ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хотя Джозеф был далеко не настолько доволен собой, как им были довольны другие, он прекрасно понимал, что отказываться от похвал и наград не стоит.

– Я буду делать все, что прикажет мне мой Барон и наш Лорд, и приложу все усилия, чтобы нести службу как можно лучше, – ответил он.

– Есть мнение, что ты предназначен для более высоких дел, чем твоя теперешняя работа. Если ты согласен, тебя ждет должность в Имперской Разведке.

Не нужно было быть эмпатом, чтобы уловить охватившее Джозефа радостное волнение. Имперский уровень!

– Я… я… почту за огромную честь, господин.

– Я больше не буду тебе господином, как только ты примешь эту должность. Я и сам начинал точно так же. Ты пройдешь подготовку, дополнительное обучение, потом получишь под свое командование патрульный корабль – вероятнее всего, на границе. Именно туда обычно отправляют новичков, чаще всего с такой же зеленой командой. Это и опыт, и испытание одновременно. По большей части это довольно скучно, уверяю тебя, но если тебе удастся выполнить какое-нибудь важное задание, это не останется незамеченным. Как обычно, лишь Судьбе и тебе самому решать, что тебя будет ждать, когда ты выйдешь из больницы.

– Я сделаю все, что в моих силах, сэр. – И когда-нибудь я вернусь сюда и займу твое место, Мастер Улья. А возможно, даже место твоего начальника.

* * *

Подготовку и обучение, о которых говорил Мастер Улья, совершенно определенно нельзя было назвать скучными; это было одно из труднейших испытаний, которым Джозеф когда-либо подвергался. Даже в первые дни своего ученичества в тренировочной колонии гипнотов, которые он до сих пор считал самым кошмарным временем в своей жизни, ему никогда не приходилось испытывать такого отчаяния. Физические требования к их учебной группе были жесточайшими; наказания, оскорбления и унижения, которым их подвергали роботы, ведущие программу (которые были невосприимчивы к любым Талантам), были немыслимыми. Им не давали ни послаблений, ни передышек. Начинало подготовку тридцать кандидатов. Как и Джозеф, все они попали сюда, проявив себя с самой лучшей стороны в ответственных и зачастую грязных заданиях.

К концу подготовки семеро из них совершили самоубийство, еще пятеро погибли от рук инструкторов, а трое умерли в результате собственных ошибок. Из пятнадцати закончивших обучение всего семеро, включая Джозефа, получили полевые назначения в качестве лейтенантов. Остальных восьмерых назначили в Разведку Улья – это было несомненным повышением и считалось неплохой работой, но не Имперского уровня.

С назначением его подготовка не кончилась. Он и шестеро других лейтенантов, для того, чтобы стать техническими специалистами, должны были ознакомиться с немыслимым множеством видов оружия и оборудования для шпионажа. В заключение их ждала проверка на знание работы с аварийными скафандрами. Испытание заключалось в том, что его должны были выбросить, словно бы потерпевшего крушение при посадке, на какую-нибудь кошмарную планету, о которой у него не должно было быть никаких сведений, в одном ржавом аварийном скафандре и лишь с тем снаряжением, которое в него входило. Без карт, без какого-либо дополнительного оборудования он должен был найти контрольный маяк, расположенный в нескольких сотнях километров от места высадки, и подать оттуда сигнал. Этот мир, как ему сказали, будет необитаемым, но с ядовитой атмосферой и температурами, колеблющимися от точки замерзания воды почти до точки ее кипения.

Семерым финалистам предстояло быть выброшенными одновременно, но в разных местах. Первые шестеро, справившиеся с заданием, – если к этому моменту их еще будет шестеро, – станут выпускниками. Последний же должен будет вернуться и проходить обучение с самого начала.

Перед высадкой Джозефу дали единственный шанс отказаться, приняв вместо полевого назначения административный пост. Но к этому времени он прошел уже через слишком многое, чтобы отступиться, и был исполнен решимости добиться своего или погибнуть. Гибель в этом почетном испытании его совершенно не страшила – равно как и не прельщала перспектива жить со знанием, что другие, так же как его старый Мастер Улья, прошли этот экзамен.

