A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
74

Она помнила это так отчетливо, как будто это было вчера, хотя на самом деле с тех пор прошло почти пять лет.

За эти пять лет, участвуя в заданиях Первой Команды в ожидании чего-нибудь настоящего, она пережила всевозможные приключения, которые, хотя и не были столь зрелищными, как обещали прославленные фантастические произведения, но все же оказались несомненно захватывающими, к тому же благодаря им она вскоре познакомилась с миром чудес медицинской науки Биржи. Она вставала на ноги после всех мыслимых и немыслимых повреждений, не раз оказываясь на волосок от смерти, она приобрела опыт, о котором когда-то мечтала, но до сих пор ей почти не попадалось такой работы, которая бы по-настоящему окупилась, и совсем не попалось такой, которая окупилась бы настолько, чтобы больше не пришлось работать вообще.

И вот они отправились на свое последнее задание, в мир с поэтическим названием 2KBZ465W. В мир, который действительно положил конец их саге…

* * *

Красивые миры похожи на красивых людей – они обычно демонстрируют кровь и отвратительные на вид внутренности, стоит лишь забраться под кожу.

Модра Страйк всегда терпеть не могла первой высаживаться на новой планете. Высадившийся первым очень часто первым же и отправлялся на тот свет.

Это место было настолько новым, что у него даже еще не было официального названия, хотя передовая исследовательская группа уже заготовила для него несколько имен, причем ни одно из них не было предназначено для детских ушей.

Сколь бы хорош ни был скафандр, от запаха никогда не избавиться, думала она мрачно. Стоит провести в скафандре несколько часов, пусть даже он битком набит всякими системами фильтрации и поглощения, как начинаешь ощущать вонь собственного пота и прочие телесные запахи, о наличии которых прежде даже не подозревал. Не все скафандры были приспособлены для людей, хотя именно этот был сконструирован специально под ее фигуру. Согласно ее требованиям, темно-синий скафандр на взгляд казался резиновым, сидел как влитой и не оставлял никакого простора для воображения относительно фигуры его хозяйки, однако он был сделан из самого прочного синтетического материала, способного выдерживать чудовищные перепады температур, отражать практически любые снаряды, даже разряд импульсной пушки, и был вполне удобным и уютным изнутри. Можно было даже отправлять естественные надобности прямо в штаны – специальный насос удалял фекалии, превращая их в энергию и обеспечивая хозяину сухость. Она уже убедилась в эффективности своего скафандра – однажды ей пришлось провести в нем три дня кряду. Он замечательно избавлялся от всех отходов человеческого тела – только не от запаха.

К скафандру крепился легкий шлем, сделанный из более твердой модификации того же материала. Надетый, он почти не ощущался, но тем не менее мог несколько дней обеспечивать хозяина водой и чем-то, что, хотя и с натяжкой, можно было назвать едой.

Она отдала мысленную команду, и в тот же миг темная и сырая трясина, по которой она пробиралась, взорвалась буйством ослепительных красок. Она огляделась вокруг, но, решив, что в этом месте, где даже вода казалась живой, инфракрасное излучение ничем не поможет, снова отключила его.

– Трис? Ты где? – беспокойно позвала она, надеясь, что тяжелое дыхание не выдаст ее страха. Даже сейчас, когда прошло столько лет, она все еще ощущала себя новичком в команде и чувствовала, что за ней постоянно наблюдают, ожидая, когда она выкажет признаки слабости.

– В сорока метрах слева от тебя, – раздался в наушниках голос Триса Ланкура. – Приближаюсь к исходной точке. Только погляди на эти длинные лианы с толстыми усами! Так и кажется, как будто они одушевленные и ищут, чем бы поживиться!

Она кивнула, хотя не видела ни лиан, ни его самого.

– Мне уже пришлось пару раз нарваться. Здесь хуже, чем в аду.

– Лично я думаю, что в этом месте есть своя прелесть, – прозвучал третий голос, глухой и гортанный. – Моя родина почти ничем не отличается от него, разве что в мелочах.

