ЛитМир - Электронная Библиотека

Она откинулась в кресле, и ей стало полегче.

– Тобруш! Джозеф!

– Мы здесь.

– Ни одного разрыва за три дня! Что нам делать?

– Если считаете, что выхода совсем нет, проложите по картам курс с минимальной вероятностью перехвата. Затем летите на субсветовой. Если вас засекут, сдавайтесь. Вы не лишены определенной мощи.

В этом был смысл.

– Что, если мы просто попробуем прорваться напрямую на полной скорости?

– Не стоит. Вы не знаете, что оно способно сделать с вами, и там наверняка есть ваши описания, что-нибудь вроде «их разыскивают Кинтара». Даже если вы прорветесь и избежите порчи, эта дрянь может засечь ваше местоположение, а по каналу связи – и наше тоже. Здесь, в Кваамиле, их невероятно много. Мы не решаемся подойти даже на пять световых лет к ближайшему миру, занятому ими, и каждый раз, когда мы проверяем, их оказывается все больше. Джозеф побывал во многих регионах, и дела там обстоят более чем неважно.

– Если их так много, как же он туда пробрался?

– А ты подумай! Регион ведь захвачен Кинтара? Ты представляешь себе, сколько им требуется открытых пентаграмм на скопление из тринадцати звездных систем? Даже точку выхода незачем указывать; Кинтара нужны быстрые входы и выходы. Не очень удобно для транспортировки, но чрезвычайно – когда надо просто бросить быстрый взгляд на тысячу мест. Обратись к его сознанию, если хочешь сам посмотреть на то, что видел он.

Даже быстрая оценка положения – как правило, не более чем моментальная фотография, – поражала в самое сердце. Человеческие жертвы и другие ритуалы, выворачивающие наизнанку желудок, гигантские идолы, горящие фимиамом жаровни, лица живых мертвецов, сцены разврата и еще более ужасные вещи.

– А как насчет того сообщения про целую армию, обращенную в дролов каким-то магическим заклинанием?

– Подтвердилось. Они и хотели, чтобы эта история стала достоянием гласности – понятно зачем. Эти несчастные, очевидно, понадеялись на свое суперсовременное снаряжение: боевые скафандры, средства связи и так далее. Их заманили в огромную пентаграмму нескольких километров в диаметре. Как только они оказались внутри, она закрылась и в нее хлынул поток энергии иного мира, достаточный для «заклинания».

– Тогда никто не может быть в безопасности!

– Если бы они действительно могли сплошь и рядом проделывать такие вещи, навряд ли им надо было бы сейчас соединять свои силы и организовываться. Каждый раз, когда они устраивают нечто масштабное, они теряют в массе – навсегда. Учитывая по меньшей мере сотни световых лет расстояния, три империи, четыреста рас, девяносто триллионов населения – не думаю, что у них это получится, не говоря уж о проблемах, связанных с размером таких больших пентаграмм. Зато они вполне могут позволить себе несколько грандиозных показательных казней вроде этой, и более значительное число индивидуальных, по необходимости. Заметь, что несмотря на кажущуюся простоту захвата орбитального корабля и отключения его систем – так, кстати, поступили те первые с кораблем исследователей, – они обычно предпочитают позволить ему отступить, сохранив все записи. И эти же записи убеждают военных и Лордов в том, что им противостоит богоподобная сила, гораздо сильнее, чем сотня уничтоженных ими кораблей. Уже сейчас многие кланы, в том числе те, кому не угрожает непосредственная опасность, пытаются заключить сделку с Кинтара – а те, конечно, более чем согласны.

– Фаусты, как я и говорил давным-давно, – заметил Джимми. – Нельзя подарить высокие технологии или что угодно всем девяноста триллионам. Но если ты думаешь, что они могут обратить мужчин и женщин всех рас в уродливых рабов-дролов, то ты можешь надеяться и получить от них какие-нибудь блага. К тому же, как ты предположил, у них очень жесткие ограничения, независимо от того, что именно они делают, и поскольку они действуют в этой Вселенной, им приходится воевать с нашими физическими законами, энергией, массой, дробями, пропорциями и всей прочей математикой. И потом, для чего им лишняя тысяча дролов? А вот целые системы, целые сообщества, присоединяющиеся к ним добровольно, за плату, поклоняющиеся им и готовые играть в их игры – это достойный приз!

