ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечная точка нашего путешествия! — подтвердил Виктор.

— Если смотреть на все это твоими глазами, то именно так, — хитро улыбнулась в ответ Эмма.

В этот момент раздался стук в дверь. Абу впустил в гостиную доктора Угура.

— Простите меня, уважаемый шейх, — извиняющимся тоном начал он. — Из моей клиники пришла машина. В нее мы поместили Мехмета и американца…

— Они, надеюсь, уже ладят между собой? — осведомился Сафир.

— Все как вы и говорили, — с готовностью ответил врач. — Людей объединяет либо взаимная любовь, либо неприязнь к общему врагу.

После отъезда доктора и его пациентов шейх обратился к Эмме:

— Каковы теперь ваши планы?

— Не знаю, — растерялась женщина. — Без «Карты Рома» задуманное не осуществить, а Мехмет настаивает, чтобы она осталась в каком-нибудь местном музее. Он потребовал вернуть ее, сразу после нашего ночного визита в крепость.

— А вы намерены идти до конца? — снова спросил Сафир. — Со слов американца опасность еще вас не миновала.

Эмма кивнула головой. Старик перевел свой взгляд на Дорохова, и тот утвердительно кивнул. После этого Абу вытащил из ящика стола «Карту Рома».

— А как же Мехмет, — не скрывая своей радости, воскликнула Эмма.

— Он сам мне ее оставил для вас, — продолжал шейх. — Ему очень не хотелось ехать в клинику, но доктор и я настояли на этом. Вам надо торопиться, а он должен отправляться на лечение. Если вы сможете вернуть эту реликвию в Турцию, пусть так и будет, а сейчас забирайте ее.

Женщина было бросилась расцеловать старика, но в смущении остановилась. Шейх Сафир усмехнулся и нежно обнял Эмму.

— Я должен также предупредить вас, — с сожалением произнес Сафир. — Мы связались с нашим человеком в ЦРУ. Он сообщил нам, что из четырех человек, работающих в отделе один ярко выраженный левша, и это начальник отдела по фамилии Тейлор. Однако наш агент тоже мог бы попасть в эту категорию. Он переученный левша и одинаково хорошо владеет как правой рукой, так и левой. Имя этого человека я вам назвать не могу по понятным причинам. Я склонен доверять ему, но гарантировать ничего не могу.

— И за это спасибо, — поблагодарил Дорохов.

— Можем ли мы еще чем-нибудь помочь? — осведомился старик. — Что вы намерены делать?

— Главная проблема, как обезопасить себя от вездесущего «босса» Гроссмана из ЦРУ, — задумчиво начал Виктор. — Вероятно, он разобрался в той или иной степени в записях Карла Рунге. Благодаря его смекалке, нас уже ждали в Стамбуле и опередили в крепости. Возможно, он обладает еще какой-то дополнительной информацией помимо записей Карла. Со слов Стива Гроссмана получается, «босс» предполагал, что «копье» и «Карта Рома» находятся в одном тайнике.

— Но он ошибался, — радостно подхватила Эмма. — Значит, он не так уж и информирован.

— Скорее наоборот. Он знает то, чего не знаем мы. Вероятнее всего Александр Рунге уже вскрывал тайник и разделил две части одного целого. Шкатулку оставил на прежнем месте, а «копье» забрал с собой. Вполне возможно, что он испытал его силу. По каким-то причинам он не воспользовался идущей ему в руки удачей и сделал это намеренно. Если помнишь, он передал дневник и «копье» своему сыну, а затем вновь отправился в Турцию, где трагически погиб.

— И что это значит?

— Копье он передал сыну, как и инструкцию по дальнейшим действиям. Карл не воспользовался этим, но аккуратно передал все своей внучке. Неизвестный из ЦРУ уже многое из всего этого знает. Знает ли он, где действительно находится портал, вот в чем вопрос. Если знает, то нас уже и там ждут. Этот «босс» уверен, что мы нашли «копье» и «Карту Рома» в храме «Святой Софии».

— Так что же делать, Виктор, придумай что-нибудь, — в отчаянии воскликнула женщина.

— Мы пока не знаем, где в Москве находится портал. Думаю, и наш противник может этого не знать. Гроссман, очевидно, был слабым звеном в цепочке «босса». Не очень умный, не очень преданный, но готовый на все. Я думаю, он смертельно испугался мести своего хозяина. Гроссман опять проявил «инициативу» и открыл стрельбу в Турции.

— Ваш противник умен, — вмешался шейх. — Но пока он все делает вашими руками.

