ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но тут позади нас прогремели залпы: вторая «лодка» запустила управляемые торпеды. Две из них выпрыгнули из воды и устремились в глотку чудовища…

Его сотрясли мощные взрывы. Огромные куски окровавленной шкуры, кости и щупальца расшвыряло во все стороны. Я увидел подходившую с кормы «лодку» Карел, услышал потонувший в предсмертном реве чудовища сигнал и ответ с нашей "лодки".

Это подтверждение – борк уничтожен. Послышались крики и поздравления.

Санда восхищенно качала головой:

– Вот это да! Сколько я читала книг, слышала историй, смотрела видео, но никогда не представляла себе такого! Слушай, по сравнению с этим весь наш план – сущая ерунда! – Она замолчала и озабоченно посмотрела на меня. – А с тобой все в порядке?

– Кажется, у меня в штанах не совсем сухо, – проворчал я.

Позже я взял себя в руки, оправился и вышел наверх к Дилан. Нет, эту передрягу я не забуду до конца дней своих… Оказывается, меня тоже можно напугать! А ведь Дилан не только рискует вот так же чуть не каждый день, но, похоже, не видит в этом ничего героического. Если я доверю кому-нибудь свои тылы, то это, несомненно, будет только Дилан Коль…

Остаток дня прошел спокойно. Мы видели еще одного борка, но дело обошлось без погони. Мы просто охраняли флотилию траулеров, добывавших густой, красноватый скрит. Происшествий не было, и я наслаждался каждой минутой покоя.

Емкости были заполнены скритом меньше, чем за два часа. И мы отправились домой.

Я был под сильным впечатлением «охоты» и все больше беспокоился о Дилан, вспоминая о происшедшем.

Мы благополучно добрались до гавани и аккуратно причалили. Дилан проследила за швартовкой и потом подошла к нам.

– Подожди, пока стемнеет, – предупредила она Санду. – Тогда никто не догадается, была ли ты с нами или пришла позже.

Она согласно кивнула, и я собрался уходить.

Меня тряс озноб.

Я попрощался и стал спускаться по трапу на пристань.

Пройдя несколько шагов, я замер. Два человека стояли внизу у трапа, оба выглядели точь-в-точь как фараоны в любом уголке галактики. В животе у меня что-то оборвалось, как тогда, на корабле, под носом у борка.

Мужчина показал значок и мягко произнес:

– Прошу остановиться и хранить молчание. – Он кивнул женщине, она прошла на корму, открыла дверь и вошла в каюту.

– Проходите, – приказал мужчина. В его сопровождении мне пришлось вернуться. Мы вошли в каюту, обе мои подруги были там.

– Кто из вас капитан Коль? – спросила женщина-полицейский.

– Я! – тут же ответила Санда.

– Нет, я. – Дилан с досадой взглянула на Санду. – Это не поможет. Они все равно сканируют нас обеих.

– Послушайте. – Я попытался вмешаться, изображая негодование. – Я директор этой компании! Что произошло, господа?

– Капитан Коль обвиняется в преднамеренном нарушении закона, статья 623, часть 2 Всеобщего Уголовного Кодекса, – объяснил мужчина. – Особо опасное преступление против государства.

– Невозможно! – возмутился я. – Эти женщины работают у меня!

– Заткнитесь, – оборвала меня женщина. – Мы знаем, кто эта девица.

– Им придется пройти с нами, – добавил мужчина. Потом повернулся ко мне и предупредил:

– Прошу не вмешиваться, иначе будете нести уголовную ответственность!

– Я могу пойти вместе с ними? Капитан – моя жена.

– Не возражаю. Но без фокусов.

– Разумеется, – заверил я, чувствуя, что везение наконец кончилось, если не для меня, то уж наверняка для Дилан, которая мне дороже всего на свете.

Я-то с удовольствием устроил бы сейчас заварушку. Но в такой ситуации делать было нечего – оставалось только подчиниться.

Глава 11

СУД

По дороге я успел предупредить обеих моих подруг – будем молчать. Дилан пожала руки Санде и мне.

– Все будет в порядке, – просто сказала, она. – Я знала, на что иду, и ни о чем не жалею. Что ж, наверное, так справедливо. Зато прожила по-настоящему целых пять лет. Теперь пришла очередь другому.

