ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ланкур взглянул на Модру, которая все это время просидела очень тихо и, похоже, избегала смотреть на него.

– Например, эмпатический диапазон.

Она подняла глаза и наморщила лоб, словно находилась в миллионе световых лет от этого корабля, а ее внезапно выдернули оттуда.

– Что?

– Предыдущие исследователи сканировали эмпатический диапазон, чтобы убедиться, что их телепаты не сошли с ума, – заметил Дарквист.

– Да, возможно. Но они использовали только общее сканирование, чтобы получить дополнительное доказательство того, что там действительно есть живые существа. Применить активную эмпатию таким же образом, как телепатию, никто не пробовал.

– О чем вы все здесь говорите? – спросила Модра.

– Думаю, он хочет, чтобы ты села за усилитель, – сказал Джимми. – По крайней мере, если ты сосредоточишься на ком-нибудь из них, то не убьешь его.

Внезапно воздух вокруг них взорвался оглушительным воем аварийной сигнализации. Они застыли на своих местах, почти мгновенно окруженные зелеными защитными энергетическими пузырями, которые развернул бортовой компьютер. Раздался чудовищный грохот, словно в корабль врезалось что-то огромное, а затем питание, а вместе с ним и свет, отключилось, внезапно и пугающе, заставив замолкнуть какофонию сигнализации. Наступила зловещая тишина, и это было самым страшным.

Потом корабль сотряс удар.

Они падали, кувыркаясь в полной темноте, чувствуя, как желудки у них выворачиваются наизнанку, летя по безумной траектории в пугающее ничто.

Все было кончено через несколько секунд, но они показались им часами. Энергоснабжение постепенно восстановилось, по мере того, как бортовой компьютер, очевидно, оставшийся целым и невредимым, произвел проверку всех систем, запустил восстановительные работы и осторожно восстановил все, что можно было без опаски восстановить.

Первым лопнул защитный пузырь Ланкура, и он немедленно развил бурную деятельность.

– Компьютер! Отчет о повреждениях!

– Большая пробоина в заднем правом трюме, – сообщил компьютер. – Некоторые повреждения в резервных системах, но главные работают нормально. Однако все, что не было закреплено, улетело. Корабль и команда целы, но во всех отсеках беспорядок.

– К черту беспорядок! Что произошло?

Теперь освободились и остальные, они потягивались и растирали руки и ноги. Модра Страйк подошла к отверстию очистителя, и ее вырвало. Джимми Маккрея тоже тошнило, но в горле у него стояла одна желчь, к тому же он подозревал, хотя пока без особой уверенности, что обмочил штаны.

– Этого в симуляциях сертификационных полетов не было, – пожаловалась Гриста; голос у нее был почти таким же дрожащим, как у остальных.

– Аномалия выбросила поток частиц по дуге в двести сорок градусов, – сообщил компьютер. – Его невозможно было полностью избежать. Наибольшая из измеренных мной частиц имела примерно пять сантиметров в диаметре, но поток был чрезвычайно плотным, по сути он представлял собой чистые гравитоны с огромным сжатием. Их скорость приближалась к скорости света, и некоторое время они протащили нас за собой, пока разброс не ослабил их совместную тягу настолько, что мы смогли вырваться. Для этих целей мне пришлось использовать максимум энергии. Продолжительность полета в потоке гравитонов составила одну целую двести пятьдесят пять тысячных секунды, за которые мы пролетели двести девяносто семь тысяч триста сорок шесть километров. Отрыв занял еще шесть секунд, торможение – двенадцать; за это время мы пролетели еще приблизительно триста четырнадцать тысяч километров.

– Погоди-ка! – сказал Джимми Маккрей, как только смог говорить, не давясь желчью. – Ты хочешь сказать, что мы пролетели чуть ли не световой год за какую-то секунду, – в обычном космосе с обычными законами?

