ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Обычно мы неправильно понимаем других, а значит, выбираем неправильный тип общения. Мы постоянно виним друг друга в чем-то, принижаем чужие заслуги, а все потому, что никто не учил нас обращать внимание на то, как мы можем влиять друг на друга и как мы должны меняться, взаимодействуя с разными людьми. Нам кажется естественной идея, что интеллект как бы находится внутри нас. Но никому не приходит в голову мысль, что он также может пребывать между нами. Мало кто из нас знает, как думать и работать вместе с людьми, которые мыслят иначе.

За последние несколько лет нейрофизиологи сделали несколько важных открытий, касающихся человеческого мозга и мышления и способных существенно облегчить задачу межличностного взаимодействия. Новые открытия и исследования доказывают, что все мы влияем друг на друга гораздо сильнее, чем было принято считать. Каждый из нас может как притупить способности другого, так и способствовать их совершенствованию. Да, наш роман с электронными устройствами закрутился не на шутку, но мы все равно продолжаем нуждаться в живом общении. Как часто мы работаем в одиночку, сидя перед экраном, не получая того освежающего вдохновения, которое может принести только общение и коллективное творчество.

Мой профессиональный путь начинался с работы клиническим психологом и педагогом, и тогда я была просто очарована когнитивной нейронаукой. Меня научили измерять интеллект как нечто статичное, как имя существительное, «вещь», нечто вроде чашки. Специалисты твердили мне, что некоторые рождаются с большой «чашкой», а другие, не такие одаренные, – с маленькой. Работа учителя заключалась в том, чтобы наполнить эту «чашку» – во всяком случае, от меня как от молодого учителя этого ждали. Чтобы оплачивать свое высшее (и дорогущее) образование, я работала с «безнадежными» детьми, на которых все махнули рукой. И я никогда не измеряла объем их «чашек». Эти дети научили меня тому, что интеллект – это не существительное, а глагол. Подобно саду интеллект требует возделывания и ухода. Я научилась понимать, как они становились умными, и потом я помогала им использовать интеллектуальные способности для решения насущных проблем.

Коллективный разум. Как извлечь максимум из интеллектуального разнообразия, которое вас окружает - _1.png

ГРАЖДАНИН ПЕС. Худ. Mark O’Hare

Последние полвека я помогала людям осознать уникальность их интеллекта, я приучала лидеров корпораций, педагогов и детей к мысли об «интеллектуальном многообразии», учила их видеть разницу в том, как каждый из нас мыслит. Нам привычнее рассуждать о различиях с точки зрения расовой, половой и культурной принадлежности, но мало кто знает, что и внутри этих групп люди мыслят очень по-разному. Когда я познакомилась с Энджи Макартур (специалистом по многомерной коммуникации, которая впоследствии стала моей невесткой), я поняла, что моему замыслу будет легче осуществиться, если я буду взаимодействовать с ней. Вторая из четырех сестер, она подростком уехала на Ближний Восток и жила там в статусе экспатрианта. Все детство она провела в поездках по миру. Энджи обладает врожденной способностью за частями видеть целое, налаживать контакт с людьми и способствовать их взаимному обогащению идеями. Многие матери воспринимают жен своих сыновей как врагов, но нас с Энджи объединяет единая миссия – искать и изучать все то, что сближает и роднит людей.

Последние тринадцать лет мы вместе работаем профессиональными мыслительными партнерами генеральных директоров и высших руководителей крупнейших мировых корпораций, изучая и исследуя все стороны интеллектуального многообразия. Когда мы спрашивали руководителей таких организаций, как Royal Dutch Shell, PepsiCo, Frito-Lay, Harley-Davidson, Merck и Intel, что для них самое трудное, все они отвечали: «Работа с людьми». Они признавались, что им приходилось здесь и сейчас учиться коллективной работе, сотрудничеству, приходилось создавать единую коллективную цель внутри постоянно меняющегося контекста и повышать чувство взаимопомощи и командный дух подчиненных и коллег. Самая значительная часть нашей работы заключалась в выработке конкретных стратегий, способных помочь каждому индивиду реализовать свой потенциал и научиться мыслить вне штампов и стереотипов. Мы учим наших клиентов по-настоящему ценить и использовать интеллектуальное многообразие. Именно это мы и называем коллективным интеллектом.

