ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Драконоборец. Том 1
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Кодекс сводника
Бумажная принцесса
Незнакомец
Удар молнии. Дневник Карсона Филлипса
С любовью, Лара Джин
Город под кожей

– Где же теперь ваши боги? – насмехались они над мицлапланцами. – Вы молитесь им, а они вас не слышат. Для чего вам боги, равнодушные к вашим проблемам?

Они пытались закрыться от этих насмешек, но это удавалось только Крише, да и то ненадолго.

– Узнаете ли вы своих богов, если повстречаете их? Откуда вам знать – может быть, мы и есть ваши боги? Предайтесь нам, а мы наградим вас и станем охранять. По силам ли это вашим богам?

Миколианцам они говорили:

– Миколианцы до сих пор почитают Кинтара, но Кинтара происходят от нас и служат нам. Князья Кинтара – не кто иные, как мы в телесной форме. Если ваши вожди до сих пор чтут нас, если ваши владыки до сих пор поклоняются нам, отчего же вы считаете для себя зазорным служить нам? Нам, которые могут дать вам силу превыше ваших мечтаний и вознести вас выше Лордов Кваамила?

Для парочки из Биржи у них были более конкретные предложения, в соответствии с индивидуалистической природой их культуры.

– Все твои друзья мертвы, – говорили они Модре. – Ты осталась одна, ты беззащитна, отрезана даже от собственной Вселенной. Тебе некуда возвращаться. Но, хотя твои друзья и мертвы, они не исчезли насовсем – они здесь, с нами! Все, что дорого тебе, здесь; старая команда может собраться вновь, как в былые времена, но под нашим началом. Вы будете снова вместе, как в старые времена, но служить будете нам. Склонись перед нами, предайся нам, почти нас – и ты получишь все это, навсегда!

А Джимми услышал:

– Не впадай в отчаяние! Все религии ведут сюда, и все, что ты слышал – правда. Рай и Ад – действительно одно и то же место; это лишь вопрос того, смотришь ли ты на огненное озеро сверху вниз, обладая богатством, в неге и роскоши, или же находишься в этом озере и устремляешь жадный взор вверх, к тому, что никогда не станет твоим. Когда ты умрешь – а до этого осталось недолго, – будет уже слишком поздно. Ты больше не можешь себе позволить уходить от решения. Зло – лишь инструмент для закалки святых, не более. Кинтара – такая же часть Божественного плана, как и ангелы, и так же служат Ему. Нет чести в самопожертвовании, это напрасная трата дарованной тебе жизни. Ты мог бы стать новым Папой, объединив все расы, нации и религии. Загляни в себя. Свет не исходит сверху, но изнутри. Ты мог бы стать тем, кто возвестит истину всем народам и зажжет их внутренний огонь. Нет добра, нет и зла, есть только сила и мудрость, говорящая, как должным образом использовать эту силу.

Они пробовали не только просить, но и угрожать.

– Что вам терять? – спрашивали они. – Присоединитесь к нам, или же, рано или поздно, нам надоест эта игра, и мы помрачим ваш разум и рассеем вас по всей земле, и вы, нагие и босые, останетесь одинокими навсегда.

Эти существа хорошо знали их. Порой они рисовали им выразительные картины вечного горения в геенне огненной или бесконечного свежевания заживо, и грозили другими, довольно тривиальными карами, но по-настоящему задевал их за живое непрестанный мотив бесконечных скитаний в одиночестве, без защиты, подчеркнутый леденящим душу тоном и почти всегда сопровождавшийся визуальными образами.

– Вы видели и ощущали нас в другом мире, – напоминали им существа, – и знаете, что нет иного пути в Город, кроме как через нас. Здесь его нет так же, как и там. Вы присоединитесь к нам по своей воле, или же мы возьмем вас и сделаем с вами все, что пообещали. На этот раз вам никуда не уйти.

Криша переводила капитану все эти речи, пропуская те слова и образы, которые не могла заставить себя произнести. Для него не составляло труда заполнить пропуски, иногда даже еще худшими словами, чем были в оригинале.

– Ни один не догадался предложить мне коробку настоящих сигар, – заметил он, криво усмехаясь. – Никакого воображения, все как мы и ожидали.

– Ты и вправду думаешь, что Кинтара служат им? – спросила она.

