь. И вот я здесь, и вы просто не можете выкинуть меня прочь. Я этого не допущу.

Наступила тишина, в которой МакФарлэйн мог расслышать звяканье ключей в отдалении, телефонные звонки. Затем, внезапно, жёсткие черты лица смягчились. Он опустил руку на лысину и провёл по сияющей макушке. Затем его пальцы спустились к бородке.

— Если я возьму тебя с собой, то что насчёт Глинна? Или Рашель? Или Бриттон? Каждому захочется получить кусочек.

— Нет. Лишь мы вдвоём. Я его заслужил; вы его заслужили. И всё. У вас есть возможность, чтобы так и сделать.

Ллойд продолжил внимательно смотреть на него.

35
{"b":"5626","o":1}