Не раз, когда его положение выглядело отчаянным, он понимал, что былой Джозеф, – даже тот, что искал шпионов на празднике, – уже давно сдался бы, сочтя ситуацию безнадежной. Но одной из целей подобной подготовки как раз и было выбить из курсанта всякое пораженчество. Обучение было более трудным, чем практически все, с чем ему предстояло столкнуться позже, и все же с ним можно было справиться, пустив в ход ум и свежеприобретенные знания.

Примерно две трети пути пищевой синтезатор в его скафандре барахлил, и он сомневался, сможет ли преодолеть оставшееся расстояние без хотя бы какой-то еды. Кроме того, это ставило под угрозу куда более важные системы рециркуляции воды и очистки скафандра.

Он был исполнен решимости не стать последним. В противном случае он с таким же успехом мог бы и погибнуть.

Претендентов отделяла от аварийного маяка гряда высоких, неприветливых, открытых всем ветрам гор, и самым удобным местом для перехода через них было тесное ущелье, дно которого в нескольких местах сужалось всего до нескольких футов. Он протиснулся сквозь него, окопался, отключил все системы, кроме жизнеобеспечения, и принялся ждать. На второй день один из его товарищей – он даже не мог бы сказать, какой именно – появился на выходе из ущелья. Он подкрался к нему из засады и оглушил ударом по голове, и пока курсант лежал без сознания, забрал у него все необходимое, заменив его своим неработающим барахлом. Подкрепившись и отремонтировав свой скафандр, он добрался до маяка. Из семерых не пришел лишь один – тот самый. Этот погибший лейтенант ничуть не мешал Джозефу ни крепко спать по ночам, ни радоваться победе.

* * *

Однако, шагая по коридору Разведывательной Базы Двадцать Девять, Джозеф слегка нервничал. В своей новой темно-красной форме и черных ботинках он выглядел великолепно, и по праву гордился одной звездочкой на левом нагрудном кармане, обозначавшей лейтенантское звание, но сейчас ему предстояло встретиться со своей командой – вероятно, такой же зеленой, как и он, – и это очень нервировало его. Он будет строгим, безжалостным и станет требовать от подчиненных неукоснительного соблюдения дисциплины, говорил он себе; он превратит команду в одну слаженную машину.

Он вошел в комнату и резко остановился, пораженный до глубины души. Хотя прошел всего лишь год, на него внезапно нахлынули воспоминания, казалось, оставшиеся в далеком прошлом и принадлежавшие кому-то другому.

– Калия?

Она была, пожалуй, даже чуть более безобразной, чем он ее помнил; ее волосы, раньше довольно длинные, теперь были обстрижены так коротко, что стало видно, что на правом ухе отсутствует мочка – впрочем, тогда она, возможно, еще была на месте. Ее опрятная и выглаженная форма младшего сержанта только еще больше подчеркивала факт, что Калия даже сейчас ничего не сделала для того, чтобы избавиться от шрамов и хоть как-то облагородить свою внешность.

Она вытянулась в струнку, щелкнув каблуками, но он заметил, что при виде него у нее на губах промелькнула улыбка, скорее покорная, чем радостная.

В остальных, которые тоже казались знакомыми, он был не так уверен.

– Тобруш, полагаю? – сказал он джулки, на мундире которой красовались знаки отличия младшего мичмана.

Щупальца поднялись в подобии салюта.

– Сэр, весь экипаж в сборе, – доложила Тобруш. – Полагаю, представлять остальных нет нужды.

– Значит, Робакук, – сказал он, кивнув тхиону. – И… Дезрет? Коринфианец на Имперской Службе?

– Многие из нас находятся на Имперской Службе, сэр, – раздался в ответ глухой и бесстрастный голос странного существа. – Нас считают весьма… полезными. А если я останусь в живых, опыт и знания, полученные мною, войдут в Универсальный Фонд Знаний моего народа.

Он вздохнул.

70
{"b":"5648","o":1}