1
2
3
...
21
22
23

– Я не могу, – всхлипнула Тина. – Надеюсь, ты меня понимаешь, Нана.

Бабушка вздохнула, снова потрепала Тину по руке и закрыла крышку чемодана.

– Понимаю, душечка, но все же надеюсь, что когда-нибудь ты передумаешь.

– Спасибо.

Анджелина искоса взглянула на внучку.

– С Брайаном попрощаешься?

– Нет. – Тина решительно встала.

– Боишься?

Она вздохнула.

– Устала биться в закрытую дверь.

Брайан покинул военную базу рано, но не спешил возвращаться домой.

Вместо этого он направился в «Маяк» повидаться с братьями.

– Ты что, снова отпускаешь ее? – фыркнул Коннор, откидываясь на спинку сиденья и попивая пиво.

– Я здесь ни при чем, – защищался Брайан. – Тина едет туда, куда хочет, и делает то, что хочет.

– Ага, – ухмыльнулся Эйдан. – А уезжает она почему?

– А я-то откуда знаю? – огрызнулся Брайан, хотя все прекрасно знал. Тина уезжает, потому что ребенка нет. И у них нет общего будущего. И это даже хорошо, потому что без него ей будет лучше.

Бог свидетель, им лучше расстаться.

У Брайана снова защемило сердце, и он потер грудь рукой. Он уже почти привык к этой боли. В первый раз он почувствовал ее, узнав, что с ребенком ничего не вышло и Тина уезжает. Вероятно, он ее больше никогда не увидит.

Помрачнев, Брайан сказал себе, что за пять лет уже свыкся с отсутствием Тины.

– Но на самом деле ты знаешь, не так ли? – спросил Лайам, толкая его локтем в бок.

– Если ты ждешь исповеди, лучше обратись к своей пастве, – свирепо отрезал Брайан.

– Какой горячий! – протянул Коннор с улыбкой.

– Достойный сожаления, – уточнил Эйдан. – Просто достойный сожаления. Парень даже себе не может в этом признаться.

– В чем признаться? – Поблагодарив официантку за ледяное пиво, Брайан сделал большой глоток. Жизнь его была бы куда проще, мелькнула у него мысль, если бы он был единственным ребенком в семье.

– В том, что ты любишь ее, кретин, – мягко сказал Лайам.

Брайану стало трудно дышать. Любовь. Неужели старший брат видит то, чего не видит он сам?

Брайан обвел взглядом помещение ресторана.

Вокруг знакомые лица, все те же семьи, дети рядом со своими родителями, те же пары, воркующие в отдельных кабинетах, шепчущиеся и обменивающиеся безмолвными обещаниями.

И его вдруг осенило, что любовь стоит того, чтобы за нее побороться.

Брайан скользнул взглядом по старшему брату.

– Знаешь, я уже начинаю уставать от того, что ты постоянно обзываешь меня.

– Тогда не глупи.

– Что, всем этим словечкам тебя научили в семинарии? – рявкнул Брайан.

– Заткнись! – сказал Коннор и усмехнулся, получив в ответ от Брайана убийственный взгляд. – Если ты думаешь, я тебя боюсь, ты ошибаешься.

– И чего я здесь сижу? – медленно проговорил Брайан;

– Потому что ты слишком туп; чтобы остаться с Тиной, – съязвил Коннор.

– Ты уже проиграл пари, Брайн. – Эйдан выхватил чипе из корзинки в центре стола и с хрустом разжевал его. – Тебе больше ничто не мешает.

– Дело не в пари.

– Тогда в чем?

– В справедливости, – ответил Брайан.

– По отношению к кому? – удивился Коннор.

– К Тине. – Брайан тяжело вздохнул. – У жены военного жизнь несладкая. Она даже тяжелее, чем любая работа, тяжелее, чем вы думаете.

– Что ты хочешь сказать? – не понял Эйдан.

– Тина заслуживает лучшей участи.

– Лучше, чем любить и быть любимой? – спросил Лайам.

Брайан откинулся на спинку, зажав кружку пива между ладонями.

– Она заслуживает лучшей участи, – упрямо повторил он, качая головой.

Лайам поднял руку, призывая всех к молчанию, и посмотрел на Брайана.

– Она заслуживает возможности принять для себя решение самостоятельно, – спокойно сказал он. – Она заслуживает, чтобы ее любимый человек уважал ее настолько, что дал бы ей шанс сделать за себя свой выбор.

