ЛитМир - Электронная Библиотека

Действуя скорее по велению сердца, а не разума, Калия бросила все, что несла, даже нож, и пошла вперед.

– Да что там, я не надеялась дожить и до этого момента, – сказала Тобруш, следуя ее примеру.

Джозеф замешкался, оценивая возможные варианты, и тоже вошел во врата, неся с собой нож и вещи. Уже коснувшись врат, но все еще видя демонов уголком глаза, он внезапно заметил вокруг них слабое мерцание и ухмыльнулся. Голограммы, подумал он про себя. Их даже нет здесь во плоти!

* * *

Джимми понемногу приходил в себя. У него был жар, лекарства лишь притупляли боль до едва терпимого уровня, и он не совсем присутствовал в этом мире. Однако при помощи Модры и Молли он даже смог кое-как самостоятельно передвигаться.

И Модра, и Дарквист ощущали существ за поворотом, но продолжали двигаться вперед, не останавливаясь – если не считать передышек, когда они сменяли друг друга так, чтобы Модра могла держать в руке пистолет. Дойдя до поворота, они, как и их предшественники, тоже решили, что выбора у них нет.

– Добро пожаловать. Мы рады, что столь многие из вас смогли дойти досюда, – произнесли демоны, приветствуя их в точности так же, как и миколианцев; впрочем, и вся последующая дискуссия – как вопросы, так и ответы – мало отличалась от предыдущей.

– Вы должны оставить здесь свои скафандры и все остальное, что сделано руками ваших собратьев, – потребовали под конец демоны.

– Мы не собираемся лишаться единственного оставшегося у нас преимущества, – твердо заявила Модра.

– Это необходимо. Игра будет честной, обещаем.

– Однако то, что вы сделали с исследовательской группой, доказывает, что вы не любите честной игры, подтверждая вашу репутацию, – заметил Дарквист.

– Возможно, это и так, но вы играете не против нас – играет ли шахматная фигура против шахматиста? Если вы откажетесь, вы обнаружите, что не получили никаких преимуществ, а лишь подвергли себя опасности лишиться всего, в то время как вы еще можете победить. Ваш выбор – это часть игры.

Модра указала на Джимми.

– Игра нечестная. Ему необходимы лекарства и защита скафандра.

– Напоите и накормите его тем, что у вас осталось, а потом искупайте в воде, которую найдете за вратами, – сказали демоны. – Он быстро придет в себя.

– Мы все же рискнем оставить его так, как есть, – настаивала на своем Модра.

– Делайте что хотите. Если вы не будете среди тех, кто достигнет Твердыни Хаоса, вы подвергнете не только себя, но и весь свой народ вечному рабству. Если же мы будем играть на вашей стороне, никто не сможет вам сопротивляться. Никто не выстоит против нас.

– Я что-то не припоминаю предложения поиграть, – возмутился Дарквист.

– Если ответ неважен, зачем спрашивать? – парировали демоны.

Джимми на несколько мгновений пришел в себя, уставился на демонов, качаясь словно пьяный, затем перевел взгляд на их ноги и, засмеявшись, показал на них пальцем:

– Ха! Печать Соломона! Ты все еще прикован, рогатый подонок! – и снова впал в беспамятство.

– Если они прикованы, как сказал Маккрей, ничто не помешает нам пройти мимо них так, как мы хотим, – заметил Дарквист.

Модра кивнула.

– У меня сейчас не то настроение, чтобы вступать в дискуссии, а у нас на хвосте мицлапланцы. Если Чин нас заметит, я ломаного гроша не дам за жизнь Джимми. Пойдем скорее.

Они с Молли подхватили Джимми под руки и все вместе прошли сквозь врата.

* * *

Мицлапланцы, которых задерживала больная нога Морока, отстали от них минут на десять.

Их приветствовали так же, как и предыдущие группы, но Манья демонов и слушать не захотела.

– Принц Тьмы, тебе нечего сказать нам! – заявила она.

На демонов, однако, эта эскапада не произвела никакого впечатления.

