1
2
3
...
69
70
71
...
74

Тобруш медленно обходила застывшую массу, внимательно исследуя ее. Зайдя с другой стороны, она нашла тонкое острое щупальце, торчавшее из тела коринфианца. Оно тоже было неподвижно, но Дезрет использовал его – возможно, собрав последние остатки энергии, – чтобы написать что-то на идеографическом языке империи.

– «Облака»? – прочитал Джозеф, нагнувшись. Он посмотрел наверх, на черное стекло, сквозь которое светилось бриллиантовое звездное поле. – Какие тут облака?

Калия в свою очередь осмотрела небо. Неожиданно она указала куда-то влево, сказав:

– Может, Дезрет имел в виду вот это?

Двое других обернулись и увидели вдалеке маленькое пушистое облачко. Неожиданно оно начало двигаться – но не как облако, а скорее как самолет. Нет, даже не как самолет. Никакой самолет не может резко тронуться с места и потом столь же резко застыть в воздухе. Никакой самолет не поворачивает на полной скорости на девяносто градусов.

– Не знаю как вы, – сказала Калия, – а я сейчас побегу так быстро, как только смогу.

– Разбегаемся! – крикнул Джозеф, и они бросились в сторону лабиринта, до которого оставалось еще не менее километра, стараясь не приближаться друг к другу, чтобы их не накрыло одним выстрелом.

Облако, по-видимому заметив их, стремительно заскользило в их направлении. Затем, так же стремительно, оно остановилось, и края его начали темнеть, а середина – светиться.

Вдруг яркая молния ударила в землю прямо за спиной бегущего Джозефа, который тут же пустился зигзагами. Секунд десять спустя из облака вылетела новая молния, на этот раз едва не попав в Джозефа и наполнив воздух раскатами грома и треском электричества.

– Джозеф! Брось сумку! Брось сумку и беги! – неистово закричала Тобруш.

Джозеф не стал переспрашивать. В тот же миг он скинул с себя сумку и бросился в сторону. Третья молния ударила в сумку еще до того, как та коснулась земли; ее окружило, потрескивая и шипя, голубовато-белое электрическое пламя, и через мгновение она превратилась в огненный шар.

Покончив с сумкой, облако дернулось с места, пролетело над Джозефом, который поскользнулся, упал и теперь покорно ждал конца, – и продолжало себе лететь, снова став белым и пушистым. Мгновение спустя оно уже было у границы рощи. Там оно снова потемнело, но на этот раз никаких молний в середине не образовалось; вместо них из облака пошел мелкий дождик.

Джозефа всего трясло, но он все же поднялся и приблизился к сумке – настолько, насколько рискнул. Ударившая в нее молния была сильнее любой из тех, с которыми Джозефу приходилось сталкиваться ранее; сумка превратилась просто-напросто в черную бесформенную массу, по которой было невозможно догадаться, чем она была раньше.

Джозеф перевел дыхание.

– Если они говорят «ничего», они имеют в виду ничего, а?

– Мицлапланцы, похоже, оказали нам услугу там, в пещере, – заметила Тобруш. – Не хотела бы я оказаться здесь в скафандре. А как мне кажется, именно в них мы бы и были, будь у нас аккумуляторы.

– А демоны-то не соврали, – заметила Калия не без удовольствия. – Они сказали, что мы все будем здесь на равных – и сдается мне, так оно и будет. Может, у нас даже будет парочка-другая поджаренных врагов, если повезет.

Джозеф кивнул, все еще трясясь.

– Но Дезрета-то за что?

– Эта штука, скорее всего – садовый инвентарь, какой-то робот, который служит заодно и охранником, – предположила Тобруш. – Похоже, он запрограммирован уничтожать все неживое. И видимо, по какой-то причине коринфианцы попадают под эту категорию.

Пытаясь взять себя в руки, Джозеф сказал:

– Ну ладно, теперь надо найти проход в этой живой изгороди.

* * *

– Ты что-нибудь почувствовала?

– Кажется… кажется, да, – ответила Модра. – Там было что-то наверху, оно расстреливало чью-то сумку от скафандра. А потом было много страха и растерянности. Слов я почти не поняла, но эмоции и визуальные образы уловила.

Дарквист оглядел горизонт.

