ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее гнев стих, уступив место любопытству, но она по-прежнему не одобряла его тон – он говорил так, как будто Святые Ангелы могли быть обычными существами, вроде Кинтара.

– К чему ты клонишь?

– На большинстве ваших планет есть только один Ангел Мицлаплан. Его никто никогда не видит и не общается с ним, кроме жрецов, и через них же передаются распоряжения Ангела пастве. Отряд Кинтара может ликвидировать Мицлаплана и взять под свой контроль его подчиненных так, что никто и не узнает! Им даже не придется воевать, они просто будут держать войска в неведении. Таким образом они могут заместить всех Ангелов, и ни одна собака не будет об этом знать. Я не разведчик и не военный, но меня учили логике, и я вижу, что это – очевидное слабое место вашего общества. Наше еще более уязвимо, потому что никто не знает, кто или что такое Хранитель – большинство биржанцев даже сомневается, существуют ли они вообще. Взломай сервера, и ты – главнокомандующий! Даже цимоли не станут проблемой. Если даже сравнительно мелкий демон может считать всю память цимоля, просто прикоснувшись к нему в момент эмоционального напряжения, то разве трудно будет сильному, понятливому демону перепрограммировать их? Система никуда не годится. Обе системы никуда не годятся, с точки зрения противостояния Кинтара. Смотри сама, что получается. Не успеет никто ничего заподозрить, как силы Мицлаплана и Биржи ударят по Миколю с двух сторон.

– Ты думаешь, такое возможно? – в ужасе от нарисованной им картины, спросила Модра.

– Разве что Кинтара глупее бывшего приходского священника. Но мне почему-то кажется, что они гораздо более сообразительны, чем я.

– Почему ты думаешь, что они не объединятся с Миколем и не разобьют нас поодиночке? – спросила Криша.

– Во-первых, повелители Миколя представляют собой колонии гипер-интеллектуальных бактерий. Это паразиты. Пока хоть один их носитель ходит на свободе со впрыскивателем, их не уничтожишь. В отличие от Мицлапланов и Хранителей, они активны. Они живут в телах своих носителей и постоянно перемещаются, так что их не так-то просто выследить. Их общество не имеет централизованной структуры, поэтому, если даже Кинтара в конце концов и удастся подчинить себе Лордов, их придется бить поодиночке, а бороться с мелкими отрядами, не имеющими общего центра, очень сложно. И, во-вторых, если бы тебя предал союзник, стала бы ты еще раз иметь с ним дело? И осмелится ли он иметь дело с тобой?

– Я понимаю, что ты хочешь сказать, – задумчиво ответила Модра. – Но ведь сейчас по останкам лагеря и корабля наверняка лазят сотни ученых и военных – посланных Хранителями, перед которыми они отчитываются. По крайней мере Хранители-то уже точно знают, что Кинтара освободились! И конечно, он уже приняли все возможные меры предосторожности!

– Да, ты права, – согласился Джимми. – Если Хранители еще существуют, и если они сохранили свои записи о Кинтара, и если они до сих пор способны действовать – ведь с тех пор прошло много времени. Я уверен, что демоны тоже принимают это в расчет. Мы не можем знать наверное, пока не вернемся к ним с докладом. Но ни Мицлаплан, ни Миколь ничего не узнают, пока кто-нибудь из их граждан не вернется и не сообщит им эти данные. – Он взглянул на Кришу. – Вот почему тебе необходимо пройти с нами до конца и выбраться отсюда. Вытащить тебя – одна из жизненно важных для нас задач, потому что ты – наша единственная надежда предупредить ваших Святых Ангелов.

– Ты хочешь сказать, мы с капитаном.

Он покачал головой.

– На этот раз капитан не имеет права голоса. Мицлапланы не смогут прочитать его память, чтобы удостовериться в правдивости информации, как могли бы с тобой. Он может поддержать тебя, но одна лишь ты способна добиться аудиенции у одного из ваших Высочайших, и лишь твоя лояльность вне подозрений. Я понимаю это, так же, как и Чин. Именно поэтому мы и рассказываем тебе все, что знаем, все наши догадки, все предположения. Ты – наша посланница.

Криша была поражена до глубины души.