– Тогда умрите, веруя в своих богов, – заявили они спокойно. – Ваши боги не существуют, ваши Святые Ангелы придуманы лишь затем, чтобы ваши хозяева управляли вами, а все ваши жертвы – пустая трата истинного смысла жизни, они приводит к такой же порочности, как и наслаждение жизненными благами. Мицлапланы создали вашу жалкую религию и вашу скучную тоталитарную систему в качестве защиты против нас – но это ваша беда, а не наша, теряете от этого вы, а не мы. У нас с самого начала было мало надежды на такие автоматы с промытыми мозгами, как вы. Идите и умрите сразу, в боли и мучениях, и не досаждайте нам больше своей глупостью.

Не было смысла оставаться здесь дальше, хотя Ган Ро Чин и жалел, что не смог задать демонам несколько вопросов.

САД БОГОВ

Следуя здешней безумной логике вещей, спустившись в пещеру, они вышли из нее возле вершины холма, откуда открывался великолепный вид на захватывающий дух причудливый пейзаж.

Все здесь было устлано зеленью; травы, деревья и кустарники всех возможных оттенков зеленого покрывали землю до самого горизонта, и хотя растения были незнакомыми, их общие очертания казались успокоительно домашними.

И в то же время эти места казались абсолютно чуждыми, поскольку, хотя освещение было ярким, как в весенний день, здесь не было ни солнца, ни теней, и невозможно было догадаться, где здесь мог находиться источник света.

Небо было темным – но каким-то по-незнакомому темным, как будто они смотрели не на ночное небо, а сквозь огромное окно, закрывающее все небо и спускающееся вниз к горизонту, через которое видны были яркие огни в разнообразных сочетаниях, напоминавшие цепочки галактик.

Это восхитительно, подумала Калия. Так прекрасно, но так странно…

Прилизано, подумал Джозеф, оглядывая все вокруг.

– Э… Что ты говоришь? – спросила Тобруш.

– Здесь все прилизано, – сказал Джозеф вслух. – Как сады у какого-нибудь знатного Лорда. Даже деревья имеют специальную форму – вы только взгляните на них: и кусты, и живые изгороди подстрижены! До сих пор все, что мы видели, кроме того плоского мира, было динамичным, предоставленным самому себе, своей природе. А это место явно искусственное. Интересно, как это создано и кем?

– Я вот тут думаю, – высказалась джулки, – было ли все это здесь до нас, или было специально создано к нашему приходу? Если предположить существование расы, настолько же более развитой по сравнению с нами, как мы по сравнению с микробами, то практически все, что они создают в повседневной жизни, для нас будет чудом.

– У меня только что появилась странная мысль, – сказал Джозеф, все еще вглядываясь в окружавшее их великолепие. – Для всей их ментальной мощи эти Кинтара кажутся мне слишком заинтересованными простой, известной нам жизнью. Возможно, они и стоят на ступень выше нас, как наши хозяева, Миколи, или Хранители Биржи, или эти – как там их называют Святые Кошмары – Ангелы? – но, в общем, они не кажутся мне намного более развитыми, чем мы. И уж точно они не сверхъестественные существа. Вы, конечно, заметили, что та парочка была голограммой?

– Да, было похоже, – согласилась Тобруш. – Да, я понимаю, что ты имеешь в виду. Это наверняка не та раса и не та культура, которая могла бы создать то, что мы видели.

Джозеф кивнул.

– Как если бы они были людьми, случайно наткнувшимися на главный центр управления, созданный другой, высшей, культурой, которые методом проб и ошибок как-то выяснили, как им управлять, не понимая на самом деле, как он работает. Не боги, а опьяненные властью люди, играющие в богов.

– Это точно. Но если так, то где же пульт управления?

Джозеф указал на слабый отсвет на горизонте слева от них.

– Град, – ответил он. – Город, который мы видели в той массовой галлюцинации, или что это было, в той кристальной пещере. Как там нам сказали? «Посередине всего и на краю ничто»?

– Что-то вроде того. Ну да ладно; единственное, чего мы добьемся, если будем стоять здесь – это что нас нагонят торгаши. Думаю, нам стоит спуститься.

Джозеф кивнул.

– И все же они обещали нам честную игру.

– Не верю я их обещаниям, – заявила Тобруш. – Они все время лгали, мне кажется. Возможно, они лгут даже сами себе.

68
{"b":"5645","o":1}