ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но язычник! – вне себя от ярости вскричала Манья.

– Это не так уж и плохо, – успокоил Морок. – В нескольких сотнях подобных случаев, когда Биржа не была заинтересована в исходе дела, она практически всегда становилась на нашу сторону. Они не слишком приятные люди, и их культура оставляет желать лучшего, но что-то в их душах склоняет их на сторону богов, когда речь идет о противостоянии с сатанистами. Они сопротивляются нам, возможно, даже боятся нас, но они питают искреннюю неприязнь к миколианцам. На самом деле, этот Наблюдатель нам даже на руку. Мы ведь должны лишь доказать факт вмешательства, а миколианцы, благодаря их заявлениям в своей невиновности и неосведомленности в этом деле, не будут допущены даже до дачи показаний.

– Если только, – заметил капитан, – этот парень действительно не умер своей смертью.

Ответом ему были ледяные взгляды, но никто ничего не сказал.

Криша была единственной из жрецов, кто не участвовал в споре. Сейчас она заговорила:

– Что толку спорить и раздувать ложные страхи? Нам придется согласиться на Наблюдателя, потому что в противном случае этот мир автоматически отойдет Миколю. Мне кажется очевидным, что эта задача практически невыполнима без божественной помощи. Из того, что я услышала, я сделала вывод, что это был хорошо организованный план. Они нащупали у нашей дипломатии слабое место и воспользовались им. Они совершили убийство, которое не могло не вызвать подозрений и ответной реакции, как и сказал капитан. Потом вынудили нас выдвинуть обвинение и либо доказывать, что Святой был убит их агентами, – причем в таких условиях, когда доказательство становится практически невозможным, – либо сдать планету без единого выстрела. Это дьявольски умно, именно такого я бы от них и ожидала.

– Известно, кто будет этим Наблюдателем? – с тревогой спросил Савин.

– У меня есть его имя и досье, – ответил Морок, оглядывая своих внутренне кипящих, но молчаливых подчиненных. У них не оставалось никакого выбора, кроме как смириться, ведь это решение принял Божественный Совет. Сами боги смирились с этим, своей волей назначив Наблюдателя, а волю богов следовало исполнять неукоснительно. – Конечно, возможно, что все это фальшивка. Предполагается, что Наблюдатели – беспристрастные судьи; обычно это офицеры политической службы или дипломаты, но сами мы ни разу не посылали непрофессионала, когда от нас требовалось послать Наблюдателя, так что и от них ожидаем того же самого. Скорее всего, этот Наблюдатель на самом деле окажется из какого-нибудь разведывательного или военного управления, которые в высшей степени заинтересованы в наших методах и попытаются извлечь из нашего расследования максимум необходимой им информации. Капитан, вам ведь приходилось бывать Наблюдателем, не так ли?

Все глаза устремились на Ган Ро Чина, который со вздохом кивнул.

– Да, Святой. Дважды. Естественно, никто из них не согласился бы, чтобы нашим Наблюдателем было духовное лицо, поскольку разве мог бы кто-нибудь из вас принять решение в пользу Миколя?

Его слова, похоже, потрясли всех.

– А вы, капитан, могли бы так поступить? – спросила Криша с недоверием в голосе.

– Могу, и именно так я и поступил в одном из этих двух случаев, – ответил Чин, наслаждаясь выражениями их лиц. – Моя присяга и моя честь требовали этого, невзирая на личную неприязнь. Одна особенно ловкая корпорация Биржи, жаждавшая заполучить один новый и довольно неприятный мир ради некоторых уникальных товаров, которые можно было бы там производить, потратила уйму времени и денег на создание видимости местной невидимой чуждой формы жизни, которая медленно и методично истребляла улей миколианцев – так они называют свои политическо-родовые группы. Это был блестящий по коварству план, особенно омерзительный по способу действия, единственным мотивом которого была чистая жадность – проклятие Биржи и ее культуры. Мое присутствие и статус позволили миколианским агентам на Бирже собрать доказательства, а на самой планете я смог наблюдать исключительно хитроумную ловушку, которая снабдила меня достаточными доказательствами для того, чтобы признать обвинения миколианцев обоснованными. Это был пусть и очень неприятный, но все-таки опыт.

– Убивать сатанистов – не зло, какими бы ни были мотивы, – проскрежетала Манья. – Принять решение в пользу Миколя значит служить злу!

