ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Елена Звездная.

Особый гномий первач

Особый гномий первач (СИ) - _0.jpg

Акина медленно открыла глаза и тут же стремительно сомкнула веки — в голове и так

все кружилось, а стоило взглянуть на этот мир, как он завертелся в сотни раз

стремительнее. Девушка поморщилась, попыталась вздохнуть полной грудью и

осознала, что нечто тяжелое явно этому препятствует. Тяжелое, теплое и…

Шок!

Основательный, масштабный и охвативший все сознание шок! Потому как внезапно

она отчетливо поняла, что лежит в постели с мужчиной. И этот мужчина, совершенно

голый! Основательно голый.

«Ох ты ж орочьи кости!» — испуганно подумала ученица Магической гильдии.

И почти сразу в ее голове пронеслось: «Только не принц, только не принц, только

не…»

Открыв глаза снова, она повернула голову и в свете поднимающегося на рассвете

солнца отчетливо разглядела точеное лицо, брови вразлет, что насупились во сне

при ее движении, четкие крупные словно очерченные губы, дрогнувшие смоляные

ресницы…

Это был принц. Наследник Аренского государства, глава Гильдии Света, ученик

самого Хаменгора и розовая мечта всех дев королевства. Это был тот самый

мужчина, которого они с девчонками в шутку желали на каждом празднике друг другу, тот который давно стал притчей во языцах, эталоном мужественности и

привлекательности, тайной, манящей своей опасностью. В общем — принц. И судя по

тому, что на ней ничего из одежды не ощущалось, как впрочем и на его высочестве, Акина отчетливо осознала — кто-то переспал с особой королевской крови. Точнее так

— если бы это был гипотетический «кто-то» она бы посмеялась, естественно не

поверила бы, но зато присоединилась к подколкам и шуткам на данную тему… Но это

был не «кто-то» — в королевской постели лежала она. Хуже того — именно у нее

местами было несколько некомфортно, и это явно свидетельствовало, что в постели

она не просто спала.

«Орочьи ошметки!» — мысленно застонала девушка… уже не девушка, и попыталась

встать.

Увы, его высочество не любил терять имеющееся. Об этой его черте характера всему

королевству было прекрасно известно. А вот за его пределами в прошлом году

узнали — соседняя Геранта попыталась отнять крохотный остров у Арении, что очень

не понравилось принцу, в итоге расплатилась целым своим полуостровом. Вот и

сейчас едва Акина попыталась встать, доселе безразлично покоившаяся на ее теле

рука властно сжала… собственно то, чему и так мешала дышать. Акина выдохнула и

заставила себя лежать без движения, надеясь, что кое-кто с профилем в котором

явно угадывалась королевская кровь, не проснется. И вместе с тем попыталась

вспомнить, как она оказалась здесь и с… ним. Попыталась, наморщила лоб…

подумала, что еще очень помогает потереть виски, но откровенно побоялась это

сделать, опасаясь разбудить некоторых. Некоторых, которые вообще неизвестно

откуда взялись, потому что все, что Акина могла вспомнить о вчерашнем вечере, это

улыбающуюся себя со стаканом в руках и торжественные слова Эрны: «Акиш, детка, с совершеннолетием тебя. Двадцать один год, это, знаешь ли, дата! Причем такая

дата, которая должна на всю жизнь запомниться! Ну, за тебя!», и в горло опалило

гномьим первачом, который Эрна вообще непонятно откуда притащила. На этом

воспоминания обрывались напрочь!

«Да уж, запоминающаяся дата!» — прошипела про себя Акина и скосила глаза на

принца.

Девушка просто не могла себе даже представить, как вообще вышло, что из ушлой

таверны на краю Верпена, она очутилась здесь — в центре Алетры в постели

наследного принца! Как?! И главное, с какой стати он вообще спал с ней, какой-то

безродной магичкой…

«Я его изнасиловала! — внезапно подумала Акина. — Напала на него пока он спал

и… воспользовалась. Хотя да что там воспользовалась, судя по ощущениям, я

использовала его по полной программе многократно и продолжительно!»

