ЛитМир - Электронная Библиотека

Морин Чайлд

Ловушка для охотницы

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Итак, один выбывает, а двое продолжают игру. – Преподобный Лайем Райли, повернув голову, подмигнул младшему брату, сидящему за столом рядом с ним. Потом священник поднял кружку с пивом, приветствуя других братьев, расположившихся напротив.

Коннор кивнул на Брайена.

– Если ты сошел с дистанции, это еще не означает, что и мы не доберемся до финиша.

– Воистину, – добавил Эйден. – Слабак.

– Слабак? – Брайен резко подвинул к себе корзиночку с чипсами. Усмехнувшись, он откинулся на спинку стула. – Я просто не захотел дальше участвовать в этом глупом состязании. Вот и все. – Брайен поднял левую руку, на безымянном пальце которой блестело золотое обручальное кольцо.

– Очень рад за тебя, – произнес Лайем, вскинув темные брови. – И за себя. Теперь мои шансы выиграть пари возросли.

– У тебя нет шансов, Лайем, – произнес Эйден. – Мне вовсе не жаль денег для твоей церкви, но…

Коннор, слушавший перепалку родственников, хитро улыбался.

Раз в неделю братья Райли собирались в ресторане «Светлый дом» в центре городка Бэйуотер. Болтали на разные темы, шутили, смеялись. В общем, наслаждались обществом друг друга.

Однако в последнее время все их разговоры неизменно возвращались к злополучному пари.

Престарелый дядюшка, обожавший тройняшек, оставил в наследство Эйдену, Брайену и Коннору десять тысяч долларов. Вначале близнецы хотели отдать часть денег Лайему, старшему брату. Но тому пришла в голову необычная идея – всю сумму заберет победитель придуманной им игры.

И братья приняли вызов. Условие пари было следующим: в течение трех месяцев… не общаться с женщинами. Если парни не выдержат испытания, деньги достанутся Лайему и пойдут на установку новой крыши в местной церкви.

Коннор внимательно посмотрел на старшего брата. Кажется, Лайем уже нанял кровельщиков. Сделав глоток пива, перевел взгляд на Брайена. Быстро испекся. Помирился со своей бывшей женой Тиной. Теперь борьбу за приз Коннор и Эйден продолжали вдвоем.

– Не знаю, как ты, – заметил Эйден, шутливо ткнув Коннора локтем в бок, – а я стараюсь держаться от женщин как можно дальше.

– Боишься дрогнуть? – усмехнулся Лайем, поднося кружку к губам.

– А тебе нравится издеваться над собственными братьями, не так ли? – возмутился Коннор.

– Конечно, – со смехом ответил Лайем. – Наблюдать за вами троими – веселое занятие.

– Двоими, – поправил Брайен. – Я быстро вышел из игры.

– И месяца не прошло, – уточнил Эйден, покачав головой.

Губы Брайена расплылись в довольной улыбке.

– Никогда в своей жизни еще не был так счастлив…

– Тина – красавица, – вздохнул Коннор. – Однако не забывай, тебе предстоит еще одно серьезное испытание.

По условиям пари, проигравшие не только теряли деньги. Во время праздника моряков они должны были появиться перед горожанами в… коротеньких юбочках.

Брайен с безразличным видом пожал плечами:

– Ради счастья с Тиной я готов на все.

– Потрясающе, – поддел брата Эйден.

– Хочешь посмеяться надо мной, – Брайен погрозил ему кулаком. – На здоровье. Зато, в отличие от всех вас, я теперь регулярно занимаюсь сексом. Понятно?

– Слушай, помолчи, – простонал Эйден.

– Действительно, – добавил Коннор.

Лайем совсем развеселился, с довольным видом потирая руки.

– Может, еще кто-нибудь желает побыстрее выйти из игры?

– Нет уж, – пробормотал Эйден.

– Черт возьми! – Коннор усмехнулся. – Не сдадимся! И, кроме того, я не собираюсь появляться на глазах у всего Бэйуотера в женском наряде.

– Еще пива! – подал знак официантке Эйден, стараясь не смотреть на ее роскошную грудь.

– Впереди еще два, два долгих, полных соблазнов месяца, – напомнил братьям Лайем, хитро прищурившись.

– Да, еще слишком рано заказывать стройматериалы для крыши, святой отец.

Лайем вновь рассмеялся.

– Завтра мне пришлют образцы.

