ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По-видимому, ей пришлось обслужить огромное количество клиентов, используя проецирующую эмпатию, чтобы не оставить ни одного посетителя неудовлетворенным. Она и другие члены ее группы подвергались всевозможным унижениям, будучи вынуждены проделывать омерзительные вещи, которых требовали от них укротители-гипноты.

Проклятье! Ничего удивительного, что она ненавидела гипнотов!

И ничего удивительного, что она не могла им сопротивляться.

Через несколько лет такой жизни, которая не могла не наложить отпечатка на ее внешность, один престарелый герцог по какой-то прихоти выкупил ее у Пешвара. К этому времени она уже была с ног до головы покрыта шрамами и отметинами от многих лет удовлетворения чужих представлений о веселье, так что вряд ли представляла собой ценное имущество. К тому же, у герцога была уйма других женщин, и кроме того, через некоторое время ему неминуемо пришлось бы платить за ее косметический ремонт.

Однако этот герцог был странным типом – он получал исключительное удовольствие от созерцания своего нового приобретения в кандалах. По всей видимости, он уже некоторое время не испытывал никакого влечения к своим наложницам, и главная из них сочла именно Калию виновницей утраты ими хозяйского расположения. Сумев, видимо, каким-то образом подлизаться к герцогской страже, она пробралась в спальню, когда там никого не было, кроме закованной в кандалы Калии, взяла церемониальный кинжал и добавила к шрамам девушки, и без того многочисленным, несколько новых. Самым заметным из них был тот самый безобразный шрам на лице.

Охрана не подозревала о ее намерениях, и отвечавший за спальню стражник понял, что будет жестоко наказан, когда герцог узнает о случившемся. Он расковал Калию, перевязал ее раны и попытался придумать, что же ему теперь делать. Пока он пребывал в нерешительности, она пришла в себя, ускользнула от него, нашла ту наложницу и медленно задушила ее.

Психолог говорил, что годы специфической обработки и жизни в подобных условиях повлияли на ее рассудок, создав в ней что-то вроде раздвоенной личности – то, что необразованные люди часто называли «одержимостью». Вторая Калия была всем тем, чем не была первая; более того, если для первой смыслом существования был секс, для второй его заменило насилие. Новая Калия превратилась в жестокого убийцу, использовавшего свои эмпатические способности для того, чтобы вызывать у других чувство страха и беспомощности. Убийство людей доставляло ей острое наслаждение.

Увидев ее обезображенное лицо, герцог пришел в ярость и выгнал ее. Убийство наложницы не так взволновало его – он счел, что это было лишь справедливое возмездие.

И Калия I, и Калия II постоянно присутствовали в ней, и, что самое удивительное, она могла разбудить в себе любую из них по желанию, почти полностью контролируя себя. Именно это и обусловило ее способность сбивать с толку телепатов.

Воспользовавшись помощью стражника, в котором с помощью своих эмпатических способностей вызвала чувство вины, она устроилась помощницей в местную службу безопасности, где ее умение вводить в заблуждение даже самых опытных телепатов было очень быстро замечено. Один из особенно честолюбивых офицеров решил, что она может оказаться исключительно полезной как наемный убийца, и она стала работать в этом качестве. Ее успех привел ее на службу, где она сумела возвыситься до уровня Барона.

Она могла бы воспользоваться лучшими медицинскими технологиями и полностью избавиться от шрамов, даже вернуть себе свое первоначальное лицо, но не стала делать этого. До того, как она утратила красоту, она была жертвой, беспомощной игрушкой других людей. Обезображенная, она обрела свободу, независимость и уважение – и возвысилась. Ее шрамы, ее уродство были ее защитой. Психолог даже предполагал, что если она все-таки когда-нибудь решится вернуть себе красоту, то Калия II может исчезнуть, и Калия I снова станет единственной и доминирующей личностью.

Но Калия I была совершенно никому не нужна, тогда как Калия II была неоценимой.

