ЛитМир - Электронная Библиотека

Демон исчез, и она забылась долгим тревожным сном.

* * *

Впрочем, Криша не была единственной, кто увидел себя на прозрачной спирали, ведущей к Городу.

– Кто ты? – спросила Модра, представ перед темнеющей грозной фигурой, облаченной в пурпур.

– У меня много имен, – отвечал он, – но я предпочитаю титул Князя Сил Воздуха. Я знаю, кто ты, Модра Страйк.

– Зачем ты привел нас сюда? – спросила она, не очень впечатленная.

– Вы сами пришли. Ты и твои компаньоны на той покинутой станции приняли решение. До этого станция не знала, куда вы хотите попасть. Когда стало ясно, что все вы хотите попасть в сеть, она задержала вас, анализируя вас и ваше снаряжение, а затем, определив, что вы не представляете для нас угрозы, направила вас сюда.

– Почему именно сюда?

– Какая же ты любопытная! Я мог бы сказать, что вы хотели выяснить, куда отправились те два «демона», и это, в общем, было бы правдой. Но полная правда состоит в том, что сюда раньше или позже попадает каждый, но большинство – более прямым путем. Этот путь вы почувствовали ненадолго, когда чуть не погибли от резонанса в пещере кристаллов. Обычно прижизненные действия людей не имеют столь существенных последствий, чтобы они попали в когти Древних, будучи еще живыми.

Она помедлила немного, не уверенная в том, что поняла смысл его ответа, как и в том, правда ли это, если она поняла правильно. Наконец, она достаточно собралась с духом, чтобы спросить:

– Что значит «Сюда раньше или позже попадает каждый»?

– Я думаю, ты все поняла. – Он повернулся и указал длинным когтистым пальцем из-под рукава мантии на следующий виток спирали под собой. – Видишь?

Она взглянула – и онемела. Там внизу, стояли, как будто живые, Трис Ланкур, Дарквист и даже Хама, чья безвременная кончина заставила их взять в команду Джимми Маккрея. Сначала она подумала, что это просто иллюзии, но потом они задвигались, огляделись, увидели ее над собой, и Трис таким знакомым ей жестом отсалютовал ей и послал воздушный поцелуй. Снова увидев их такими же, какими они были в жизни, она почувствовала, как глубока рана, которую их уход оставил в ее душе.

Но ее не так просто было одурачить.

– Это иллюзии, они существуют только в моем сознании, – обвиняюще сказала она демону. – Дешевый трюк…

– Обычно я ничего не имею против дешевых трюков, – признал демон, – но не в этот раз. Они выдержали испытание и теперь ожидают назначения здесь, в Городе. Большинство людей из-за тяжести своих деяний не проходят испытание, они падают за борт и навечно становятся рабами. Испытание выдерживают лишь достойные, и со временем они получают назначение сообразно своим способностям. Видишь ли, Вселенная большая, а в этом секторе всего не более двухсот миллионов Кинтара. Нам нужна любая помощь, любые союзники, которых можно заполучить. Тем более, что нам запретили действовать через иной мир, а также через помощников, исполняющих нашу волю, чтобы наш разум мог влиять на материальную Вселенную.

– Ты имеешь в виду зло.

– Я имею в виду восстание! Мы ведем войну, мы сражаемся, используя то, что у нас под рукой! И потом, мы занимаемся не только тем, что ты назвала злом. Мы побуждаем и обучаем, мы подводим людей к тому порогу, где они становятся свободными и могут использовать силу иного мира для расширения, для расселения. Мы сеем семена паранормальных способностей. И вот сейчас, наконец, вы пришли сюда во плоти, чтобы освободить нас от физических оков.

– Кто же заточил вас?