— Получается именно так, — согласился Дорохов. — Но в таком случае мы будем живы до того момента, пока он не получит «Карту Рома» и «копье».

— Ты говорил, что, скорее всего, он не знает точного месторасположения портала, — голос Эммы прозвучал спокойно и решительно. — Я почему-то в этом уверена.

— Уважаемый Сафир, — обратился к старику Дорохов. — Не могли бы вы помочь нам переправить «Карту Рома» в Москву. На всякий случай мы разделим две реликвии, «копье» останется на шее Эммы, а шкатулку мы встретим в Москве.

Шейх одобрительно кивнул и о чем-то попросил своего сына на турецком языке. Абу исчез, а затем вернулся, сопровождая молодую симпатичную женщину.

— Это моя родственница, — представил вошедшую Сафир. — Зовут ее Гюней. Она знает английский и днем позже вылетит в Москву. Напишите ей адрес, и она доставит нужную вам посылку.

Виктор написал адрес и записку, передавая их девушке, он прокомментировал:

— Я написал телефон и адрес своего друга в Москве. Вы ему позвоните и скажите, что везете ему посылку от меня. Передайте ему посылку и записку, в которой я объясняю, как поступить дальше.

Было решено, что Эмма и Виктор вылетят при первой возможности. Эту возможность невероятно быстро подтвердил Абу, забронировав места на ночной рейс.

Сын шейха отвез Эмму и Виктора в аэропорт. Свои вещи из гостиницы они забрали на всякий случай через черный ход. Портье был удивлен такой конспирацией, но пятидесятидолларовая купюра отбила у него охоту интересоваться. В этот день лил сильный дождь, и прощаться со Стамбулом было не сложно.

Однако в аэропорту их ждало новое приключение. При сдаче багажа залаяла служебная собака сотрудника аэровокзала. Натренированная на наркотики овчарка прильнула к сумке Эммы. Мгновенно вокруг женщины появилось несколько вооруженных людей.

— Мэм, вы путешествуете одна или в сопровождении этого мужчины? — произнося эту фразу, офицер указал рукой на Дорохова.

— Мы путешествуем вместе, — вмешался Дорохов.

— Ваш багаж эти две сумки? — нагонял страху своим тоном офицер.

Виктор, улыбаясь, кивнул.

Их сопроводили в кабинет и велели открыть сумки. Два офицера внимательно осматривали вещи, причем делали это так, чтобы видеокамера в помещении запечатлела этот процесс. Создавалось впечатление, что за ними наблюдал кто-то еще. Личному досмотру в специально отведенных для этого помещениях подвергли и Эмму, и Виктора. Процедура неприятная, но Эмма успокаивала себя тем, что мудрый Дорохов не взял с собой «Карту Рома», наверняка именно ее сейчас и искали. Толстая тетка, обыскивающая Эмму, восторженно прошипела, увидев ее шикарное нижнее белье. «Это стоит триста баксов» хотела крикнуть ей в лицо Эмма, но сдержалась.

Москва, Россия

Москва встретила их пронизывающим ветром и полным отсутствием снега. Таксист мчался по ночному городу, как показалось Эмме, с явным превышением скорости.

Дорохов, заметив ее беспокойство, тихо прокомментировал:

— Водитель пытается избежать утреннего автомобильного затора.

Тут и там зажигались огни, весело вспыхивая и занимая свое неизменное положение в огромном каменном мегаполисе. Из приемника автомобиля тихо лилась американская музыка, а водитель такси весело мурлыкал, подпевая Бритни Спирс.

— Я вот подумал, — нерешительно заговорил Дорохов. — Зачем тратить деньги на гостиницу, я поселю тебя в своей квартире, а сам переночую у товарища. Он живет в том же доме, что и я. И так безопасней, в нашем доме я почти всех знаю в лицо. Так что, если кто чужой появится…

— Хорошо, — признательно улыбнулась Эмма. — Но ты уверен, что твой товарищ примет тебя?

— Наверняка! Да я сейчас же позвоню ему.

— Кстати, мы почти приехали, — торжественно произнес Виктор. — Этот район Москвы называется Измайлово, а я называю его русским Манхэттеном. Расположение улиц очень простое, все параллельно-перпендикулярно. Заблудиться невозможно, шестнадцать парковых улиц пересекают два бульвара и несколько улиц, параллельных бульварам. Наша улица — 11-ая парковая. У вас там Центральный парк, а у нас Измайловский. Все как у вас, и вечером в парк ходят только экстремалы.

51
{"b":"564612","o":1}