A
A
1
2
3
...
19
20
21
...
40

Мы старались не отвлекать Дилан от штурвала.

– Вы оба умеете плавать, так? – полушутя спросил один из моряков.

– Да, хотя не знаю, как далеко и с какой скоростью, – в тон ему ответил я. – Жаль, что день такой скверный.

Он рассмеялся:

– Что вы, день хороший. Видели бы вы настоящую непогоду! Волны катят через палубу, даже нас тошнит. Но вы не беспокойтесь. В полдень будет уже тепло и солнечно.

На удивление, так и случилось.

Было очень интересно наблюдать за кораблями. В сопровождении двух охотников-истребителей медленно тащились траулеры, а мы, как замыкающие, последними покинули гавань. Вскоре «лодка» приподнялась, показались два напоминавших лыжи крыла, и легко, набирая скорость, заскользила по поверхности моря.

Я смотрел на стремительно удаляющуюся "береговую линию", почти скрытую в тумане. Призрачный пейзаж. Массив деревьев, вздымающийся из воды и мглы, отмеченный лишь несколькими далекими огнями.

– Господи! До чего же здорово! – Возбужденная Санда носилась от одного иллюминатора к другому, ахая и охая от неподдельного удовольствия.

А я, старый космический волк, испытывал, мягко говоря, необычные ощущения в желудке.

– Давай поднимемся на мостик, – предложил я, когда мы прорвались сквозь шквал, и все вокруг неожиданно залили солнечные лучи.

– Отлично! Веди!

Мы прошли мимо электронной аппаратуры биомониторов, миновали камбуз и поднялись на мостик. Дилан спокойно сидела в капитанском кресле, положив руку на штурвал и поглядывая вперед. Она повернулась к нам и с улыбкой спросила:

– Ну как? Нравится?

– Изумительно! – восторженно произнесла Санда. – Дилан, я перед тобой в вечном долгу!

Дилан поднялась и крепко обняла Санду. По выражению лица нашего капитана можно было догадаться, что о большем она и не мечтает.

– Эй! – воскликнул я. – А кто будет править? Дилан рассмеялась:

– Автопилот, конечно. Никакого управления не требуется, пока не попадем в свою зону.

Я застеснялся. Я ведь лез в логово зверя. Не сомневался в победе над Вагантом Лару. Водил звездолеты… А тут растерялся в двух километрах от берега!

– Ты позеленел, – нежно сообщила Дилан. – Будь я коварнее, я бы устроила настоящую болтанку! Видно, я слишком тебя люблю.

До полудня мы спокойно шли со скоростью тридцать шесть узлов по пустынному океану, направляясь к сектору на юго-востоке от Медлама – в свой промысловый участок. Там, в поисках скрита, кораблик стал описывать круги.

– Скрит в коммерческих количествах не обнаружен, – сообщил громкоговоритель. – Внимание, замечен борк.

Дилан оживилась:

– Мы его не интересуем?

– Нет. Большой, четыре или пять тонн. Приблизительно в тысяче двухстах метрах к юго-западу, на глубине двадцать метров. Похоже, поднимается.

– Не спускайте с него глаз, – приказала капитан. – Докладывайте о поведении!

Она вышла на верхнюю палубу, я пошел за ней. Ветер на такой скорости пробирал основательно. Дилан всматривалась в открытое море, я проследил за ее взглядом, но ничего не заметил.

– Вот он, – произнесла она безразличным тоном, указывая на что-то. Я скосил глаза в ту сторону, но ничего не увидел, кроме воды.

– Я не вижу.

– Прищурься! Или надень темные очки.

Я надел очки, очень неудобные. Не помогло. Она не успокаивалась:

– Видишь маленькие пятнышки?

– Кажется.

– Это гики.

Я силился вспомнить, кто такие гики. Кажется, летающие чудовища… Питаются падалью.

– Они всегда сопровождают борков?

Она кивнула:

– Они слишком ленивы, чтобы охотиться, а борки – кровожадные убийцы. Странно, что они предпочитают кормиться скритом. Однако нападают на всех, даже на своих сородичей. Экологическое равновесие: борки кормят гиков и других прилипал, убивая животных, которых не хотят или не могут есть. Поэтому истребление борков ограничено.

Нас прервал громкоговоритель:

– Он поворачивает и направляется к колонии скрита. Кораблям приказано замедлить ход. Будем сражаться?

