ЛитМир - Электронная Библиотека

— Капитан, — продолжил Глинн. — Боюсь, вам придётся ещё раз перечитать свой контракт, нравится ли вам это или нет.

Бриттон резко обернулась и уставилась на него во все глаза. Затем сказала ему что-то слишком тихим голосом, чтобы МакФарлэйн мог разобрать. Глинн сделал шаг вперёд.

— Нет, — произнёс он чуть ли не шёпотом. — Это вы обещали довести корабль обратно в Нью-Йорк. Я лишь добавил меры предосторожности, чтобы обещание не было нарушено — ни вами, ни кем бы то ни было ещё.

Бриттон смолкла, её высокая фигура слегка подрагивала.

— Если мы отправимся в путь сейчас, торопливо и без какого-либо плана, они нас обязательно утопят, — голос Глинна оставался едва слышным, настойчивым, убедительным. — Сейчас вся наша жизнь зависит от того, как чётко вы будете следовать моим указаниям. Я знаю, что делаю.

Бриттон продолжала смотреть на него.

— Это невозможно.

— Капитан, когда я говорю, что для того, чтобы остаться в живых, мы должны действовать лишь так, а не иначе, вы обязаны мне верить. Вы должны со мной сотрудничать, иначе погибнем. Всё сводится к этой простой истине.

— Капитан, — сказал вахтенный офицер, — диагностика проведена…

Его голос утих, когда он понял, что Бриттон его не слышит.

На мостике появилась группа охраны.

— Вы слышали приказ капитана, — рявкнул Ховелл, жестом указав группе идти вперёд. — Убрать с мостика весь персонал ЭИР!

Сотрудники Глинна у консоли в готовности напряглись.

И тут Бриттон медленно подняла руку.

— Капитан…, — начал было Ховелл.

— Они могут остаться.

Ховелл недоверчиво посмотрел на неё, но Бриттон не обернулась.

Настало долгое, мучительное молчание. Затем Глинн кивнул своей группе.

Сидящий за компьютером мужчина снял с шеи ключ и вставил его в переднюю панель консоли. Глинн вышел вперёд, ввёл короткую серию команд, затем повернулся к цифровой клавиатуре и ещё раз, коротко, отстучал по ней.

Вахтенный офицер поднял голову.

— Мэм, панель включилась.

Бриттон кивнула.

— Боже, я надеюсь, вы правда знаете что делаете, — сказала она, не глядя на Глинна.

— Если вы верите хоть чему-нибудь, капитан, то уж точно должны верить в это. Я заключил профессиональный договор — и личный тоже — с тем, чтобы доставить метеорит в Нью-Йорк. На решение всех возможных проблем — и этой, в том числе — я направил огромное количество ресурсов. У меня — у нас — провала не будет.

Если эти слова и возымели на Бриттон какое-либо действие, МакФарлэйн этого не заметил. Её взгляд оставался отрешённым. Глинн отступил на шаг.

— Капитан, следующие двенадцать часов будут самыми тяжёлыми за всё время с начала проекта. Сейчас успех зависит от определённой субординации, от вашего авторитета капитана. И за это я прошу у вас прощения. Как только метеорит будет надёжно закреплён в трюме, корабль снова станет вашим. И к завтрашнему полудню мы уже будем на пути в Нью-Йорк. С бесценным призом.

МакФарлэйн видел, что Глинн улыбается, глядя на капитана; слабо, еле заметно — но всё же улыбается.

Из радиокомнаты выскочил Бэнкс.

— Птичка ответила на позывные, мэм. Это вертолёт Холдинга Ллойда, он пытается связаться с нами через защищённый канал.

Улыбка с лица Глинна исчезла. Он стрельнул глазами на МакФарлэйна. «Не надо на меня смотреть, — подумал МакФарлэйн. — Ты сам должен был держать его подальше».

Офицер у радарной консоли поправил на голове наушники.

— Капитан, они запрашивают разрешение на посадку.

— Расчётное время прибытия?

— Тридцать минут.

Глинн повернулся к Бриттон.

— Капитан, если не возражаете, у меня имеются неотложные дела. Делайте любые приготовления к отплытию, которые сочтёте нужными. Я скоро вернусь.

Он направился прочь, оставляя у консоли двух сотрудников ЭИР. В дверях остановился.

— Доктор МакФарлэйн, — сказал он, не оборачиваясь. — Господин Ллойд ожидает тёплого приёма. Прошу вас, обеспечьте его.

