ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ужасно.

– Не думаю, что нам бы понравился Самаш, – заметил я.

– Я не об этом. Я о том, что все они – роботы! Даже милая доктор Мертон.

– Понимаю. Я не догадывался об этом, правда! Проклятие, они такие настоящие! Боген, Мертон – они были настоящими людьми, естественными, понятными. Они смотрели, говорили, вели себя как нормальные люди. – Меня передернуло. – Господи! Неудивительно, что они не нашли защиты…

– Что мы будем теперь делать? – строго спросила Дилан.

Я вздохнул:

– Утро вечера мудренее.

* * *

На следующее утро нам подали великолепный завтрак. Хороший знак. После того как мы поели, привели себя в, порядок и оделись, нас вызвали в лабораторию. Лару не менял тело и был без двойников, Мертон или Богена. И еще один человек, которого мы оба сразу узнали, находился при нем.

– Санда? – произнесла Дилан. Она увидела нас и улыбнулась:

– Дилан! Квин! Мне сказали, что вы здесь! Что происходит? Я ничего не помню после того, как уснула вчера вечером в Медламе!

Мы с Дилан похолодели; одна и та же мысль пришла нам в головы, и Санда, почувствовав неладное, тоже застыла и удивленно смотрела на нас.

– Что-то случилось?

Я повернулся к Лару:

– Все-таки вы сделали это.

Девочка пожала плечами:

– Она уже была подготовлена. Мы решили проверить, справедлив ли процесс доктора Мертон, основанный на вашей записи.

– Полагаю, что он не сработал, иначе бы нас не было здесь, – заметил я.

Санда была неподдельно удивлена:

– Квин? Дилан? В чем дело?

– Достаточно, Санда, – утомленно произнес Лару. – Отправляйся на третий этаж.

Поведение Санды резко изменилось. Она повернулась к девочке и поклонилась.

– Как вам будет угодно, повелитель, – произнесла она и вышла. Мы изумленно провожали ее взглядами.

– Как она работает, Лару? – спросил я. – Что предписано делать программой, которую мы удаляем?

– Разве вы не знаете? Любить, уважать, почитать того, кто произносит код активации. Слушаться только этого человека или его доверенных лиц. Эмоциональная ловушка, которую нельзя разрушить. Они действительно любят меня!

– Но не вы же лично активировали их всех!

– Конечно, нет. Но если один из моих роботов становится активатором, возникает тот же эффект. Хотя это довольно сложно. Чтобы запомнить, кто кого любит, требуется компьютер.

– Однако я понял, что ваш процесс не работает с записью! – облегченно произнес я и повернулся к Дилан. – Не беспокойся о Санде. Она осталась прежней. Просто теперь она любит другого.

Лару вздохнул:

– Мы сделали все, что могли. Нет причин, чтобы запись не работала, однако это так. Мы проверили это не только на Санде, но и на других, меняя параметры. Бесполезно. К сожалению, вы пока нужны мне!

"Опять мой ход, – подумал я, – и спасибо Дюмонию или кому-то еще".

– Вы готовы подвергнуться обмену? – спросила Дилан.

Девочка кивнула:

– Мне потребуется полчаса, чтобы подготовиться. Однако предупреждаю сразу: любой ваш фокус, любой сбой в моей программе, даже случайный – и мои роботы разорвут вас в клочья.

– Никакого обмана, – заверил я его. – Мы тоже заинтересованы в этом. Мы единственные, кто не может стать роботами, и поэтому вы нужны нам, чтобы снабдить в необходимый момент новыми телами. Это честная сделка.

– Надеюсь. – В девичьем голоске звучали те же угрожающие нотки.

Мы с беспокойством ожидали окончания приготовлений. К нашему разочарованию, выбранное Лару тело было весьма непримечательным. Стандартный мужчина цивилизованных миров.

– Неглупо, – заметил я Дилан. – Он меньше всего хочет привлекать к себе внимание.

– Оно не так плохо, – критически произнесла Дилан. – Даже немного напоминает тебя.

– Большое спасибо.

Тело девочки ненадолго увезли и снова доставили в соседнее помещение. Не мешкая, мы обработали тело мужчины на машине со шлемами. Его тоже увезли.

Я осматривал лабораторию, задавая Мертон пустячные вопросы. Меня насторожило, что Лару слишком легко согласился. Я чувствовал какой-то подвох. Спустя некоторое время я поделился с Дилан догадкой: еще один трюк. Смотри в оба!