– Ты не пони…

Но Лайам не слушал.

– Выходя за тебя замуж, она знала, что ты военный. Она выросла в военном городке и видела, что значит быть женой военного. И все же она; выбрала тебя, вышла за тебя замуж.

Брайан прислушивался к словам, которые проникали ему в душу, и чувствовал, как в, темноте вспыхнул огонек надежды. В его памяти вставали образы Тины: блестящие глаза, изгибающиеся губы, обнимающие его руки. Он снова услышал ее. смех, ощутил ее легкое дыхание на своей щеке.

– Как бы там ни было, а жить без нее ему нельзя.

– Мне нужно идти, – пробормотал он, вынимая из кармана бумажник и бросая на стол пару банкнот. Он вышел из кабинки и, пристально посмотрев на братьев, коротко улыбнулся им и сказал:

– Мне нужно поговорить с Тиной.

– Поторопись, – кивнул Коннор.

– Да, – прибавил Эйдан, – пока она не поняла, что ты за дубина.

Брайан поспешно пробирался между столами к выходу, а трое братьев Райли жали друг другу руки с чувством выполненного долга.

Прошло три дня после ее возвращения в Калифорнию, и Тина поняла, что нужно делать. Вообще-то она знала это задолго до того, как прилететь домой.

Улыбаясь самой себе, она перебирала на своем рабочем столе бумаги, складывала их в стопки и подшивала в папку, помеченную грифом «срочно».

Об этом позаботится Джанет. Она знала все ящики Тины даже лучше, чем она сама.

Все будет отлично. В ее жизни грядут перемены.

– Ты уверена? – Джанет погладила ладонью свой огромный живот. – Ты только что приехала.

Может, стоит подождать и…

Тина послала ей улыбку и покачала головой. Ей будет не хватать Джанет, но они не будут терять друг друга из виду. Будут перезваниваться, писать письма по электронной почте, приезжать друг к другу в гости.

– Поверь мне, – ответила Тина. – Я ждала пять лет. И все хорошенько обдумала. Я должна это сделать.

Джанет вздохнула.

– Хорошо. Но без тебя здесь все будет по-другому.

– Спасибо. – Тина обошла заваленный бумагами стол и крепко обняла подругу. – Мне тоже будет тебя не хватать.

Брайан терпеть не мог Лос-Анджелес.

Так было всегда.

Пару лет назад их база размещались в Пендлтоне, и обилие народу уже тогда его изводило.

Казалось, все жители выезжали на шоссе одновременно.

Он еле-еле двигался в пробке, но его мозг неустанно работал, скоростью мысли пытаясь компенсировать затрудненное движение автотранспорта.

Он вышел из ресторана с твердым намерением поговорить с Тиной, извиниться перед ней и заставить ее дать им второй шанс. Сказать ей, что любит ее, всегда любил и будет любить.

Но когда он добрался до дома, то обнаружил, что Анджелина вернулась из Италии. Она оглушила его известием о том, что Тина уехала в Лос-Анджелес.

Уехала.

Не сказав ни слова.

Не предупредив.

Но он и не заслуживал этого. Брайана охватила паника. Он попытался перехватить ее в аэропорту, но, когда он до него добрался, самолет уже улетел.

Он мог бы позвонить ей, но знал, что разговора по телефону будет недостаточно. Он должен был в это время стоять перед ней, видеть ее глаза, иметь возможность прикоснуться к ней.

Следующие два дня ушли на то, чтобы выпросить короткий отпуск, затем напроситься в транспортный самолет, направляющийся в их лагерь в Пендлтоне. И вот сейчас его взятая в аренду машина стояла в пробке и уже начинала перегреваться в плотном потоке машин.

Тина оглядела свой кабинет, сделала глубокий вдох и улыбнулась сама себе. Все! Она готова.

Ей не терпелось тронуться в путь, – Тина!

Она вздрогнула и обернулась, схватившись рукой за горло.

– Брайан?

– Пустите меня, черт побери! – Из главного офиса отчетливо донесся его голос. – Я приехал к Тине Коретти и никуда не уйду, пока ее не увижу.

Мысли беспорядочно носились в голове, сердце оглушительно стучало. Тина поспешила в главный офис, где сразу же увидела Брайана. Высокий и умопомрачительно красивый офицер стоял в окружении других мужчин, которые внезапно показались рядом с ним какими-то ненастоящими.

Брайан тоже увидел Тину, и его лицо мигом просветлело. "

22
{"b":"5629","o":1}