По приблизительным оценкам, за свою жизнь она убила не меньше пятидесяти человек – пока.

А теперь она прошла еще и Имперскую подготовку.

Наставники, как оказалось, были прекрасно осведомлены о проблеме, которая возникла у Джозефа, когда Калия рассказала о своей искусственно наведенной реакции на гипнотов. По-видимому, она не знала этого, но любой офицер, стоящий выше нее, мог отменить приказ о ее обработке, равно как ни один гипнот из Службы Безопасности в офицерском чине не стал бы по собственной воле инициировать этот процесс.

После прочтения досье раскрылась еще одна тайна. Калия была блестящим бойцом, актрисой, убийцей, кем угодно – но она так и не получила совершенно никакого образования. У Калии I не было ни возможности, ни необходимости получать его; Калия II не видела никакого смысла заниматься тем, что никак не влияло на ее работу. У нее была феноменальная память, она с первого раза схватывала то, что ей показывали, если видела для этого какое-то применение, но во всем остальном она была невежественна, как дрол.

Она никогда не смогла бы стать офицером, даже мичманом.

Калия могла управляться с аварийным скафандром, собирать и разбирать его с закрытыми глазами, она умела убивать сотней различных способов, она могла готовить, убирать, выполнять плотницкую работу и с огромного расстояния отстрелить крылья мухе.

Но Калия не умела ни читать, ни писать.

* * *

Оглушительно взревел сигнал тревоги. Джозеф скатился с койки, быстро стряхнув с себя остатки сна, и бросился к пульту связи.

– Что тут у нас? – спросил он Тобруш, орудовавшую девятью различными наборами инструментов при помощи спинных щупалец и при этом не отрывавшую стебельчатых глаз от длинных столбцов данных, мелькающих на экране.

– Что-то очень странное, капитан, – ответила джулки. – Компьютеры, сканирующие дальние радиусы, засекли вероятного нарушителя границы с мицлапланской стороны, движущегося на умеренно высокой скорости через нашу территорию. Мы вычислили их курс и траекторию, и судя по всему, курс проложен так, чтобы держаться в стороне от каких-либо наших крупных колоний и баз.

– Военный корабль?

– На таком расстоянии точно сказать невозможно, но судя по его характеристикам – нет. Мы проверили различные типы мицлапланских летательных аппаратов и определили, что по скорости и обводам это скорее грузовик, идущий на пределе мощности. Разумеется, если это какая-то проверка нашей обороны, и корабль идет без команды, на автопилоте, использовать старый грузовик было бы вполне логично, но я подозреваю, что это скорее какая-то контрабандистская операция.

Черная пульсирующая туша Робакука высунулась из люка и уставилась на них.

– Что происходит?

Джозеф не ответил.

– Построить курс погони и перехвата; сообщить о нашем местонахождении и обстановке Пограничному Контролю, – приказал он. – Управление я беру на себя.

– Наконец-то хоть какое-то действие! – возбужденно вздохнула Калия, протиснувшись мимо Робакука.

Джозеф быстрым шагом направился к командному креслу. На экранах мелькали данные, графические построения и оценки, сменяя друг друга так быстро, что он едва успевал следить за ними. К счастью, Дезрет был вполне в состоянии делать это.

– Можешь вычислить предполагаемый пункт назначения? – спросил он.

– Это где-то за границами Империи, разве что они очень быстро внесут в курс существенные изменения, – донеся до него голос коринфианца из боевой рубки в центре корабля. – Судя по всему, кто-то пытается добраться от мицлапланской до биржанской границы, используя кратчайший маршрут.

Патрульный корабль заурчал, пробуждаясь, и команда почувствовала, как он ныряет в индуцированную подпространственную воронку, переносившую их все увеличивавшимися скачками, без чего такое стремительное перемещение было бы невозможным.

– Точка перехвата?

– Слишком далеко, капитан. Мы не сможем приблизиться к ним ранее чем через шесть часов. К тому времени они уже будут у границ биржанской империи.

72
{"b":"5648","o":1}