ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая книга приключений викинга Таппи (сборник)
Скрипуны
Лолита
Путь королей
Покажи свою работу: 10 способов сделать так, чтобы тебя заметили
Ключи от счастья. Книга жизни
Ничего не возьму с собой
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Бесконечная шутка

========== «Глава 1» ======

«…Можно попытаться сыграть со смертью в дурака. Она сначала даст тебе выиграть пару раз, а потом все равно тебя облапошит. Паскуднее всего чувствуешь себя, когда все твои друзья умерли, а ты один остался и продолжаешь жить как бы в насмешку, прокручивая в голове все свои ошибки, которые привели к такому результату. Она существо коварное…»

Эшли

Мы привели себя в надлежащий вид и собрали из разных, самых невообразимых уголков автомобиля свои вещички. Дорога во фракцию проходила в молчании, но не в тягостном, а в приятном, когда говорить не хочется. Да и сил уже не было. Моя «проверка» пришлась Эрику по душе, судя по затраченным на нее времени и энергии. Что будет дальше и как нам теперь общаться я не знала. Но забота и нежность уже покинули моего командира, неизбежно сменяясь на ожесточенность, гордость, презрение и властность. Поэтому, стало быть, когда мы проезжали ворота стены, мужчина нарушил молчание и проговорил:

— Надеюсь, ты не думаешь, что теперь ко мне можно подваливать в любое время, как к своим друзьям? — и предупреждающе полоснул глазами. Я выдохнула, иногда мне кажется, что он специально пытается меня от себя оттолкнуть. Зачем?

— Я что, похожа на самоубийцу? — округлила я глаза. — Эрик, я помню, что ты мой лидер и командир! — пересекла на корню все его сомнения. Он замолчал, нахмурился, сведя брови, и предостерегающе глянул.

Ох, сейчас вот выбесит же. Распроклятый бесенок внутри меня так и подзуживал на приключения… Нет, не сдержаться. Ну, как сдержаться? Караул.

— Милый! — скроив томную мурзилку и похлопывая ресничками, выдала я ласковым голоском и тут же сама, не сдержавшись, начала хохотать над его офигевшей моськой. «Сам виноват! Скажи спасибо, что в загс не зову!»

Эрик выматерился, закатив глаза, и вроде хотел, как всегда, выдать что-то достойное в его понимании для подобного случая, но вместо этого начал пристальней вглядываться по сторонам. Боковым зрением я уловила, как командир открыл кобуру и чуть выдвинул пистолет, слегка отодвинув край куртки. На лице его при этом ничего не отразилось. Как-то не хотелось верить, что мне опять посчастливилось куда-то вляпаться, но вот в дурном предчувствии сердце забилось с бешеной скоростью, по телу пробегает холодок, а ладошки стали мокрые насквозь.

Быстро обернувшись, я принялась осматриваться по сторонам, и тут же прозрачный воздух разрезали звуки автоматной очереди. Заднее стекло автомобиля покрылось тонкими трещинками, словно кружево паутинки, и оно разлетелось мелкой крошкой по асфальту и сиденьям, а салон наполнился знакомым запахом пороха. На одном инстинкте я успела пригнуть голову и укрыться за широкой спинкой кресла. Новая очередь ювелирно выбила нам вслед, пули сочно прочмокнули по корпусу внедорожника. Ну, бл*дь!!! Такой обалденный, замечательный день безнадежно, ко всем еб*нным чертям испорчен.

— Эрик, что это? — взгляд каснулся его холодных серых гранитов, в которых загорелсягнев. Сжав губы так, что они превратились в бледную полосу, он посмотрел назад.

— Пригнись, живо! — сорвался от лидера режущий по слуху окрик. Отчетливая паника стремительно нарастала, не спрашивая разрешения, подобно прорыву плотины. — Попробуем оторваться.

Горло сдавило судорогой, выпуская из него воздух, и сердце грохотало в самых ушах. Эрик вдавил педаль до упора, резко вывернул руль, машина ушла в сторону от зоны огня, и меня мотало так, что плечо больно врезалось в дверцу. Я сжала зубы изо всех сил, чтобы не пищать, все тело колотило крупной дрожью, а лидер только поморщился — само спокойствие, скотина такая. Я снова обернулась, и словно в замедленной киносъёмке, металл бортов и обшивку перекалечило очередью. Ой, бл*, только бы не в бензобак… Громкий звук выстрела лидерского пистолета заложил уши, но ответный залп очереди заставил пригнуться.

Холодный пот пробрал до нутра, машину жутко занесло на мокром, разбитом асфальте. Твою ж мать! Несколько пуль прошили лобовуху, испортив видимость, по салону полетели осколки стекла, даже за пазуху, я захлебнулась хлынувшим в лицо потоком влажного воздуха, а потом нас подбросило так, что потроха стянуло тугим узлом, и здравомыслие помахало белым платочком, а к горлу подкатила тошнотворная волна. Колеса пробиты, пришлось сбросить скорость — теперь далеко не удрапаем.

