ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прекрасно. Можно по крайней мере переместиться в дом?

– Конечно! – Тина встала на ноги, щелкнула пальцами и сказала:

– Девочки, за мной!

Собаки не шелохнулись.

– Булочка? Ириска?

Брайан хмуро воззрился на маленьких бестий, поднялся на ноги, и собаки потрусили за ним. Он направился к крыльцу, не обращая внимания на Тину, которая молча смотрела, как он в сопровождении своей свиты вошел в дом.

– Прости, что обманула тебя, – выпалила Тина, когда за ними закрылась дверь.

– Это уже не новость, – сказал Брайан, присаживаясь на кушетку. Обе собаки тотчас запрыгнули ему на колени, и он брезгливо поморщился.

Тина, сдвинув брови, наблюдала за происходящим. Маленькие предательницы переметнулись к Брайану, и она снова почувствовала себя аутсайдером. Подавив раздражение, она устроилась на диване.

– Новость или нет, я хочу, чтобы ты знал: я об этом размышляла и поняла, что мой поступок был неэтичен.

– Спасибо, – ответил Брайан, сталкивая собак на пол. – Но это ничего не меняет: нам теперь придется думать о последствиях.

– Надо же, какая деловитость!. – пробормотала Тина.

– А ты бы хотела, чтобы я кричал и бегал по комнате?

– Сказать правду? – задумчиво проговорила Тина. – Это было бы лучше.

Ей были гораздо больше по душе их прошлые легендарные ссоры. Столкновение ирландского и итальянского темпераментов приводили к взрыву.

Но перемирие всегда того стоило.

– Я о том, что говорила тогда, ночью. Если я беременна…

Брайан поморщился, но Тина продолжала:

– ., я справлюсь со всем сама. Тебе не придется…

– Стоп, – остановил ее Брайан, и когда Персик сделала поползновение снова забраться ему на колени, отодвинулся в сторону. – Если ты беременна, тогда это наш ребенок, и заниматься им должны мы вместе.

– Что значит «заниматься»?

– Заботиться о нем, конечно же. А что еще это может значить? – Брайан начал закипать.

– Я вполне сумею воспитать ребенка одна, Брайан, – сказала она.

– Моего ребенка ты не будешь воспитывать одна.

Тина надеялась услышать, что он скучал по ней так же, как она по нему. Что у них все еще получится. Что у них есть общее будущее.

Но увы. Чувствам в этом разговоре места не было.

– Я об этом думал, – продолжил Брайан. – Два дня думал. Если ты беременна, я могу кое-что предпринять..

На сей раз настороженно, Тина спросила:

– Предпринять?

– Я могу уйти в отставку, получить работу на гражданке. В какой-нибудь авиакомпании.

– Что? – Тина поднялась на ноги и посмотрела на него сверху вниз. – Ты не можешь уйти из морской пехоты.

– Да, возможно, это не то, чего мне бы хотелось, но…

– Брайан, не глупи. Служба в морской пехоте – это не профессия, а твое призвание.

Брайан медленно поднялся на ноги.

– Тина…

– Нет, – отрезала она, прежде чем он успел вставить хоть слово. – Мне никогда и в голову бы не пришло просить тебя уйти в отставку. Я знаю, что это для тебя значит. И я не хочу, чтобы ты отказывался от своего призвания.

Брайан провел рукой по волосам.

– Семейная жизнь и так не проста, – проговорил Брайан, – а семьям военных приходится и вовсе не сладко.

Тина уставилась на него, не веря своим ушам. О чем это он?

– Я видел" как распадаются такие семьи, – натянуто продолжал Брайан. – Мои друзья уезжают из дома на многие месяцы. Жена морского пехотинца вынуждена работать где придется, следуя за мужем по всей стране или даже по всему миру. Воспитание детей, оплата счетов – все ложится на ее плечи. – Брайан принялся расхаживать по комнате. – Помощи ждать не от кого, ты знаешь об этом? Денег мало, жилище убогое. Нас перебрасывают в опасные зоны по всему миру, и мы порой даже не имеем возможности сообщить женам, где находимся.

– Брайан… – Тина стояла не шевелясь, неотрывно следя за ним.

