ЛитМир - Электронная Библиотека

– Полковник, – сказал Джимми нетерпеливо, – Кинтара на свободе.

Полковник посмотрел на них пустыми глазами.

– О чем вы?

– Мы вернулись из преисподней, и нам нужно поговорить с Хранителями. В настоящий момент на наши миры готовится атака демонов, превышающая все наши способности сопротивления. И если ваше цимоль-программирование не охватывает сведений о Кинтара, значит, вы неподходящий человек для этой работы, а Хранители мертвы, – с ожесточением добавила Модра.

Полковник откинулся на стуле и сурово посмотрел на обоих.

– Эта фраза – часть древней последовательности аварийных сигналов. Впервые я услышал ее на записи, найденной на цимоль-пластине мертвого цимоля в том инопланетном сооружении наверху. Вы не цимоли. Откуда вы знаете ее?

Джимми Маккрей вздохнул.

– Черт возьми, полковник, мы были далеко за пределами этого «сооружения», как вы его назвали. Те вырвавшиеся на свободу существа – древняя Высшая Раса, Кинтара, которые провели в заточении миллиарды тысяч лет. Теперь они свободны. Их объединенные мощь и знания выше всего, что вы можете себе вообразить. Мы были там и видели их. Доклад должен быть сделан. Меры должны быть приняты.

Могод задумался на минуту.

– Я полагаю, что сначала вы оба должны предоставить предельно доскональный отчет о проделанной работе. После этого можете делать ваш доклад.

– Не думаю, что нам понравится такой способ предоставления отчета, который вы имеете в виду, полковник, – сказала ему Модра.

Тотчас от Тобруш, находившейся далеко в лесу, к ним пришли необходимые знание и сила.

Полковник вновь начал подниматься с места с явным намерением позвать охрану, но внезапно был словно огромной невидимой рукой отброшен обратно на свой стул и остался сидеть.

Джимми всегда удивлялся, как телекинетикам удается то, что они делают, невзирая на такую мелочь, как гравитация. Телепатия, эмпатия, даже гипноз – все это по сути было делом передачи и получения информации на различных длинах волн, общих для большинства живых существ, но телекинез всегда казался ему неким видом волшебства. Сейчас же он просто поднял руку и мысленно направил энергию. И тотчас оба увидели и почувствовали поток плазмоподобной энергии, хлестнувший из него, как один из усиков джулки, который сорвал и отбросил парик офицера, открывая точку электрического контакта на его черепе.

Теперь «усики» обоих – Модры и Джимми – объединились, усиленные Тобруш и Джозефом, которые также ментально присутствовали в этой комнате, и плазменное щупальце коснулось электрического контакта.

Информация из цимоль-пластины Могода перетекла через них к Тобруш так быстро, что они не успели воспринять ее; она для них и не предназначалась. Только Высшие Расы способны впитывать и обрабатывать информацию, получаемую на такой скорости и подобным способом, хотя после того, как это было сделано, трое терран тоже могли работать с ней. Джимми и Модра безучастно осознали: то, что они проделали сейчас с полковником, в точности повторяло то, что более жестокие Кинтара сделали с женщиной-цимолем на станции, прежде чем убить ее.

Кто-то попытался открыть дверь позади них, но она не поддалась. Впрочем, посетитель вскоре оставил свои попытки – Могод часто запирался на некоторое время.

– Получилось, – сказала им Тобруш. – Он знал еще меньше меня, черт бы его побрал! И ни на йоту не больше того, что мы выяснили сами! Я думаю, нам стоит изменить его память и загрузить в нее исчерпывающий отчет о том, где мы были и что произошло. Он получит его как запечатанный конверт, предназначенный для службы безопасности – и, даже не зная, что в нем, перешлет его своим операторам, кем бы или чем бы они ни были.

С парой терран, выполняющих функцию проводников, эта работа заняла всего несколько минут.