– Почему-то я в этом сомневаюсь, – отвечал он. – Логика все чаще заставляет меня думать, что Кинтара – оппортунисты, не более. Помнишь тот информационный кубик, что мы нашли на базе у первой станции? Комментатор там говорил, что демоны – углеродная форма жизни; да, они хищники, но не больше, чем раса месоков, из которой происходил Савин. По сути, как бы уродливо они ни выглядели, как бы ни извратила их эволюция, в основе своей физиологии Кинтара и месоки не сильно различаются. Я думаю, Кинтара – просто более старая раса; возможно, из галактики более близкой ко всеобщему центру, чем наша. Я думаю, они обнаружили путь в иные миры, поняли, что происходит с сознанием тех, кто туда проникает, и приняли свою мощь за божественную. Конечно, они многое переняли от этих существ, но, обладая телесной формой, они имеют гораздо больше возможностей порадовать себя. Возможно, они заключили какое-то соглашение с духами, но я не думаю, что они им подчиняются. Нет, загадка в том, каким образом Кинтара оказались заточенными. О способе нетрудно догадаться, но вот кто и как смог это сделать – до сих пор неясно. И еще – почему их лишили свободы, а не уничтожили?

– Их заточили боги, для того, чтобы в нужный момент напустить на грешников, отвернувшихся от Истинной Веры, – вмешалась Манья. – Это согласуется с непогрешимым Святым Писанием и учением святых отцов.

Он не ответил. Не потому, что у него не было ответа, а потому, что такой ответ навечно заклеймил бы его как богохульника. Чем, в конце концов, были боги Мицлаплана или любые другие, как не существами иного мира, своей силой неограниченно превосходящими своих подчиненных, которые владычествовали над Вселенной ради своего удовольствия или насыщения, так же, как ученые используют животных для экспериментов? Они определяли, что добро, а что зло, они устанавливали правила. Теологически, «добром» было исполнять волю богов, а «злом» – противоборствовать ей. А особенно хорошим давали самый большой кусок сыра.

Не только Манья, но скорее всего и Морок, и Криша, никогда не смогли бы понять, как человек с такими воззрениями может в то же время быть верным гражданином теократической Империи Мицлаплана.

* * *

Зигзаг, тут срезали, там дали крюк, теперь сюда, потом обратно… Удивительно, как их отряды до сих пор не наткнулись друг на друга? Их окружали совершенно одинаковые стены живой изгороди, так что нельзя было определить расположение одного отряда относительно другого. Наконец Ган Ро Чин не выдержал:

– Возможно, нам предстоит скитаться здесь еще очень долго; мы понятия не имеем, близок ли конец лабиринта. Нам совершенно необходимо отдохнуть. И остальным тоже.

– И что ты предлагаешь, капитан? – спросил Морок.

– Перемирие. Мы все контактируем друг с другом. Пусть каждый отряд найдет себе место подальше от этих монстров и устраивается на привал. Если мы откроемся друг другу, то никому не удастся внезапно напасть на соседа так, чтобы все тут же не узнали об этом. Мы все не без греха, с этим ничего не поделать, но мы валимся с ног от усталости. В чем смысл блокировки, если от нее никто не выигрывает, а только замедляется темп движения? Кроме того, это может быть наш последний шанс отдохнуть, потому что участки пути, где нет призраков, попадаются все реже и реже. Может быть, это вообще последнее такое место.

– Мы примем предложение, если его примут остальные, – устало отозвался Джимми Маккрей.

Джозеф кивнул сам себе.

– Это больше не соревнование на выносливость. Мы все поняли, что можем погибнуть, несмотря на отличную физическую и ментальную подготовку. Было бы глупо сейчас не остановиться. Иначе мы просто раньше времени свалимся от усталости, и выиграют от этого лишь эти твари.

Морок оглядел своих:

– Итак?

– Они правы, – сказала Криша. – Если мы двинемся дальше, я наверняка попаду в лапы одного из этих существ, не успев даже заметить этого.

– Если они все сосредоточены в конце пути, как было в том сне, то нам скоро понадобятся все наши силы, – решительно сказала Манья. – Мы не послужим богам, если дойдем до конца, но не сможем ничего сделать. Я за привал.

3
{"b":"5649","o":1}