ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты перехитрила меня, – бросил ей Брайан.

– Я соблазнила тебя, – поправила его Тина, решив держаться этой линии.

– Ты прекрасно знала, что подло скрывать от меня свои намерения.

– Я тебя умоляю! – отвечала Тина, снова откидывая назад непослушные пряди. Брайан теперь стоял перед ней одетый. Какая несправедливость! Сложно отстаивать свои права, когда на тебе одна зеленая тога. – Не строй из себя несчастного девственника, которого лишили невинности. Ты сам все это время сгорал от нетерпения. А сдерживало тебя это идиотское пари, которое вы заключили с братьями.

Брайан застыл на месте.

– Тебе известно о пари?

– Да.

Брайан нахмурился.

– Лайам тебе все рассказал.

– Да.

Брайан с упреком ткнул в нее пальцем.

– Так ты специально все подстроила. Воспользовалась моей слабостью.

Брайан в бешенстве застегнул джинсы, уперся руками в бока и гневно взглянул на нее.

– Ты должна была мне сказать, и мы вместе приняли бы решение.

– Может быть, – ответила Тина.

– Никаких «может быть», детка.

Тина поморщилась. Он всю ночь назвал ее так, и тогда это очень возбуждало ее, щекотало нервы А теперь это слово прозвучало чересчур насмешливо.

– Если бы я сказала тебе, ты бы ни за что не согласился.

– Ха! – Брайан победоносно улыбнулся. – Вот именно.

Тина вздохнула, почувствовав, как сожаление своими щупальцами обвивает ее. Как это печально, подумала она, что все закончилось взаимными обвинениями. Как печально, что огонь страсти так быстро превратился в холодные угли сожаления.

– Брайан, мне от тебя ничего не нужно.

– Разумеется, не нужно! Ты свое уже получила.

Через окно до них долетел шум реактивного самолета, и Тина внезапно осознала, что скоро ей придется вернуться в Калифорнию. Одной. А Брайан останется здесь и будет по-прежнему летать на своих самолетах, готовый выполнить любое боевое задание.

Она рассчитывала, что ей не составит труда переспать с Брайаном, забеременеть и опять вернуться в свой мир. Но жизнь ее перехитрила: она никогда не сможет забыть Брайана.

Ни один мужчина, с которым она встречалась в течение этих лет, не смог тронуть ее сердце, которое навсегда останется здесь, в Бейуотере, с ее бывшим мужем. Она по-прежнему любит Брайана Райли, и никогда не сможет полюбить никого другого.

Словно почувствовав ту же тоску, Брайан сказал скорее с сожалением, чем со злостью:

– Разве ты не понимаешь, Тина? Я не хочу быть приходящим отцом.

– Я и не прошу, чтобы ты занимался воспитанием ребенка. Можешь участвовать в нем, а можешь и нет, как тебе захочется.

– Теперь у меня появилось право голоса?

– Да, – ответила Тина так же тихо, как и он. – Тебе не о чем беспокоиться, я не лукавила. Если хочешь, можешь вообще со мной больше не разговаривать.

– Вот так значит?

Тина готова была расплакаться.

– Да, Брайан. Именно так. Прошло пять лет, ты не забыл? За это время мы разговаривали, наверное, раза три…

– Но это другое дело! – воскликнул Брайан. – То, что происходит между нами – одно, а то, что касается меня и моего ребенка, – совсем другое.

Думаешь, я могу допустить, чтобы мой ребенок оставался за пределами моей жизни?

– Твой ребенок?

– Его жизнь началась со лжи, и мы всегда будем помнить об этом.

Несмотря на усиливавшуюся жару Тину сотрясал озноб. Как она жалела, что этот разговор у них все же состоялся! Нужно было подождать, убедиться, что она забеременела, прежде чем обсуждать все это.

– Нечего больше об этом говорить, – внезапно сказала она, поворачиваясь к двери. – Я возвращаюсь в дом.

– Ты же захлопнула дверь? – с сарказмом напомнил Брайан.

Тина замерла на месте, взявшись за дверную ручку, и взглянула на него через плечо.

– Я соврала.

– Большая неожиданность.

Плечи Тины поникли.

– Прости, что разозлила тебя, – сказала она, не сводя с него взгляда. – Но я не жалею об этой ночи и о том, что мы, возможно, зачали ребенка. – Она открыла дверь и снова остановилась на пороге. – Хотя мне жаль, что ты испытываешь совсем другие эмоции.