В заключение Тобруш сказала:

– Нас не было больше шести недель. В настоящее время в этом регионе действуют шесть боевых групп, противостоящих крупной группировке сил Миколя на одной границе и одновременно группировке Мицлаплана – на другой. В данный момент наблюдается совершенный дипломатический ад, сам Договор на грани полного развала. Паника среди военных, слухи и необоснованная агрессивность на высших уровнях. У нас не займет много времени, чтобы догадаться, кто приложил к этому руку. Служба ликвидации уже зачистила оба корабля – Чина и ваш, и, боюсь, те, кто оставался там на борту, прошли через свой ад. «Клятва Гурусу» возвращен на Мицлаплан, без своих записей. А ваш задержан, вместе с вашим человеком, Коузом. Они до сих пор не нашли наш корабль, на борту которого нет ничего живого и который спроектирован так, чтобы избегать сканирования. У нашего нового знакомого есть все нужные пароли. Готово. Теперь выходите черным ходом.

Модра и Джимми прервали контакт с полковником, оставив его в оцепенелом, сомнамбулическом состоянии. Они вышли на свободное место на гладком полу, Модра вынула маркер из своего ранца с инструментами и начертила круг них обоих вокруг, а затем пятиконечную звезду внутри него. Потом они закрыли глаза и отчетливо представили другой известный им такой же рисунок в другом месте. Оба немедленно исчезли из кабинета.

В этот момент клерк вновь попробовал открыть дверь, зашел и обнаружил полковника сидящим на стуле с озадаченным выражением лица.

– Сэр? Вы в порядке?

Могод на минуту нахмурился, затем кивнул.

– Да-да. Оставьте меня еще на пять минут. Я получил для рассмотрения некую сверхсекретную информацию. Я сообщу вам, когда можно будет войти.

– Очень хорошо, сэр. Забавно, я думал, – я могу поклясться, – что сюда входили двое терран!

– Если так, они, очевидно, ошиблись кабинетом и ушли. И хватит об этом, сержант!

– Да, сэр. А… что это?

– Что «это»?

– Здесь, на полу. Какой-то чертеж.

Полковник встал, обошел стол и рассмотрел его.

– Любопытно. Я не замечал этого раньше. Пусть уборщица придет, когда я уйду, и отмоет это.

– Д-да, сэр.

Сержант вышел, все еще имея в голове множество нерешенных вопросов. Он отчетливо помнил двух терран, которые прошли внутрь, и, хотя иного пути наружу не существовало, они не проходили мимо него обратно, и в кабинете их тоже не было. Он пожал плечами. Ну, у них несомненно есть надлежащие пропуска и удостоверения – иначе они никогда не зашли бы так далеко. Если полковник хочет играть в шпионские игры, это для него в порядке вещей. Цимоли никогда ничего никому не говорят.

* * *

Для Модры и Джимми это выглядело, как будто кабинет полковника просто мелькнул и исчез. Теперь они вновь стояли в темном углу склада, там, где прежде добыли скафандры.

– Вот так вот просто, – вздохнул Джимми.

Она кивнула.

– У Кинтара есть целые культы, приверженцы которых рисуют для них символы, а затем сообщают адреса.

– Тогда я не понимаю. Если они могут перемещаться подобным образом, зачем им станции?

– Вы теряете время, – нетерпеливо сказала Тобруш. – Они не могут использовать этот способ свободно – у них нет возможности точно определить место, как у вас. Кто-то должен позвать их к уже нарисованному знаку. Позвать по имени, я полагаю.

Они хотели было выйти из заранее приготовленной пентаграммы, но не смогли – они как будто натолкнулись на силовое поле максимальной мощности.

– Эй! Мы застряли в этой штуковине!

– Это, конечно, вторая причина, – невозмутимо заметила Тобруш. – Джозеф находится недалеко от вас, он разомкнет для вас контур снаружи. Когда вы активизировали пентаграмму и создали межпространственный туннель, это разбалансировало точку выхода. Вы не полностью синхронизированы в пространстве-времени, и, чтобы синхронизировать вас, нужно, чтобы что-нибудь из нашего пространства проникло и соприкоснулось с вашим.

– Живи и учись, пока есть время, – вздохнул Джимми. – Я надеюсь, Джозеф придет сюда раньше, чем кто-нибудь другой.

Но крупный, дородный миколианец почти тотчас же оказался рядом с ними. Он просто поставил свою стопу на грубый рисунок, и, хотя видимого эффекта это не принесло, они сумели выйти из пентаграммы без проблем, испытав большое облегчение.

40
{"b":"5649","o":1}