– Мы понимаем, – продолжила Модра как можно мягче, – ты не хочешь уходить без него. Мы дадим ему столько времени, сколько сможем, но если Кинтара вернулись, то мы уже рискуем. Мы не можем ждать слишком долго, и ты не можешь остаться здесь одна. Надеюсь, ты теперь понимаешь, почему.

В этот момент Джозеф вынырнул из-за угла и сразу же прижался к стене, как будто за ним кто-то гнался. Адреналин пробежал у них по жилам: только сейчас они поняли, что переулок довольно узок, и что из него есть только один выход. Через двадцать секунд вслед за ним появилась Тобруш и тоже перетекла в тень.

– Проблемы? – нервно спросил Джимми.

– Не то слово, – ответил миколианец, пытаясь восстановить дыхание. – Мы чуть было не столкнулись с парой демонов!

– Они заметили вас?

– Думаю, они поняли, что мы где-то рядом. Один из них обернулся и хотел было отправиться по наши души, но другой что-то прорычал и остановил его. Их речь похожа на рык чудовищ.

– Значит, у них сейчас есть дела поважнее, – заметил Джимми. – Скоро они проверят все системы, и тогда у них появится свободное время.

– Но князь сказал, что нас не тронут, пока он не вернется, – напомнила Криша.

Джимми Маккрей вздохнул.

– Во-первых, они лгут, просто чтобы развлечься, так что не стоит принимать его слова за гарантию безопасности. Во-вторых, он может появиться в любой момент. В-третьих, этим тварям несвойственно исполнять приказы, когда начальство далеко. И наконец, есть куча вещей, которые они могут с нами сделать, чтобы и поразвлечься самим, и не разозлить старика. Нам и так непросто будет добраться до станции так, чтобы не столкнуться с ними.

– Так вы нашли ее? – воспряв духом, спросил Джозеф.

Маккрей кивнул.

– Вероятнее всего, использовать ее – чистой воды самоубийство, но это лучше, чем сидеть здесь и ничего не предпринимать.

Джозеф огляделся.

– От капитана по-прежнему нет вестей?

– Нет – грустно покачала головой Криша. – И мне только что объяснили, почему я не могу его дожидаться.

– Жаль – вздохнул Джозеф. – Он умный старикан; в Миколе он давно бы уже выбился в люди. Что ж, придется идти без него. – Он указал на Гристу, которая была необычно молчалива все это время, словно только теперь ей стали ясны последствия ее поступка. – Я бы предпочел не тащить с собой и эту обузу. Не знаю, кто она или что она такое, но она с ними, а не с нами, как и Калия.

– Она идет с нами, – отрезал Джимми. – Если она на стороне демонов, то пусть лучше будет рядом, у нас на глазах. Если же нет, то я не собираюсь делать им подарков, давая возможность вытащить из нее все наши разговоры и все, что мы делали.

– Я и не говорил, что ее надо отпустить, – угрожающе сказал Джозеф.

– Что до того, чтобы убить ее, то возможно, нам бы это и удалось – хоть я и не уверен насчет того, что надо сделать, чтобы убить синта. Но ее эмпатическое излучение, тем более предсмертное, притянет к нам демонов, как магнит, – заметил Джимми. – Лучше уж я возьму ее на поруки, и пусть она будет моей обузой.

– Вот спасибо, Джимми, – кисло отозвалась Гриста.

Тобруш, которая могла общаться лишь с помощью телепатии, осторожно выбирала слова, не позволяя своему блоку раскрыться больше, чем на мгновение.

– Позвольте мне прикоснуться к вам, – сказала джулки. – Я нанесу знаки. – Из ее спины высунулись три тончайших усика; глаза вытянулись на стебельках и повернулись так, чтобы видеть ее собственное лицо – или то, что могло считаться лицом у джулки. Усики изогнулись, и из них начала сочиться вязкая черная субстанция, которой джулки нарисовала у себя на лбу три идеально ровные вертикальные черты.

– Эта штука не ядовитая? – забеспокоилась Модра.

– Здесь все равно больше нечем рисовать. Остается только надеяться, что она когда-нибудь сойдет с кожи, – пожал плечами Джимми.

Тобруш нарисовала охранные знаки на лбу Джозефа, Джимми, Модры и даже Гристы. Усики на ощупь напоминали влажные шнурки. Только Криша сначала отшатнулась, чуть не испачкав себе весь лоб, но потом взяла себя в руки, и дело было сделано.

29
{"b":"5649","o":1}