1
2
3
...
54
55
56
...
74

– Мне это нравится даже меньше, чем если бы они напали на нас, – заметил Морок. – Не знаю почему, но это так.

Ган Ро Чин кивнул.

– У меня такое чувство, что мы что-то упустили из виду. Что-то, о чем мы еще не знаем. Мне почему-то все время кажется, что кто-то смеется над нами за нашей спиной.

– Ну, раз они не имеют ничего против того, чтобы мы продолжали свой путь, я не вижу причин для дальнейших задержек, – сказал Морок.

– Идите. Мы вспомним о вас, когда придет наше время. А оно придет уже очень скоро.

Криша содрогнулась и чуть ли не силком вытолкала остальных из зала.

Они подошли к воротам станции, испытывая сильнейшее облегчение от того, что наконец покинули тот насквозь промокший, мертвый мир.

Они вышли наружу, и в ноздри им ударил плотный, концентрированный запах серы.

ГОРИ ОГОНЬ, КОТЛЫ КИПИТЕ

Это был мир тьмы, словно они очутились на дне невозможно глубокой пещеры. Здесь был свет, но исходил он не от неба, а от огромных озер кипящей, клокочущей лавы, которая иногда выплескивалась из берегов и текла небольшими речками.

Скафандры автоматически загерметизировались, в них включилась система вентиляции, которая тут же принялась очищать здешний воздух, насыщенный сероводородом и другими дурно пахнущими соединениями, и охлаждать его до приемлемого уровня.

– А вот это мне совсем не нравится, – кисло сказал Джозеф, глядя на счетчик и пытаясь подсчитать, насколько энергоемким обещает быть их пребывание здесь. – Калия, как у тебя с энергией? Тобруш?

– Тридцать семь часов, – доложила Калия.

– Тридцать восемь, плюс-минус полчаса, – вслед за ней отозвалась Тобруш.

– У меня ближе к тридцати пяти, – мрачно сообщил Джозеф. – В предыдущих мирах, чтобы добраться до следующей станции, мы тратили порядка сорока часов, и это при том, что нам не приходилось сталкиваться с чем-либо подобным.

Их скафандры не были предназначены для прогулок по лаве. И хотя они, безусловно, пока еще держались, такими темпами они могли израсходовать всю свою энергию в очень короткие сроки.

– Мы можем попробовать вернуться в зал, – предложила Калия. – Выбрать какой-нибудь другой путь.

– Похоже, так нам и придется поступить, – ответил он. – Может быть, демоны и способны разгуливать по лаве в домашних тапочках, но мы-то так не можем! Дезрет, ты как?

– В пределах нормы, – ответил коринфианец. – Но если я попаду в лаву, я расплавлюсь. Я бы предпочел пойти другим путем.

– Решено – мы возвращаемся. И быстро! Не будем терять энергию зря.

С облегчением они вернулись на станцию и выключили системы своих скафандров. Пройдя сквозь первую пещеру, они снова вошли в центральную комнату – и потрясенно замерли.

Оба демона каким-то образом развернулись и теперь смотрели на них. Джозеф нервно облизнул губы.

– Тобруш, спроси у них, что здесь происходит, – приказал он телепатке.

– Вы не можете вернуться этим путем. Вам в любом случае придется пройти через тот мир. Чтобы попасть в Центр Отправления, от выхода поверните направо и идите до следующей станции. С нее вы сможете вернуться назад.

Тобруш доложила об этом Джозефу. У того не было никакого желания верить им; однако не верить он побаивался. Он мог бы спросить их, как далеко до следующей станции, но вряд ли мог бы положиться на ответ.

– Мимо них и наружу! – приказал он. – Сейчас мы посмотрим, обман это или нет.

Они прошли зал насквозь – и вновь оказались в том же темном, отвратительном, жарком месте.

– Все ясно – стоило нам попасть на станцию, как выбор нашего дальнейшего пути стал зависеть от них, – констатировала Тобруш. – Но мы все равно уберемся отсюда, чего бы это нам ни стоило! Нам больше ничего не остается, разве что расположиться здесь и ждать, пока в наших скафандрах не кончится энергия.