Но при очередном взгляде искоса (а иначе смотреть и не выходило) девушка была

вынуждена признать, что его высочество на жертву не тянет вовсе. Да и то как по-

хозяйски мужчина ее обнимал, отвергало напрочь выдвинутую версию о нападении

пьяной и невменяемой ученицы магов на прославленного воина…

«Хотя кто его знает, вдруг он мазохист, просто скрывал?!» — пронеслось в

похмельной голове.

И она приподнялась, с нововспыхнувшим подозрением вглядываясь в мужчину.

— Мм, — простонала практически коронованная особа, — милая, еще одно движение

и я снова буду в полной боевой готовности, а ты, опять обзовешь ненасытным

извращенцем. Спи, у тебя не более четверти часа на отдых осталось. А вот потом…

Сонно проговорив все это, принц потянулся к ней, потерся щекой об обнаженное

плечико, втянул внушительным носом ее запах, сжал грудь и вновь задышал глубоко

и спокойно, явно вырубившись.

«Не мазохист, садист определенно!» — вынесла вердикт девушка.

Нервно сглотнула, покосилась на ладонь его высочества, сжимающую ее грудь и…

В первый миг Акина даже не поверила, но вглядевшись увидела маленький кулон, тускло поблескивающий в лучах рассвета — переместитель! Единственный в своем

роде, экспериментальный, не отработанный, находящийся прежде в кабинете главы

гильдии под магическим замком переместитель! На ее шее! И сразу стало ясно, как

она очутилась в спальне принца, пронесясь едва ли не через пол страны!

«Замечательно, — мысленно простонала Акина, — я еще и совершила акт грабежа

главы гильдии! Просто замечательно! Мать всего сущего, что ж это был за спирт

такой?!»

Дострадать не успела.

— Не спишь, — констатировала хриплым голосом коронованная особа.

А затем единым слаженным движением мужик внезапно оказался на ней, по-кошачьи

суженные глаза слегка прищурившись, вгляделись в ее перепуганные и Крэйнар

Аренский обволакивающим сознание тоном промурлыкал:

— Вот я тебя и рассмотрел, моя страстная напористая незнакомка.

То есть действительно ворвалась в его спальню и изнасиловала! Его! Принца!

Видимо после особо похабного тоста Еваники или еще чьего-то — девчонки у них все

как одна на язык не скромные совершенно.

Нервно сглотнув, Акина испуганно выдохнула:

— То есть мы не знакомы?!

Вскинув бровь, принц несколько удивленно напомнил:

— Ты не представилась.

«Ох, какая же я молодец!» — сама себя не похвалишь, никто о тебе хорошей и не

заикнется.

Собственно на этом едва вступившая в сознательный возраст ученица магической

гильдии, осторожно коснулась пальцами переместителя, нервно улыбнулась явно

заинтригованному ее поведением мужчине, и пробормотала:

— Простите…

— За что? — изумился он.

Акина, гулко сглотнув, прошептала:

— За изнасилование…

— Что?! — принц Крэйнар приподнялся на локтях. — Я тебя не… Малышка, ты сама

начала, если помнишь!

— Не помню, — честно призналась Акина, испуганно глядя в серые глаза будущего

монарха, — и потому искренне прошу прощения за непотребное поведение и

насилие, произведенное над вами. Поверьте, обычно я никого не… Я не… не хотела.

Это все спирт. Понимаете, я вчера напилась и…

Изумление на лице его высочества медленно, но верно сменялось раздражением и

гневом. Акина же, видя столь стремительно приходящего в ярость принца,

затараторила еще быстрее:

— Слушайте, клянусь Матерью вседержательницей — я больше не буду пить и вас

насиловать! Я вообще больше никогда… Я даже не знаю, с чего меня именно на вас

1
{"b":"563897","o":1}