Она нахмурилась и прошептала так тихо, что я еле услышал:

– Откуда ты знаешь?

– Там, наверху, вчера были приборы, а сегодня – это лазерные пушки.

– Ты уверен?

– Именно. Хитрый мерзавец, но мы его раскусили. Не расслабляйся.

Прошло чуть больше часа, и тело ввезли назад. Началась обычная процедура пробуждения. На сей раз мы успели зажать уши, когда раздался звон. Человек ощутил то же самое, что и Самаш накануне, и, спрыгнув на пол, с удивлением осмотрелся.

– Черт бы меня побрал!

Мертон подошла к нему:

– Код активации AJ360.

Человек помолчал, улыбнулся и покачал головой:

– Нет. Когда вы произносите это, я ощущаю какое-то покалывание, словно из меня что-то рвется наружу. – Он вздохнул. – Я понимающего чувствовал Самаш. Он чувствовал себя Богом! Невероятно! – обратился он к Мертон. Потом повернулся к нам.

– Что ж, – произнес он. – Действительно получилось! Вы не догадываетесь, какую силу я чувствую в себе. Мне даже трудно подстроиться под ваши ритмы, чтобы просто беседовать с вами. Каждая клетка моего тела жива! Жива и чувствует! Чувствует и подчиняется! Сила неслыханная! До сих пор я не предполагал, сколь могучи и универсальны эти тела. И никакой боли! После рождения каждый испытывает боль. Мы живем с болью. Свобода быть полностью защищенным от нее почти пугает.

– Мне непонятно, – заметил я, – зачем, если Чужаки так умны, зачем они оставили эту лазейку?

Он пожал плечами:

– Не знаю. Это тоже тревожило меня, но не теперь. Ничто, – злобно добавил он, – не будет больше тревожить меня. Ничто и никто. – Он снова посмотрел на нас. – А теперь скажите, существует ли причина, по которой я позволил бы вам прожить еще хоть мгновение?..

Дилан строго посмотрела на меня, как бы спрашивая: ты уверен, что это Лару?

– Доверься мне, – прошептал я и снова обратился к Лару. Я убежден был, к мнимому. – Гарантии? Вспомните Самаша. И того робота, которого поймали в Командовании Боевыми Системами. Трудно его убить – да. Совершенство? Да. Бессмертный? Нет. Но не только это. Мне известно, чем Чужаки подкрепляют свои гарантии!

Мертон и «Лару» выглядели смущенными.

– Продолжайте, – решил он.

– Они заключены в телах роботов. Роботы когда-то выйдут из строя независимо от того, насколько они хороши. И если здесь не окажется кого-то, кто очистит программу робота, вам, Лару, придется вернуться в человеческое тело!

– Никогда! – отрезал он. – Побывав однажды в этом теле, вы никогда не захотите вернуться обратно. Ни на мгновение! Ни за что! – Он понял, что увлекся. – Да, вы правы. Но тогда вы останетесь здесь, на острове, моими постоянными гостями – навсегда! Получите новые тела. Вы, кажется, хотите иметь детей и воспитывать их самостоятельно? Отлично! Здесь, в роскоши, и приступайте!

– Вы имеете в виду роскошную тюрьму, – уточнила Дилан.

Он пожал плечами:

– Считайте так. Она будет обтянута бархатом и позолочена. Вы ни в чем не будете нуждаться. Конфедерация быстро поймет, что вы провели ее. Вас захотят достать любой ценой, чтобы стереть информацию. Возможно, с помощью какой-то простой команды. Я ее не знаю и поэтому не могу позволить вам общаться ни с кем. Кроме меня…

– А если они уничтожат остров? – язвительно спросила Дилан.

– На это они не пойдут, – твердо заявил он. – Они не уверены! А мы покажем им трупы и сочиним правдоподобную историю, которая сведет на нет слухи о проекте "Феникс". Все будет нормально, уж вы поверьте!

Я вздохнул и пожал плечами.

– У нас нет выбора?

– Нет, – злобно ответил он.

В этот момент я заметил, что он стоит в центре помещения. Включилась лазерная пушка, и он тоже растаял.

Я посмотрел на коричневое пятно, оставшееся от Самаша, несмотря на все усилия уборщиков. Все так, мой ход – удача! И проверка.

38
{"b":"5646","o":1}