– Более или менее так, – согласился компьютер. – Именно поэтому по всему кораблю такой беспорядок. Возможно, мы немного переместились и во времени, хотя сейчас это трудно определить. Мне понадобится некоторое время, чтобы завершить первоочередной ремонт и произвести расчеты для возвращения с использованием более традиционных видов энергии. После этого я попытаюсь связаться с универсальными маяками по подпространственному лучу и определить, произошло ли какое-то смещение во времени. Кроме того, я произвожу также анализ напряжений на каждом узле корабля, чтобы убедиться, нет ли в нем незамеченных повреждений, которые могут проявиться позже. Вы можете гордиться этим кораблем. Вообще-то мы не рассчитаны на подобные удары. Я несколько миллионов раз прогонял наши данные по симуляционному циклу и каждый раз получал результат, что корабль уничтожен, а вы все мертвы.

Это сообщение заставило разговор на некоторое время утихнуть.

Наконец, компьютер спросил:

– Вы хотите, чтобы я вернул нас в исходную точку?

– Разумеется, – отозвался Ланкур. – А почему мы должны не хотеть?

– Ну, судя по результатам симуляции, должен заявить, что если мы вернемся и подобное произойдет снова, шансов на то, что корабль не развалится на части – в особенности учитывая его ослабленное состояние, – практически нет.

Ланкур кивнул, затем обвел товарищей взглядом. Джимми сказал, пожав плечами:

– Мы знали, что это опасное задание, еще когда брались за него.

– Хорошо, – вздохнул Ланкур. – Похоже, это превалирующее мнение. Верни нас обратно, когда сможешь.

Внезапно Джимми Маккрей вскочил на ноги.

– Молли! Надо бежать к ней! Она же, наверное, потеряла голову от страха! Я получаю от нее весьма странные мысли.

Слово «странный» не вполне подходило для того, чтобы выразить его впечатления. Это была непонятная смесь запоздалого всепоглощающего ужаса и… чего-то еще, что было трудно определить.

Он вышел из кают-компании, добежал до каюты, которую они делили, и заглянул внутрь. Молли действительно была там, но вид у нее был ничуть не перепуганный – она даже улыбнулась ему.

– Ты в порядке? – с беспокойством спросил он.

– Ну да. Слушай, это было здорово! Так весело мне давно уже не было! Мы сделаем так еще?

На миг он утратил дар речи. Да она считает случившееся чем-то вроде аттракциона! Потом, медленно, сдерживаясь изо всех сил, произнес:

– Надеюсь, что нет.

– Кто сказал, что телепата нельзя удивить? – ехидно осведомилась Гриста.

* * *

Модра Страйк была сейчас куда более похожа на человека, чем когда-либо с начала экспедиции. Джимми Маккрей понял это, поскольку впервые за все это время она стала не столько администратором, сколько активной участницей, и это дало ей повод встряхнуться и отвлечься от собственных мрачных мыслей.

Ей был отчаянно необходим успех, необходим как никогда раньше, потому что, как сказали Джимми ее мысли, эта экспедиция должна была стать ее лебединой песней. Не было никаких сомнений, что она больше не годилась для подобной жизни, и она знала это. Неудача в этом предприятии могла окончательно доконать ее.

В каком-то смысле эмпаты и телепаты очень похожи, просто они улавливают различные вещи. Мозг – очень сложная структура, использующая множество органических механизмов. Он действует аналогично крошечному передатчику с замкнутой схемой, который передает все составляющие мысли в передний мозг для компоновки и логической интерпретации, точно так же как компьютер компонует элементы в памяти процессора, а затем передает на выходное устройство. Количество энергии, используемое в органической системе, очень мало, но как радиотелескоп может сосредоточиться на одном объекте, собрать его излучение, выделить и определить помехи настолько слабые, что человеческому глазу не под силу их уловить, так телепат может уловить, выделить и перехватить мысленное излучение на первичной полосе частот. Мечты и вторичные мысли слишком слабы, и их никогда нельзя отделить от общего фона, но с основным мышлением это возможно.

Прочую информацию, которая содержится в боковых полосах частот, даже самые лучшие телепаты уловить не в силах, а могут лишь примерно оценить, причем иногда неверно, в зависимости от силы и контекста мыслей. Эмоции, лежащие за мыслью, чувства передающего, – одна из таких боковых полос, и именно их может прочитать эмпат, каким-то образом подавляя фон и обособляясь от него.

33
{"b":"5648","o":1}