Капитан и бровью не повел.

– Ни Святым Ангелам, ни Бирже так не показалось, равно как и мне самому, – парировал он спокойно. – Меня учили, что личная честь и клятва перед богами нерушимы. Солгать или сознательно потворствовать массовому убийству пошло бы вразрез и с тем, и с другим, и сделало бы меня ничуть не лучше миколианцев. Таковы испытания, которые посылают нам боги, – во всяком случае, так мне говорили. Принять решение против зла, пойдя на поводу у личных чувств, означало бы сделаться самому неотличимым от сатанистов. Такие решения всегда трудны. Именно поэтому в таких делах зачастую не обойтись без судей, и именно поэтому они пользуются таким уважением и ведут такую нелегкую жизнь.

– Капитан совершенно прав, – объявил Морок. – Вот почему он так неоценим для нас, а люди, подобные ему, входят в Святые Длани, хотя и не становятся жрецами. Мы никогда не должны упускать из виду факт, что души миколианцев – это души проклятых, вновь и вновь возрождающиеся во зле, без всякой надежды на искупление, и вечно пытающиеся обратить в свою веру новых и новых адептов. Капитану потребовалось немалое мужество уже для того, чтобы отправиться туда и находиться в их демоническом обществе, не попавшись в их мастерски расставленные нравственные ловушки. Капитан, поручаю вам, как человеку, который сам побывал в подобной роли, всячески содействовать Наблюдателю в его работе, при этом постаравшись сделать так, чтобы он не смог узнать ничего, кроме того, за чем его прислали наблюдать.

Чин кивнул.

– Я понял. Вы же знаете, это событие не из тех, что случаются каждый день. Требования назначить Наблюдателя крайне редки. Вполне может оказаться, что я помню и могу процитировать главу и стих договора лучше, чем этот парень. Кроме того, с биржанцами работать гораздо легче, чем с миколианцами. Это всего лишь заблудшие или не имеющие направления души, а не проклятые, как миколианцы. – Он вздохнул. – И когда мы его подберем?

– Дуга трассы на Медару на короткий момент выведет нас в ближайшую к территории Биржи точку, – сообщил Морок. – В этой точке мы осуществим посадку Наблюдателя на это судно, а затем без каких-либо дальнейших остановок или задержек проследуем прямо к Медаре.

Чин снова кивнул.

– Я знаю это место. Это будет через… э-э… три с половиной дня плюс-минус несколько часов. Святая Манья, я знаю о вашей неприязни к язычникам, но вам придется провести полное и тщательное обследование этого парня, прежде чем мы доберемся до пункта нашего назначения. Точно так же, как миколианцы никогда не примут от нас жреца, мы не примем от Биржи цимоля. Мне бы не понравился цимоль, болтающийся на моем корабле, не говоря уже о нашей колонии. А у них каждый раз возникает огромное искушение попытаться подсунуть нам такого.

Массивная голова Маньи повернулась к нему, и она сказала:

– Я не потерплю их бездушных чудищ в нашем священном присутствии. Какую бы хитрость они ни задумали, меня им не провести. Я очень надеюсь, что они все-таки попытаются сделать что-нибудь в таком роде. Тогда мы сможем с полным правом распылить его на атомы, и этот Наблюдатель не будет камнем висеть у нас на шее.

– Осторожность, конечно, не помешает, но нельзя забывать и о корректности, – предостерег ее Морок, что, впрочем, относилось и ко всем остальным. – Не забывайте, что, если только мы не сможем поймать миколианцев с поличным и добиться их признания, судьба этого мира будет зависеть от того, удастся ли нам убедить Наблюдателя. Если мы начнем с того, что наживем себе в его лице врага, возбудив в нем неприязнь и недоверие к нам, то сыграем на руку Миколю и еще больше снизим свои шансы на успех. Если мы проиграем это дело из-за наших собственных ошибок, мы можем лишиться божественного покровительства и помощи. Я не говорю, что вы обязаны любить его, но обращайтесь с ним с уважением, соответствующим его должности.

45
{"b":"5648","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скучаю по тебе
Красный шторм. Октябрьская революция глазами российских историков
Среди тысячи лиц
Третье отделение при Николае I
Хочу женщину в Ницце
Блокчейн для бизнеса
Почти семейный детектив