«Рольвааг», 00:30

С давящим чувством deja vu МакФарлэйн мерил шагами главную палубу, ожидая прибытия вертолёта на танкер. Нескончаемые минуты не было слышно ничего, кроме негромких ударов винта где-то во мраке. МакФарлэйн наблюдал кипучую деятельность, старт которой был дан в тот миг, когда туман скрыл корабль от «Алмиранте Рамиреса». Рядом неясно вырисовывался обрыв, резкие очертания скалистых утёсов смягчались туманом. На вершине стоял сарай, скрывающий метеорит. Перед сараем простиралась палуба с открытым центральным резервуаром. Изнутри провала струился бледный свет. МакФарлэйн продолжал смотреть, как с потрясающей скоростью толпа рабочих взялась за сооружение башни из блестящих балок. Башня вздымалась из трюма, и металлическая решётчатая конструкция мягко отсвечивала в жёлтом свете. Вот два подъёмных крана, качнувшись, поставили на нужное место предварительно собранные фрагменты башни. По меньшей мере дюжина сварщиков работала на ней, и длинные потоки искр каскадом слетали вниз, на строительные каски и плечи инженеров, стоящих ниже. Несмотря на объём и массивность, вся структура странным образом производила впечатление хрупкости, напоминая сложную трёхмерную паутину. Даже ценой жизни МакФарлэйн не мог бы сказать, как именно метеорит собирается оказаться в трюме после того, как его опустят на вершину башни.

Звук винта неожиданно стал громче, и МакФарлэйн вдоль настройки рысью припустил к хвосту. Крупный «Чинук» показался из тумана, его винты сметали с палубы вал тончайших капелек. Моряк с яркими фонарями в руках направлял машину на нужное место. Рутинное приземление, ничем не напоминающее тот ажиотаж при прибытии Ллойда во время шторма, когда они огибали мыс Горн.

МакФарлэйн уныло смотрел на то, как огромные шасси вертолёта опускаются на площадку. Когда работаешь мальчиком на побегушках между Ллойдом и Глинном, ничего хорошего из этого не выйдет. Он не связист, он учёный! Его не нанимали на такую работу, и осознание этого просто приводило его в бешенство.

Люк вертолёта распахнулся. Внутри стоял Ллойд с серой шляпой в руке, одетый в длинное чёрное кашемировое пальто. Свет фонарей отсвечивал от его мокрой лысины. Ллойд спрыгнул вниз, грациозно — для человека его габаритов — приземлился, а затем направился по палубе, несгибаемый, властный, не обращая никакого внимания на джунгли оборудования и толпы людей, которые потоком спускались с вертолёта по поднятому гидравлическому трапу. Ллойд обменялся с МакФарлэйном стальным пожатием руки, улыбнулся и кивнул. Затем продолжил свой путь. МакФарлэйн проследовал за ним через открытую всем ветрам палубу, подальше от звука ударов лопастей. Возле поручней Ллойд остановился, изучая взглядом фантастическую башню, от подножия и до верхушки.

— А где Глинн? — Пророкотал он.

— Наверное, он уже вернулся на мостик.

— Ну так идём!

***

На мостике царило напряжение, все лица были тускло освещены. Ллойд постоял в дверях, впитывая впечатления. Затем тяжело ступил внутрь.

Глинн стоял у консоли ЭИР, приглушённым тоном разговаривая с мужчиной у клавиатуры. Ллойд подошёл к нему, обхватив его худую руку своей.

— Человек часа! — Воскликнул он.

Если Ллойд на борту самолёта и был в раздражении, казалось, к нему вновь уже вернулось хорошее настроение. Он махнул рукой на сооружение, которое высовывалось из трюма.

— Боже, Эли, это невероятно. Ты уверен, что она выдержит камень в двадцать пять тысяч тонн?

— Двойная избыточность, — лаконично отозвался тот.

— Ах, да, совсем забыл. И как, чёрт возьми, планируется провести эту работу?

— Башня разрушится под нашим контролем.

— Что? Разрушится? И это говоришь ты? О, Боже!

— Мы перенесём камень на башню. Затем проведём серию взрывов. Они последовательно разрушат всю башню, уровень за уровнем. Метеорит спустится в трюм постепенно, по чуть-чуть.

Ллойд во все глаза смотрел на сооружение.

— Потрясающе, — сказал он. — Вы делали такое и раньше?

70
{"b":"5626","o":1}