В голову полезли самые паршивые мысли, а сделать я с ними ничего не могла. Резкий поворот, дохлые покрышки завизжали, кое-как удерживаясь и пожирая серую ленту дорожного полотна, секунды вытянулись в бесконечность… очередь хлынула над макушкой. Я втянула голову в плечи, прикрыв руками. Нужно отстреливаться, вот только от кого? Патроны кромсали воздух, цепляя железо, не высунуться, а с моих губ слетел нервный смешок. Как-то много мне сегодня всего и сразу, как бы не сдохнуть от счастья… Напряжение сейчас лопнет вдребезги, разметав на панические частички.

«А ну захлопнулась, трусливая дрянь. Потом поскулишь, сейчас не время. И страх отступает, зато потом можно будет и обоссаться».

— Лидер, дай мне пистолет. Ты не можешь и вести и стрелять, — завопила я, выхватывая его оружие, которое, кстати, весьма ему мешало держать руль. Недовольный, глянул волком, желваки так и рвали скулы. «Ладно, не рычи ты, потом меня прибьешь».

Забравшись на сидение коленками, кое-как вгляделась назад. Дождь лил как из лейки, затрудняя обзор, но даже через пелену воды я видела, кто за нами пристроился. «Да быть не может!»

— Эрик, это грузовики Дружелюбия. — Моему негодованию не было предела.

— Вижу, бл*. Не слепой. Не высовывайся! — не терпящим возражений тоном сухо отбил лидер.

Ладони сильно стиснули оружие, до онемения. Не будь оно металлическое, могло бы хрустнуть от натиска и рассыпаться. Раскинутые локти уверенно стояли на спинке сидения, колени плотно встали в пазы стойки, как влитые. Вслед так и били выстрелы, весь багажник в решето.

Дослав затворником патрон в ствол, попыталась унять сердцебиение… Задышала ровно, прикрыв один глаз, прицелилась. Погнали, черти!!! Палец плавно нажал на курок. Аханул выстрел, втекая в уши звоном и тяжелый запах пороха наполнил легкие…

«Вот это я понимаю, оружие!» Сильная отдача подкинула мои руки, чуть не переломав нос. Выстрел… Пуля вихрем унеслась в сторону стрелков в непонятном одеянии. «Афракционеры?! Опять… Да заеб*ли уже!» Внутри проснулась неуправляемая ярость, вместе с темным полотном хладнокровия и желания, нашпиговать свинцом этих недовояк под завязку… совсем как тогда!

— Стреляй по водителю и колесам! — грозно и нравоучительно бросил Эрик, пытаясь вывернуть свою железную махину, выходящую из-под контроля на крутом повороте.

— Да знаю я, не тупая, — возмущенно процедила от такого опрометчивого недоверия, заваливаясь на дверь. — Держи ровней.

Он вперился в меня угрожающим взглядом и еще сильнее вдавил педаль газа в пол. С языка сорвалась матершинка всего командирского состава, так не вовремя всплывшая в моей памяти. С кем поведешься — от того и наберешься. Я стреляла, намертво вцепившись в командирский пистолет, но внедорожник швыряло по всей ширине дороги из стороны в сторону, а автоматная очередь снова прорезало воздух, уходя в левое крыло. «Ах, ты ж сука… если доберусь до тебя, глотку перегрызу!»

До слуха долетели обрывки слов командира, но нихрена не разобрать за смертельной канонадой. Нас несло по дороге среди полуразрушенных остовов старых зданий, внедорожник ревел мощным мотором и стал совершенно неуправляемым. Эрик пытался его приручить, вцепившись в руль так, что на руках вздулись плотные мышцы, чудом уворачивая из-под очередей, а потом что-то х*якнуло, ослепив на пару секунд; обзор серых коробок окрестностей как-то странно сменился на смурное небо, затянутое тяжелыми тучами и начал стремительно заваливаться набок, аж сердце замерло от ужаса.

Мороз пополз вдоль позвоночника, жуткий удар, срезавший дыхание, и мир перевернулся калейдоскопом, еще и еще, лязг сминаемого металла, звон, и крошка стекла — брызгами бенгальского огня. Я успела только инстинктивно прикрыть лицо руками, кожу поцарапало острым. Душа свернулась дрожащим клубком, удрав в пятки, в грудь толчком врезалась спинка сидения, затем в бочину еще что-то твердое, больно же — ни вздохнуть, ни выдохнуть. Меня швырнуло головой вниз, потом вверх, как маятником, и боль накатила неожиданно с дикой силой, раскалывая затылок, а в глазах засверкали искры. Пространство помутнело, схлопнувшись в темноту и тишину. Ни волнений, ни тревог, ни страха, только пустая чернота.

1
{"b":"564289","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследница проклятого мира
Агата и тьма
Тот самый, единственный
Сандэр: Ловец духов. Убийца шаманов. Владыка теней
Руны и сила женщины. Тайны северных мистерий
Портрет Дориана Грея
Мысли, творящие здоровую систему дыхания
Академия темных властелинов
Говорить легко! Как стать приятным собеседником, общаясь уверенно и непринужденно