– Там какая-то туча, которая ведет себя очень неестественно. Мне кажется, она чего-то ждет. Пойдемте скорее под деревья. У меня нет доказательств, но у меня почему-то такое чувство, что чтобы она ни собиралась делать, она не станет делать этого над деревьями.

– Не сканируй ее! – поспешно сказала Модра. – Это что-то враждебное, а мы не хотим привлекать к себе внимания.

Они даже не пытались вычислить, какой дорогой пошли миколианцы; они просто хотели побыстрее найти укрытие.

– Мне кажется, еще одна такая штука медленно приближается слева, со стороны того свечения, – отметил Дарквист. – Это может быть опасно.

Молли не знала ни о телепатических сообщениях, которых она не могла принимать, ни о потенциальной опасности облаков.

– Большие демоны сказали, нам надо помыть Джимми, – сказала она. – Молли не видит, где.

– Гм… кажется, где-то поблизости журчит вода, – сказала Модра, возвращаясь к реальности.

Они дошли до фруктовых деревьев, но не стали останавливаться возле них; у них в скафандрах еще оставался запас еды, а они не были уверены, что этому странному облаку понравится, если они начнут рвать фрукты. Таким образом, они довольно быстро добрались до ручья, о котором, как была уверена Молли, и говорили демоны. Молли вытащила Джимми из скафандра и сняла свой, а затем осторожно внесла его в воду.

Модра, наблюдавшая за ее действиями, сказала:

– Знаешь, иногда я почти завидую ей. Она как дитя, которое никогда не вырастет вне зависимости от развития тела; для нее все так просто. У нее, похоже, вообще нет эго, равно как и понятия о том, что происходит вокруг, она просто преданна и хочет помочь.

– Каковы бы ни были санитарные показатели этой вполне обычной на вид воды, она не понимает, что любой современный бинт обеспечивает ранам такую же надежную защиту, как и скафандр. То, что она делает, бессмысленно! – отозвался Дарквист.

Но когда Молли окунула Джимми, занеся его поглубже, он неожиданно пришел в себя, вынырнул и закричал:

– Ой! Черт, больно!

Молли с чувством выполняемого долга вновь окунула его, всем весом навалившись сверху. На эмпатическом уровне все трое чувствовали по крайней мере какую-то часть его боли, но когда Джимми погрузился в воду, она вроде бы стала утихать.

Модра указала на ручей:

– Смотри-ка! Бинт уплывает вниз по течению! Он соскочил!

– Должно быть, он был плохо наложен, – сказал Дарквист. – Однако Маккрею, похоже, лучше.

Модра утвердительно кивнула.

– Пожалуй, я тоже скину скафандр и искупаюсь. У меня такое чувство, будто я поросла вековой грязью.

– Думаешь, стоит?

Она пожала плечами.

– Если я услышала миколианцев, то услышу и мицлапланцев – если только демоны вообще их пропустят.

– Ну что ж, делай, как знаешь.

Она сняла скафандр, нагая вошла в воду, в самом глубоком месте едва доходившую ей до пояса, и подошла к Молли.

– Хватит, Молли, хватит! Ему же надо иногда дышать!

Как только его отпустили, Джимми вынырнул, кашляя и отплевываясь, и из него полился поток таких мыслей и ругательств, каких даже Модра от него раньше не слышала. Она подошла к нему.

– Давай-ка посмотрим твою спину.

Он покачал головой, ухмыльнулся и осмотрел ее с ног до головы.

– Ба, да это ты, Модра! Ты как вернулась?

– Длинная история. Потом расскажу. Давай-ка посмотрим на твою спину.

Он повернулся, и она открыла рот от изумления. Спина все еще выглядела ужасно, от прижигания остались уродливые шрамы и бугры, но три усика паразита уже съежились и начали отмирать. Не было ни крови, ни свежих шрамов, которые она ожидала увидеть. Хотя рана и выглядела довольно неприятно, казалось, что ей уже не меньше нескольких месяцев.

У мицлапланцев, однако, превосходные аптечки! восхитился Дарквист.

Джимми Маккрей нахмурился.

– Что за черт? Он-то откуда знает? Он же вон где стоит! – и тут он увидел свою спину глазами Модры и эмпатически ощутил ее изумление. Только сейчас он заметил в себе новые способности.

70
{"b":"5645","o":1}