– Вот поэтому я никогда и не принимала твоих приглашений в гости, – отозвалась Модра саркастически.

– А я-то думал, тебя пугают мои намерения! – парировал странный голос. Биологически у нее с ним было не больше общего, чем с этими деревьями.

– Ты где, Дарквист? Все еще на деревьях? – позвала она.

– Примерно в двадцати метрах сверху и в пятидесяти справа от тебя, – отозвалось существо. – Экосистема этого мира поразительна. На вершинах этих гигантских деревьев настоящий сад разнообразных растений.

В том-то и состояла проблема. С воздуха все выглядело вполне мирно – широкий, похожий на луг покров светло-коричневого мха и лишайника пестрел яркими цветами. Сверху это место казалось прекрасным, отчего кто-то и заинтересовался им.

На самом деле, им понадобилось совсем немного, чтобы обнаружить, что красота была только на поверхности, а этот залитый солнцем луг в действительности являлся всего лишь тонкой пленкой, прикрывающей настоящий ад. Моховой ковер как губка впитывал дождевую воду и медленно пропускал ее сквозь свои внутренности, после чего она в виде тумана и мелкой мороси собиралась на настоящей, топкой поверхности, питая огромные внутренние растения, на которые опирался внешний слой. В растениях верхнего уровня, судя по всему, в какой-то форме происходил фотосинтез, но вот что позволяло огромным деревьям вырастать настолько высокими и толстыми, чтобы удерживать весь внешний слой, пока так и оставалось невыясненным. Это было одной из их задач.

Единственный способ оценить новый мир после того, как все осмотрено, образцы отобраны, анализы сделаны, а роботы посланы в разведку – это выбрать интересное на вид местечко, спуститься и осмотреть все своими глазами. Прежде чем вкладывать в планету деньги, нужно ответить на один вопрос, который решает все, и горький опыт показывал, что в конечном счете ответ можно получить лишь единственным способом.

А именно: у этого места есть потенциал. А теперь, прежде чем мы займемся им, вы все отправитесь туда и выясните, что попытается убить вас.

Это был тот еще способ заработать себе на жизнь, но платили за него неплохо – если ты, конечно, доживал до момента получения денег. Первые Команды требовали высоких краткосрочных выплат за риск, частично потому, что опыт показывал, что это самый лучший – и самый рентабельный – способ выяснить все самое худшее в кратчайшие сроки. Экипаж «Вдоводела» не любил браться за подобную работу – да и никто не любил, – но после двух неудачных экспедиций, когда владельцы миров обанкротились, так и не расплатившись, ему было необходимо денежное вливание, чтобы сохранить корабль, команду и работу. Разведчики, из-за безденежья оставшиеся без корабля, вряд ли могут рассчитывать, что их возьмут в другую команду. Все, что у них было, было вложено в корабль и оборудование. Изъятие корабля за неплатежи означало не просто крах – в Бирже оно означало голодную смерть.

– Только идиоту могло прийти в голову купить это место, – послышался тоненький голосок дарфурца Хамы Креднера. – Идиоту или дарквисту.

– Где ты находишься, Креднер? – спросил Трис Ланкур, замедлив продвижение сквозь грязь и пытаясь выбрать наилучший маршрут в чаще черных стволов. Прорубать себе дорогу они не рисковали – с таким-то куполом наверху.

– В двадцати метрах от исходной точки к северу от тебя. Исходная точка как раз между нами.

– Мне еще нужно выбрать безопасный путь вперед, – предупредил Ланкур. – Погоди, пока я не окажусь на таком же расстоянии. Видимость есть?

– Я слышу сигнал маячка в исходной точке, но ни черта не вижу в этом дерьме. Здесь все заросло грибами. Бьюсь об заклад, что это место показалось бы вонючим любой расе.

– Черт!

– Трис! Что случилось? – крикнула Модра, забираясь на огромный узловатый ствол. Она пыталась протиснуться в отверстие, про которое разум упорно твердил ей, что оно невозможно маленькое, но встроенный в скафандр компьютер счел его достаточно большим.

13
{"b":"5648","o":1}