– Тобруш права! – воскликнула Калия. – Если уж нам суждено умереть, так умрем достойно, не сдавшись! Они просто испытывают нас! Какой смысл в испытаниях, если их нельзя пройти?

– Согласен, – вставил Дезрет. – Мы здесь постоянно находимся во власти их системы. Заметьте, расстояние между второй и третьей станцией было на двадцать процентов меньше, чем между первой и второй. Мы шли так долго только потому, что сражались и отдыхали. Теперь мы впереди, и пока нам не грозят стычки с врагами. Если расстояние до следующей станции на этот раз составит всего шестьдесят процентов от первоначального, мы сможем добраться до нее за тридцать часов.

– Хорошо, – вздохнул Джозеф, понимая, что даже тридцать часов в этом месте будут пыткой, тем более без предварительного отдыха, но сознавая, что это необходимо. – Мы, по крайней мере, обучены делать такие марш-броски – в отличие от остальных.

Они повернули налево и тронулись в путь.

– У биржанцев осталось, наверное, часов по пятьдесят-шестьдесят, и это если они не затеяли бой, – заметила Тобруш. – Я вот все думаю – интересно, худшее еще впереди? Сначала было бесконечное однообразие, затем бесконечный дождь, теперь бесконечный огонь… Хорошо бы хоть освещение здесь было получше, что ли; не только чтобы зарядить скафандры, но и просто чтобы лучше видеть, куда мы идем.

– Жалко, что мы не можем использовать эту чертову жару! – посетовал Джозеф.

Тобруш приняла его слова всерьез.

– Возможно, если мы попробуем перепрограммировать скафандры, что-нибудь и получится, – сказала она. – Конечно, изначально они для этого не предназначены, но если выйдет хотя бы что-то, это будет все же лучше, чем совсем ничего. По крайней мере, это позволит нам разгрузить кондиционеры. Я подумаю над этим.

– Давай, – обрадовался Джозеф. – У тебя есть тридцать часов. А пока – кто-нибудь видит что-либо, похожее на дорогу?

– Нет, – отозвался Дезрет. – Черная порода, по которой мы идем, состоит из каменных обломков, мелких частиц обсидиана и вулканической пыли. Если кто-то и прошел через эти места, следы после него вряд ли остались.

– Ну что ж, – вздохнул Джозеф, – поскольку мы находимся на возвышенности между двумя озерами лавы, то если мы сейчас пойдем налево, дальше путь выбирать не придется.

– А что если лава растеклась, затопив дорогу, уже после того, как здесь прошли демоны? – спросила Калия.

– Лучше не думай об этом, – посоветовал Джозеф.

Дезрет был настроен более оптимистично.

– Наверняка этим путем часто пользовались. Им же нужно было как-то проходить к следующей станции. Никто не станет, строя здания по строго определенным правилам, как это делают они, тут же нарушать их.

Они очень надеялись, что коринфианец прав. Как правило, сложные внутригалактические транспортные пути строились первым делом и постоянно поддерживались в хорошем состоянии. Здесь же они пока что не видели никаких следов обслуживания – если оно когда-то и существовало, то это было очень давно.

Однако, им больше ничего не оставалось, кроме как идти вперед – разве что прыгнуть с широкой каменистой насыпи прямиком в озеро лавы. Джозеф невольно задумывался, зачем вообще существует это место – как, впрочем, и все другие места, через которые они прошли. Его очень смущало то, что в этом мире маршрут прохождения через пространство не зависел от воли идущего. Возможно, размышлял он, здесь само желание попасть из точки А в точку Е каким-то образом предопределяет существование точек Б, В, Г, и Д, хочешь ты проходить через них или нет.

Как ни странно, в этой мысли ему виделось что-то обнадеживающее. Если это было действительно так, то они всецело зависели здесь от событий, которые не могли контролировать. Да, несомненно, этот мир был для них чужим, но благодаря самому факту существования в нем неких жестких правил, жестких законов, он оказывался намного более похож на мир, из которого они пришли, чем, возможно, демоны согласились бы признать.

– Совершенно верно; этот мир, несомненно, создан по определенному замыслу и контролируется создателями, – ответила Тобруш на его мысли. – Иначе они тоже ходили бы в скафандрах.

55
{"b":"5645","o":1}