Модра одним глазом поглядывала на мониторы, на случай, если потребуется резкий маневр, недоступный автопилоту. Внезапно она увидела нечто настолько невероятное, что сначала даже не поверила своим глазам. Она подалась вперед, забыв о тошноте, и изо всех сил принялась всматриваться.

– Джимми! Там только что отвалился один кусок, и за ним пусто!

Джимми сел и уставился на мониторы. На них был виден все расширяющийся разрыв. Через него даже можно было увидеть далекую звезду.

– Мы летим туда! Пожелайте нам удачи!

– Осторожнее! Они могут заметить вас и сомкнуться! Проверьте, чтобы вам хватило места! Нужен парсек, как минимум!

Джимми переключился на ручное управление и резко развернул корабль. Разрыв был по-прежнему на месте, и, казалось, даже продолжал немного расширяться. Он застегнул командирский шлем, и компьютер рассчитал максимальную скорость схождения черноты и расстояние до разрыва. Шансы на прорыв были чуть лучше, чем пятьдесят на пятьдесят, и никто из них не стал сомневаться.

По крайней мере, до тех пор, пока они не приблизились к точке невозвращения. Внезапно сгустки начали быстро стягиваться внутрь разрыва, образовывая как бы две сближающиеся стены тумана.

Не успеем! подумала Модра, пытаясь держать себя в руках, но в этот момент они вырвались. Стены сомкнулись прямо за ними, и Джимми пришлось поманеврировать, уклоняясь от мелких сгустков, болтавшихся на той стороне. Но они вырвались!

– Куда теперь? – спросил он, чувствуя себя счастливым как никогда.

– Домой! – ответила она. – В столицу, если ее еще не поглотила тьма. Уладим дела и узнаем, нет ли ответа на наше скромное сногсшибательное сообщение.

– Нам придется немного пообъясняться.

– Джимми! Это же не пограничье и не флот! Это же Биржа! Мы вернулись, – она перешла на нарочито серьезный тон, – из когтей коварного Миколя, на украденном корабле! Мы даже везем трофеи!

– Может, ты и права, – признал он, – но я все же не думаю, что цимоли и служба безопасности встретят нас с цветами.

– Если они придут с добрыми намерениями, то тем лучше, – ответила она. – А если со злыми, то мы знаем, как с ними управиться.

– Возможно, – ответил он, – но не задавайся сверх меры. Они неспроста удерживают власть на всех мирах, причем уже довольно давно, знаешь ли. А сейчас повсюду демоны.

* * *

Им понадобилось еще несколько дней, чтобы достичь мира, считавшегося сердцем Биржи, мира, который все называли просто столицей. По дороге им пришлось уклониться еще от нескольких отбившихся сгустков. Они немало позабавились, объясняя другим кораблям, преимущественно торговым, почему их корабль зарегистрирован на Миколе. Впрочем, военных никто не вызвал. Либо здесь, вдали от границы, люди были более уверены в себе, либо просто чересчур расслабились.

Вокруг столицы действительно кружило несколько сгустков, но их было настолько мало, что избежать их оказалось совсем нетрудно. Джимми решил, что они скорее разведывают, чем пытаются причинить ущерб.

– Курьер с регистрацией Миколя, назовите себя, – пришел вызов диспетчера.

– Трофей согласно лицензии 34B787KL-6-12-1, – отозвалась Модра. – Лицензиаты – Страйк Модра, консорциум «Делатель вдов», а также Маккрей Джеймс Френсис и Маккрей Молли, из той же компании. Больше на борту никого нет. Не провозим оружия или иной контрабанды. Прошу разрешения на посадку.

Диспетчер долго молчал, и, казалось, их сердца остановились, пока от него не пришел ответ:

– Сканирование соответствует, лицензии в порядке. Передаю вас наземной службе.

– Эй! Что это там насчет Молли Маккрей? – выпалила Гриста откуда-то сзади.

Джимми, повернув голову, взглянул на нее. Вообще-то он знал, что так думать нехорошо, но он чувствовал определенное удовлетворение, что его… операция разбила ее мечты так же, как она разрушала его мечты все эти годы.

65
{"b":"5649","o":1}