1
2
3
...
43
44
45
...
74

– Говорят, что в Верховных Святилищах Лордов Кваамила верховные жрецы читают тексты Квимиша в их изначальном написании, и в этих текстах сказано, что Князья Тьмы собирают умерших, чтобы те прислуживали им до конца времен, когда настанет день Страшного Суда. Куда уходит культура, раса, мир, когда он умирает? Может ли целый мир, умерев, быть забранным во служение?

– И ты считаешь, что я смогу спокойно спать после таких соображений? – спросил Джозеф, продолжая разглядывать изображения.

– Конечно. И я тоже смогу. Даже если здесь царство теней, мы-то все еще живы! Поэтому мы и не можем видеть мертвых. Хотя мы и слышим крики проклятых из-за того, что находимся к ним слишком близко, но это и все. Мы здесь, но наши души еще никто не забрал. И я намереваюсь и дальше сохранять такое положение вещей – тем, что высплюсь и встану отдохнувшей и с новыми силами.

– Лгунья! Ты же никогда не верила в эту чушь!

– Я и не говорю, что поверила в нее сейчас, – спокойно ответила джулки. – Я просто хочу сказать, что эта гипотеза вполне подтверждается реальными фактами. Ты и сам никогда в нее не верил, если, конечно, не заглядывать в темные глубины твоего подсознания. Но вот сама эта идея тебя нервирует.

Джозеф обреченно вздохнул и подошел к дверному проему. Свет его фонаря упал на Калию, которая уже давно спала и которую ничуть не интересовало происходящее. А вот она верит в это, понял он внезапно. Со своим ограниченным, необразованным, почти дрольским умишком – она легко в это поверила, но ее это ни чуть не беспокоило.

– Да, ее это вообще не заботит, – прочитала его мысли Тобруш. – Впрочем, судя по тому, что мы уже видели, она пришлась бы в Темном Царстве как своя.

Джозеф снова вздохнул и кивнул. Однако, пора было возвращаться к делам насущным.

– Дезрет, если здесь появится другая команда – это, скорее всего, будут Святые Кошмары, – они наверняка, как и мы, сразу пойдут к водопаду, поначалу не заметив наше убежище. Возможно, их телепат и успеет их о чем-нибудь предупредить, но если ты увидишь, что они проходят мимо и ты можешь в них попасть – стреляй. Не жди нас. Действуй по своему усмотрению, но добейся максимального результата.

– Понял, – ответил коринфианец. – Мы находимся внутри скалы, поэтому они никак не смогут зайти к нам в тыл. Никакого другого пути, кроме этого, не существует. Что бы они об этом ни думали, им придется пройти между нами и водопадом. Эта затея обречена на успех.

* * *

– Манья! Капитан! Просыпайтесь! У меня прекрасные новости!

Криша не могла сдерживать свою радость, но остальные члены команды, которых никто не нес полдороги в бессознательном состоянии, испытывали при этом внезапном пробуждении совсем другие чувства.

Только Ган Ро Чин нашел в себе силы спросить:

– Что у тебя за новости, Криша?

– Морок! Он жив! И сейчас идет к нам! Он в каменном лесу.

Чин уставился на нее мутным взглядом:

– Как он перебрался через гору? Ты уверена, что не задремала, и тебе это попросту не приснилось?

– Уверена! Я и сейчас слышу его мысли!

Манья поверила ей не больше, чем капитан.

– Даже если он ухитрился каким-то образом перебраться через гору, как он может идти сюда, опережая язычников, до сих пор находящихся по ту сторону леса? Даже если предположить, что его нога чудесным образом исцелилась, это место – настоящий лабиринт, если не знать точного направления! А ведь у нас выключены радиомаяки!

– Ему… помогают, – уже более спокойным тоном ответила Криша. – С ним эмпатка команды Биржи, она ведет его к нам. Она находится под его воздействием.

Ган Ро Чин сел и выдохнул. Конечно, он был рад, что с его старым боевым товарищем было все в порядке, но ему не нравилось, что тот использовал чужака.

– Очень глупо с его стороны, – пробормотал он себе под нос. – Крайне неосторожно!

– Ты не рад? – нахмурилась Криша.