Коллективный интеллект, или КИ, – это способность мыслить вместе с другими во имя общих приоритетов и задач. Для того чтобы достичь этого интеллекта, нам нужно научиться уважать различия в способе мышления каждого из нас и правильно использовать эти различия. Однако, учитывая то внутреннее неприятие и непонимание, которыми обычно сопровождаются наши попытки понять тех, кто мыслит иначе, задача кажется невыполнимой. Мы приветствуем многообразие в спорте и искусстве, но в отношении к интеллекту и мышлению все иначе. Даже недавняя «теория множественного интеллекта», выдвинутая Говардом Гарднером, не сильно помогает, поскольку мы изначально не обучены ценить и использовать многообразие человеческих способностей. Автор книги «Пятая дисциплина: искусство и практика самообучающейся организации» Питер Сенге подсчитал, что групповой коэффициент умственного развития (IQ) может быть ниже на 30 %, чем среднее арифметическое от суммы коэффициентов всех ее членов в отдельности. Поразительно, как мы тупеем, когда пытаемся работать и мыслить вместе. Но сегодня мы как никогда нуждаемся в коллективной работе.

Мы живем во времена многосложности, хаоса и разрушения. Всякое важное общение превращается в перетягивание каната. Черное или белое. Красное или синее (о том, что бывает нечто среднее – например пурпурное, – все, кажется, забыли). Мы рвем и разрываем, ошибочно думая, что выбор между двумя противоположностями всегда необходим. Нам кажется, что мы либо должны в одиночку добиться невозможного, либо принести себя в жертву коллективу, будь то организация, семья или община.

Представьте себе, что в каждой руке у вас канат и вас растягивают в разные стороны. Кто эти соперничающие силы, готовые разорвать вас на части? Большинство умов, лидеров, организаций находятся в таком положении. Чем сильнее мы будем тянуть каждый в свою сторону, тем глубже застрянем в одной точке. Единственный выход – перестать тянуть и позволить концам каната вновь оказаться рядом. Как удовлетворить потребности каждой из соперничающих сил? Размышляя над этим вопросом, мы освобождаем нашу голову и начинаем вместе думать, как дать двум концам каната встретиться, как сложить канат в окружность.

Интуитивно все знают, что только вместе мы способны пережить тяжелые времена. В Лондоне была улица, где соседские семьи годами, а то и десятилетиями не разговаривали друг с другом. Взаимная неприязнь формировалась долго и передавалась из поколения в поколение. Во время бомбежек Второй мировой войны всем этим семьям пришлось скрываться в одном убежище. Оказавшись перед лицом смертельной опасности, люди быстро забыли старые предрассудки и подружились. Те, кто многие годы окружал себя стенами неприязни, теперь шутили и смеялись вместе, помогая друг другу.

Многие разделяющие нас барьеры произвольны и эфемерны. Когда встает вопрос жизни и смерти, они разрушаются и мы начинаем выстраивать необходимые связи. Все помнят первые дни после теракта 11 сентября. Все общество было пропитано инстинктивным стремлением к единству и сплоченности. Каждый отдавал то, что мог, – молитвы, усилия, материальные средства. Наши субъективные мыслительные привычки быстро поменялись. Казавшиеся неоднородными потребности и нужды как бы выровнялись, пусть и совсем ненадолго.

Поворотный момент: переход от рыночного мышления к коллективному

Мы живем во времена больших перемен. Того мира, в котором нас учили жить, больше нет. Лидеры и руководители сегодня сталкиваются с целым рядом новых трудностей и задач, неведомых их предшественникам, которых учили тому, что правильно, а не как правильно взаимодействовать с другими людьми. Их приобщали к экономике рыночного мышления. Сейчас мир постепенно начинает жить по законам коллективного мышления, которое не ограничивается категориями анализа проблемы и поиска рациональных решений. Нам приходится мыслить по-новому, мыслить совместно. Впервые видящие друг друга люди должны вместе принимать важнейшие решения и решать сложнейшие задачи. Сегодня мы мыслим, отметая в сторону географические, культурные и индивидуально-типологические различия.

2
{"b":"563322","o":1}