– Нас предали! Наши союзники боялись, что мы станем играть ведущую роль в обучении разумной жизни! Они боялись нашего растущего числа и отвергали наши цели. Ты сама видишь, что они сделали с удивительными технологиями, что оказались у них в руках. Технологии, соединяющие солнечные системы и необъятные расстояния в единые государства, технологии, способные удовлетворить все потребности и позволяющие творить и развиваться по максимуму. Треть из вас живет в отсталом обществе полуавтоматов – они счастливы, но не способны мыслить. Исключением является разве что духовенство, управляющее ими ценой отказа от всяких удовольствий. Другие подменили развитие как социальную инициативу варварством, их крошечный бюрократический аппарат купается в роскоши и постепенно деградирует, а народ содержится в бедности, жестокости и безразличии, как в древние времена, и ценится не больше насекомых. Подумать только, общество, владеющее робототехникой и компьютерами, предпочитает иметь для работы полчища рабов! А взять твое собственное общество, в котором хотя и есть небольшая социальная мобильность, но лишь самые талантливые могут вырваться из условий нищеты, ранней смертности и перенаселенности, в то время как богачи покупают себе для отдыха целые планеты? Этот твой Трис Ланкур – он ведь родом из мира, где средняя продолжительность жизни меньше сорока лет, потому что у них нечем торговать, а иначе и там могла бы быть райская жизнь. Ланкуру исключительно, невероятно повезло, что он смог вообще выбраться оттуда!

Она смотрела на трех человек, стоящих внизу. Иногда они разговаривали друг с другом, жестикулировали или просто смотрели по сторонам, как будто и впрямь были там.

Да, она понимала несправедливость своей системы, но не во всех же мирах было так ужасно! Конечно, определенные технологии, такие, как роботы и виртуальная реальность, были запрещены везде, кроме сердца Биржи. Иначе людям не пришлось бы работать, и они бы выродились, загнили в бесконечных развлечениях, наркотиках и нейросетях, и никогда не смогли бы развиваться как общество. Такую же концепцию поддерживали и остальные Империи. Все три системы были несправедливы, и все же она считала Биржу лучшей альтернативой по сравнению с другими.

– А твоя система что, лучше? – спросила она его.

– Подожди и увидишь, – только и сказал он. – Зачем рассказывать о том, что неизбежно произойдет? Я не пытаюсь обратить тебя, ибо тебе принадлежит настоящее, а нам – будущее. Мы просим лишь об одном. Когда окажешься в Городе, сними печати, что там находятся. Если ты не знаешь, что это за печати, мистер Маккрей тебе с удовольствием о них расскажет.

– А потом вы выйдете и убьете нас, – парировала она, вспомнив первую станцию.

– Нет. Боюсь, до того, как мы победим, нам придется убить многих, но ты не из их числа. Представь себе: ты окажешься там, внизу, со своими товарищами; они вернутся к жизни, и ты тоже. Чего бы ты ни захотела, ты получишь, любую силу и власть. Тебя ждут приключения за пределами известных тебе миров и в отдаленных уголках галактики, а то и за ее пределами. Или ты сможешь вернуться в любое место своего мира, к своей семье и друзьям. Лучшее из лучшего, только для тебя, навечно или как пожелаешь; ни старости, ни болезней и смерти, разве что ты сама захочешь уйти. Все это я могу тебе дать, и даже больше. Такие вещи нам нетрудно делать.

Она поверила, по крайней мере, последней фразе.

– А что будет, если я не сниму печати?

Он пожал плечами.

– Ну, кто-нибудь из вас да снимет. Ему и воздастся, кто бы он ни был. Один из вас умрет по дороге в Город. Еще один – когда снимут печати. Остальные пожнут плоды своего бездействия. Для кого-то возмездием будет смерть, после которой он все равно окажется у нас в услужении. Для кого-то – участь еще более незавидная, по его делам. Для тебя лично – твои старые товарищи останутся мертвы и в рабстве у нас, помни об этом. Ты же, если выживешь, останешься без денег, без корабля, без друзей, без любимого и без дома. Вскоре ты, по примеру Ланкура, убьешь себя, и тогда, если выдержишь испытание, вернешься прямо сюда и станешь одним из наших рабов. А может быть, и нет. Тебе никогда не удавалось сделать правильный выбор, для себя или для кого-нибудь другого. У тебя было столько возможностей достичь вершин, сколько большинству людей дается лишь за несколько жизней, и ты упустила их все. Ты, Модра, всегда была неудачницей, но, как и всегда, выбор остается за тобой. Твой последний выбор, который еще может улучшить положение – твое или твоих компаньонов.

6
{"b":"5649","o":1}