– Что Морок возвращается? Нет, что ты, я ужасно рад! Но он использовал свой Талант, чтобы похитить ее. Я не могу себе представить ничего, что бы могло разозлить отряд разведчиков больше, чем подобный поступок. Теперь из нейтральной команды, которая помогла нам выбраться из очень неприятного положения, они превратились в наших злейших врагов, и вряд ли еще раз доверятся нам или поверят на слово.

– Они язычники! – отрезала Манья. – Господи, да они сами только и делают, что нарушают свои клятвы! Помните ту мелкую двуличную ведьму, которая нарушила договор о ненападении на Медаре? Кроме того, если я правильно помню то, что рассказывала о них Криша, у них в команде два эмпата. Так что мы не уменьшили количество Талантов в их отряде, и не причинили никакого вреда самой девушке. Когда Святой будет здесь, я смогу обработать его ногу с помощью моего медицинского набора, и мы отошлем ее обратно.

Чин покачал головой:

– Нет, вы не понимаете их, так как я. Пусть они наемники до мозга костей, но именно у этой гильдии есть понятия о чести, граничащие с религией. Они вызываются в качестве добровольцев, чтобы выяснить, что убивает людей на только что открытых мирах. Если команда не будет действовать как единый организм, она обречена на очень недолгую карьеру.

Это был один из тех редких случаев, когда ему искренне хотелось, чтобы Криша могла читать его мысли. Никто из них, даже Морок, никогда не поверил бы, что они могли просто пойти к биржанцам и попросить о помощи, и они бы ее получили. Для разведывательного отряда Биржи не существовало большой разницы между Ган Ро Чином, Святой Дланью или военными Империи Миколя. Их представления о чести требовали от них, чтобы они оказали помощь любому, кто будет в этом нуждаться. Даже неприятелю, если это не причинит вреда им самим. Но если задеть их отряд, отнестись к ним, как к врагам, они ответят тебе тем же. Это было нечто абсолютно невообразимое для этих священнослужителей. Это невозможно было вывести путем логических умозаключений, прочитав их мысли, как могла бы сделать Криша. Это можно было понять, только прожив среди них столько, сколько прожил он.

Что ж, с этим уже ничего нельзя было поделать. Дело было сделано. Как всегда, первым к нему вернулся его обычный прагматизм.

– Где они сейчас, и когда будут здесь? – спросил он у телепатки.

– Точно сказать сложно, но это займет у них не больше одного-двух часов. Как ты помнишь, эмпатка может рассчитывать только на свою частоту, когда ищет что-либо, но сейчас они сошли с размеченного пути и идут прямо сюда.

– А как насчет людей Биржи?

Она пожала плечами: – Отдельные мысли и отрывки разговоров. Но я знаю, что они приближаются.

Он встал и вздохнул.

– Если есть хотя бы малейшая вероятность того, что отряд Биржи их догонит, мы должны вернуться и найти их первыми, пока нас не опередили. Пошли, не будем терять время. Зная, что он гипнот, и что он взял члена их команды под свой контроль, они пристрелят его как дикого зверя.

Через пять минут после того, как они повернули в обратный путь, Криша остановилась и сказала:

– Они уже очень близко. Как, впрочем, и команда Биржи. Я выставила блок, чтобы укрыть всех нас, вместе со Святым, но это их не остановит. Они знают, что он где-то здесь.

Они ускорили шаг и через пять минут натолкнулись на старгина и его помощницу-терранку. Он выглядел очень неважно и шел, в основном, подпрыгивая на одной из своих огромных когтистых лап. Другую он старался держать на весу, опираясь этой рукой на Модру. Первый Инквизитор нес на себе свой набор инструментов, но скафандр он снял и обвязал вокруг тела. Капли дождя блестящими бусинками скатывались с его мелких маслянистых перьев, но тем не менее он выглядел вымокшим насквозь.

– Благослови вас всех Господь! – крикнул он им бодрым голосом.

– Для приветствий нет времени, – ответил капитан. – Сходите с дороги и идите в лес! Углубитесь как можно дальше и не бойтесь заблудиться. Я буду здесь неподалеку, Криша с эмпаткой легко выведут вас обратно на мой передатчик, который я сейчас активирую. Идите! Я Нуль – меня они не засекут.

44
{"b":"5645","o":1}