Брайан поднял руку, продолжая говорить:

– Женам военных слишком много времени приходится проводить в одиночестве. Они не живут, а прозябают в прямом смысле этого слова, и я решил, что ты заслуживаешь лучшей участи. Я желал тебе счастья и не хотел, чтобы твоя жизнь проходила в тревогах обо мне…

Тина затрепетала от горького разочарования и сожаления в ответ на объяснение истинных причин их развода. Волна гнева захлестнула ее. Он действительно решил все за нее.

– Ты хочешь сказать, – начала она звонко, вклиниваясь в поток его речи, – что развелся со мной потому, что желал мне счастья?

Брайан замолчал и взглянул на нее.

– Да, – кивнул он. – Я сделал это ради тебя.

– Кретин!

– Знаешь, – процедил сквозь сжатые зубы Брайан, – меня за эту неделю уже второй раз называют кретином. Мне это не очень-то нравится.

– А меня это не очень-то заботит, – парировала Тина, приближаясь к нему. Остановившись всего в нескольких дюймах от него, она ткнула ему в грудь указательным пальцем. – Ты развелся со мной ради моего же блага? Ты решил, что из меня не выйдет хорошей жены военного?

– Я не это хотел сказать…

– Мы оба знаем, что я говорю правду, – оборвала она его, наконец давая выход своему безудержному гневу., – Ты решил, что я не смогу. Ты подумал, я размазня и рохля, а может, недотепа, которая не в состоянии позаботиться о себе, пока ее муж будет защищать родину?

– Нет… – вкрадчиво возразил Брайан.

– Ты решил, что, когда тебя не будет со мной рядом, мне ничего другого не остается, как Только плакать, свернувшись калачиком?

– Тина…

– Неужели ты и впрямь такого низкого обо мне мнения?

– Я любил тебя.

– Но явно не имел ни капли уважения ко мне.

– Конечно, имел.

– Если б имел, не поступил бы так. Не обращался бы со мной как с провинившимся ребенком, которого в наказание отправляют к себе в комнату, – запальчиво выкрикнула Тина. – Ты обманул нас обоих, Брайан.

– Что? – Он попятился от Тины, которая наступала на него.

– Ты все решил за нас обоих. С чего ты взял, что я недостаточно зрелая женщина, чтобы служить опорой своему мужу. Ты решил, что я недостойна быть женой военного.

– Ты переворачиваешь все с ног на голову!

– Ничего я не переворачиваю! – покачала головой Тина, спрашивая себя, сможет ли она когда-нибудь забыть эту боль. Пять лет вычеркнуто из жизни. Пять лет они могли быть счастливы, они могли строить семью, любить друг друга. И все коту под хвост! Потому что так захотелось Брайану Райли! – Наконец-то мне все ясно. Ты ошибся во мне, Брайан. Ох, как ты ошибся! А я-то гордилась тобой! Гордилась тем, что я жена морского пехотинца. Неужели ты полагаешь, я не понимала, насколько важна твоя работа? Конечно, нелегко жить в разлуке, но я сильная, Брайан. Пока мы любили друг друга, я могла бы вынести все.

– Знаю, – с трудом выдавил из себя Брайан. – Я просто не хотел усложнять твою жизнь.

Сердце Тины снова пронзила боль. Вспоминая о тех годах, что они потеряли, она была готова разрыдаться.

– Хотел спасти нас от месяцев разлуки, – проговорила она, горько качая головой, – и разлучил нас навеки. Хорошая логика. Хороший выбор.

– Я сделал, как считал лучше.

– Ты просчитался.

Брайан протянул к ней руку, но Тина отступила назад. Она не хотела ни его прикосновений, ни его объятий.

– Уходи, Брайан, – тихо сказала она и направилась в кухню.

– Мы еще не поговорили о ребенке.

– Если ребенок будет, у нас будет время о нем поговорить, – отозвалась она на ходу. – А сейчас нам говорить не о чем.

Незаметно пролетела еще одна неделя, а слова Тины до сих пор звучали в голове Брайана. Неужели , он и впрямь так ошибся? Разве это плохо – оберегать любимую женщину?

Он ни с кем не мог обсудить этого. – Даже с Лайамом, потому Что снова услышать в свой адрес слово «кретин» ему не хотелось. К тому же он хорошо знал, что в данном вопросе не получит сочувствия от своих братьев.

Скорее всего, он и не заслуживал сочувствия.

Последние несколько дней он все пристальнее присматривался к семьям друзей. Пять лет назад он так боялся трудностей, которые всегда сопутствуют семейной жизни, что не замечал, как важна взаимная поддержка супругов.

19
{"b":"5629","o":1}