Утром Коннор отправился в автосервис под названием «Гараж Джейкобсенов». Настроение было неважным, и жара донимала. Южная Каролина находилась во власти июля. Ну и пекло! В такую погоду люди обычно мечтают очутиться на берегу океана, где дует легкий бриз, или же растянуться на траве под деревом в тенистом парке.

Дьявол, но как же продержаться без женщин? Коннор, вспомнив про пари, выругался. Он уже дошел до предела. Еще два месяца без секса. Настоящая пытка. А ведь парень просто обожал красоток. Его приводили в восторг ароматы их парфюма, их манящие улыбки, грациозные движения. Ему нравилось с ними танцевать, прогуливаться в обнимку и, главное, заниматься с прелестницами любовью.

Коннор любил многих женщин. А вот ту самую, единственную, пока не нашел.

Впрочем, особо и не искал, часто вспоминая рассказ матери о знакомстве с его отцом.

Мэгги и Шон Райли веселились в одной компании на пикнике. Шон пригласил понравившуюся ему девушку на танец. И… удар молнии. Молодые люди в одно мгновение влюбились друг в друга без памяти, а через две недели поженились. Девять месяцев спустя родился Лайем, а еще через два года на свет появились тройняшки.

Мэгги, верившая в любовь с первого взгляда, говорила сыновьям, что когда придет время, каждый из них ощутит такой же удар молнии. Все будет неожиданно.

Вот и Коннор подсознательно ждал этого, хотя частенько прятался от грозы.

– Парень, ты выглядишь так, будто жуешь стекло. – Эмма Джейкобсен, нынешняя владелица автосервиса, присела рядом с Коннором на скамейку.

Он улыбнулся. Эмма была единственной из женщин, которой он мог довериться полностью. Единственной, о которой он никогда не думал именно как о женщине.

Они находились в приятельских отношениях уже пару лет, и Коннор никогда не пытался представить ее без комбинезона, например, или без другой одежды.

– Паршивое настроение. Все из-за этого проклятого пари, – пробормотал он, упираясь локтями в спинку скамейки и вытягивая вперед длинные ноги.

– А зачем ты принял его условия?

Коннор ухмыльнулся.

– Хотел проверить себя на выносливость…

Эмма рассмеялась:

– Ну и как?

Коннор покачал головой, тяжко вздохнув:

– Все оказалось гораздо сложнее, чем я предполагал. Эм, я превратился в какое-то убожество. Шарахаюсь от девчонок, как от чумы. Вчера даже перешел на другую сторону улицы, заметив на своем пути потрясающую рыжеволосую красотку.

– Бедняга.

– Твой сарказм непонятен.

– Зато вполне уместен. – Эмма с улыбкой хлопнула Коннора по плечу. – Если ты избегаешь женщин, то почему проводишь столько времени здесь?

Выпрямившись, Коннор с пафосом произнес:

– Видишь ли, здесь я чувствую себя в безопасности.

– Неужели?

Сконфуженно глядя в голубые глаза девушки, он принялся объяснять:

– Понимаешь, я могу находиться рядом с тобой, ни о чем не тревожась. Ведь я… никогда не хотел тебя. Никогда. Ты – мой друг. Здесь, в твоей автомастерской – нейтральная зона, маленький островок мира посреди идущей вокруг войны.

– Ты никогда не хотел меня. Ясно.

– Но мы же приятели, Эм. – Коннор сжал плечо девушки. – Можем долго говорить о машинах, например. Не бегать же мне за тобой с цветами или с флаконом дорогих духов. Ну, в общем, я воспринимаю тебя как пацана, своего в доску. Разве это плохо?

Эмма Вирджиния Джейкобсен в растерянности смотрела на сидящего рядом молодого мужчину. Ей казалось, что она вот-вот сорвется на крик. Коннор никогда не хотел ее? Она для него – не женщина?

Зачем тогда уже два года ходит к ней? Ах, да. Рассказывать о своих бесчисленных романах. Как другу, как сестре. И ему даже не приходит в голову: это может задевать.

Выяснилось, что Коннор вообще не относит ее к представительницам слабого пола. Будто она, раз трудится в автомастерской, грубый мужлан.

У Эммы все внутри кипело от негодования. Нет, она никогда не была увлечена Коннором, но все же…

1
{"b":"5627","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Оружейная Машина
Дочери смотрителя маяка
Война 2020. На южном фланге
Туве Янссон: Работай и люби
Чаша волхва
О чем весь город говорит
Последний шанс
Перевертыш
Руки оторву!