Дилан задумалась:

– Вызови Карел! Узнай, прикроет ли она нас.

Пауза. Я понял, что лучше не вмешиваться в их дела. Однако слова "четыре-пять тонн" не выходили у меня из головы.

– Карел в двадцати минутах хода отсюда, а эскорт – в сорока.

Она посмотрела на меня:

– Где Санда?

– Была в каюте.

Она повернулась к громкоговорителю:

– Проверьте, где пассажир, и поторопите Карел. Все расчеты – в полную готовность! – Дилан щелкнула переключателем. Корабль резко сбросил скорость. Положив руку на штурвал, а другой взявшись за дроссель, она перехватила управление у автопилота.

– Тебе лучше пойти в каюту и пристегнуться, – обратилась она ко мне. – Нам придется уворачиваться от этого ублюдка.

Я рассеянно кивнул, снова испытывая неприятные ощущения в желудке. Мне многое по плечу, но здесь, в открытом море, я полностью во власти Дилан и ее команды. Мы приближались. С полдюжины гиков кружилось над водой.

– Квин! Пожалуйста!

– Хорошо, хорошо. Я просто подумал: почему их зовут борками?

В тот же миг перед нами вынырнула огромная туша, раза в три больше нашей "лодки". Распахнулась чудовищная пасть, показались страшные зубы и извивающиеся щупальца; громоподобное "БОО-ООАААААРК!" прокатилось над морем, чуть не разорвав мои барабанные перепонки.

– Да-да, дурацкий вопрос, – пробормотал я и устремился в каюту. Санда, пристегнувшись к креслу, смотрела в окно. Я сел рядом. Меня швырнуло к борту – «лодка» неожиданно изменила курс.

На лице Санды застыло глуповатое выражение, рот приоткрылся. Я глянул в окно и сразу понял, что выгляжу не лучше.

Над бортом нависла красно-коричневая масса, разбухающая на глазах. С обеих сторон вздымались огромные щупальца, густо усаженные костяными шипами. Казалось, им ничего не стоит схватить и раздавить "лодку"…

А она, как бы неторопливо, кружила рядом. Словно на увеселительной прогулке!

Неожиданно двигатель заревел на предельной скорости. Прогремели выстрелы, корабль содрогнулся от носа до кормы. Со столиков что-то посыпалось, поскольку процесс становился неуправляемым. Кроме того, лазер не мог поразить такого исполина, чьи жизненно важные органы всегда находились под водой, вне досягаемости прямых атак с "лодок".

Снаряды явно достигли цели. Чудовище зарычало и рванулось с удивительной для его размеров скоростью. Но мы по-прежнему следовали за ним.

Со всплеском, который сам по себе мог утопить нас, тварь, похоже, начала погружаться, но я сомневался, что у нас будет передышка. Впервые в жизни я чувствовал себя не только беспомощным, но и напуганным.

Нас чуть не вырвало из ремней безопасности, когда взревели двигатели, и судно почти выпрыгнуло из воды. А борк тотчас же с ревом вынырнул за кормой. Я с ужасом понял, что мгновением раньше мы были на этом самом месте.

Заговорило кормовое орудие. Кажется, два десятка снарядов попали в тушу, но лишь слегка повредили ее. Борк снова исчез среди волн. Сверху, перекрывая шум происходящего, неслись яростные крики: "Гик! Гик!" Словно скандировала команда болельщиков – кажется, это было недалеко от истины: именно так многие животные на Цербере получили свои названия.

Больше получаса длилась игра с чудовищем в кошки-мышки. С обманными ходами, под грохот пальбы, которой хватило бы, чтобы стереть в порошок небольшой городок. Раны на теле громадины пузырились и шипели. Похоже, неповрежденных мест было пока больше…

В конце концов я понял, чего добивалась Дилан: она отгоняла борка от колонии скрита, кощунство – устраивать такую бойню в качестве развлечения. Кажется, она отогнала его на несколько километров. Но пушек было явно недостаточно, чтобы с ним справиться. Мы понеслись прочь, на сей раз не стреляя. Я решил, что все закончилось.

Но вдруг кораблик сделал крутой поворот, и я увидел другую «лодку» – несомненно, Карел, – мчавшуюся к зверю. Он, конечно, видел, что «лодки» повернули к нему, но не собирался отступать, несмотря на раны. Теперь мы стремительно приближались – я даже испугался, что мы столкнемся с этой тварью.

20
{"b":"5646","o":1}