– Не смей, – прикрикнул я. – Жизнь еще не кончена.

– Моя – кончена, – прошептала она. В полиции, находившейся в том же здании, что и муниципалитет, женщин подвергли проверке: считали документы и просканировали сознание. А мне пришлось ждать – просто ходить взад и вперед по комнате ожидания. Даже охота на борков теперь отступила для меня на задний план перед новой заботой. Примерно через полчаса мне позволили переговорить с Дилан.

– Вот и все, – вздохнула она. – Они следили за мной все эти пять лет. Я их раздражала, и они ждали случая поквитаться. Очень уж свободно я вела себя, да и мое избавление от принудительного материнства наделало много шума. Я становилась символом надежды. Вот и надо было меня подловить. Они долго этого ждали…

– Что же теперь будет? – спросил я, страшно разозленный.

– Суд, – просто ответила она. – Свидетель – их агент, служащая, которую заставили следить за мной, полицейские и результаты сканирования докажут вину.

Я лихорадочно искал выход.

– Кто судьи? Какой у них ранг?

– Профессиональные заседатели. Тринадцать человек. Это произойдет всего через час.

Я подумал о своих связях с высшим начальством:

– Может, нужно кому-то позвонить?

Она покачала головой:

– Пока не надо. Мы даже не знаем, каким будет приговор. Ясно только одно – все спланировано давно. Не вини себя! Я пошла на это сама, мне и отвечать.

– Это с моей подачи…

Мы сидели и ждали, когда ее вызовут.

Зал суда – типичное судебное помещение. За столом тринадцать мужчин и женщин в черном. Микрофоном завладел один, значит, он – председатель. Когда меня впустили, я увидел и Санду, сидевшую в кресле, обращенному к судьям. Она недавно плакала, но, кажется, сейчас овладела собой.

– Государство против Дилан Занг Коль, – объявил главный судья. – Обвиняемая, подойдите, пожалуйста.

Дилан встала и подошла к ним, уверенно глядя прямо в глаза главному судье. Молодец, девчонка! – подумал я.

– Дилан Занг Коль, на основании свидетельских показаний, признанных истинными и неопровержимыми, вы обвиняетесь в сознательном нарушении статьи 623 часть 2 Всеобщего Уголовного Кодекса Цербера. Желаете ли что-нибудь заявить?

– Нет, ваша честь, – твердо произнесла она. Я выругался про себя и завертелся на стуле. Дважды за сегодняшний день я испытал настоящий страх, и теперь уже второй раз – полную беспомощность.

– Санда Тайн, – подойдите, пожалуйста.

Санда, маленькая и испуганная, встала рядом с Дилан. Я увидел, как Дилан взяла Савду за руку и нежно, как бы успокаивая, пожала ее.

– Санда Тайн, вы сознательно нарушили Правила Объединения Синдикатов, относящиеся к Дому Акеба. Это признается истинным и неопровержимым на основании свидетельских показаний. Желаете что-нибудь заявить?

– Это я во всем виновата! – смело заявила Санда. – Я ее упрашивала постоянно…

– Мы рассмотрели все обстоятельства, включая полный анализ психологических профилей вас обеих. Закон гласит: проступок рассматривается с точки зрения интересов общества. Если кто-то получит в банке заем и не вернет его, то виноват будет банк. Изучив ваш психологический профиль, Санда Тайн, мы пришли к выводу: в совершенном преступлении вы играли подчиненную роль, поскольку проникли на судно с разрешения капитана.

И поэтому суд приговаривает вас обеих к взаимному обмену телами средствами правосудия и к постоянному пребыванию в этих телах. Мы также постановили, что вы, Дилан Коль, возьмете на себя обязанности тела Тайн и не получите никакой другой работы. После окончания суда вы направляетесь на психологическое лечение.

– По какому праву вы превращаете мою жену в бессловесную тварь! – вскочил я.

Судья сделал паузу. Все тринадцать заседателей смотрели на меня с отвращением. Похоже, я сделал только хуже. Но мне было уже все равно.

– Вы супруг подсудимой Дилан Коль?

– Да, и я…

– Соблюдайте тишину! Или я прикажу арестовать вас! – Он замолчал, явно ожидая, не приму ли я вызов, но я сдержался.

21
{"b":"5646","o":1}