Тина вышла за дверь, тихо притворив ее за собой.

Брайн остался в комнате один. Он стоял в круге солнечного света, согреваемый его теплом, но никогда в жизни ему еще не было так холодно.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Совершая полет этим же утром, Брайан действовал в точном соответствии со своим позывным – Ковбой. Каждый летчик имеет свой позывной, которым пользуется во время полетов. Брайан за агрессивную манеру управления самолетом заслужил себе кличку Ковбой.

Больше всего на свете он любил выполнять мертвую петлю и штопор, поднявшись повыше над землей. В этот момент он отвлекался от всех лишних мыслей, всецело сосредоточившись на боевой задаче. Когда летишь со скоростью, превышающей скорость звука, в целях безопасности лучше думать о том, что делаешь.

Но сегодня Тина никак не выходила у него из головы. Она все время была рядом с ним, в замкнутом пространстве кабины пилота, в его сердце, в его голове, и отделаться от этого наваждения Брайану никак не удавалось.

– Она поймала меня, – бормотал он себе под нос, все еще не веря, что бывшая жена решила сделать его отцом своего ребенка.

– Что? – послышался голос сзади. Это был его штурман Сэм «Голливуд» Холден.

– Ничего.

– Хорошо, капитан, – отозвался Голливуд, – если не хочешь, чтобы меня стошнило моим завтраком, мы могли бы повернуть назад?

Брайан улыбнулся.

– В чем дело? Бурная ночь?

– Угадал, – посмеиваясь, заговорил приятель. – Не все же заключили такое дурацкое пари.

Брайан покачал головой и устремил взгляд на проносящиеся мимо самолета облака. На военной базе ничего нельзя утаить.

Не надо было ему соглашаться на это пари.

Если бы он тогда послал Лайама куда подальше, ему бы сейчас с Тиной было бы гораздо проще, и не было бы у них этой бесконечной ночи.

Неприятно вспоминать, чем она закончилась, но и сожалеть о ней не стоит.

Однако черта с два он позволит насмехаться над собой! Такого удовольствия он никому не доставит!

– Именно поэтому, – ответил Брайан, недобро усмехаясь и разворачивая самолет, – пожалуй, мы полетим назад вверх брюхом.

– Я ужасно напортачила, да? – Тина обращалась к растянувшимся на кровати Булочке и Ириска. – Но я не жалею. Ведь именно за тем я и приехала, верно?

Персик, зевнув, перевернулась на другой бок.

Тина расхаживала по комнате из угла в угол, пытаясь успокоиться. Точно так же она вела себя, будучи подростком, когда ей надо было решить вопрос, как выпрямить волосы или как найти парня.

Времена изменились, проблемы стали серьезнее. А способ решения проблем остался прежним – расхаживать по комнате, рассуждая вслух.

– Я его на аркане не тянула, – проговорила она, бросая взгляд на Булочку, поскольку Ириска, маленькая предательница, уже похрапывала. – Он сам хотел.

Булочка тявкнула.

– Тогда почему мне так стыдно? – вопрошала Тина, уже зная ответ, но не решаясь смотреть правде в глаза. Она использовала Брайана втемную в своих интересах. – Прекрасно! Да, я подлая! Так поставьте меня к стене и расстреляйте! – Тина остановилась в изножье кровати и плюхнулась на покрывало. – Я просто хотела…

Ребенка. Но ведь это не все, не так ли? Нет, не все. Она хотела вернуть Брайана. Она и себе в этом не хотела признаться, когда возвращалась в Бейуотер. Но теперь отрицать это было бы глупо.

Она хотела не только ребенка.

Она хотела снова завоевать Брайана.

А это было невозможно.

Поднявшись на ноги. Тина обошла вокруг кровати, схватила телефонную трубку и набрала знакомый номер.

– Алло?

– Джанет. – Тина вздохнула, отодвинула разомлевшую во сне Ириску и села на кровать. – Слава богу.

– Тина! Ну как дела?

– Неважно.

– О! – Джанет на минуту умолкла. – Тебе не удалось его…

– Нет, – ответила Тина, теребя в руке скрученный спиралью провод старинного телефона. – Миссия выполнена.

16
{"b":"5629","o":1}