1
2
3
...
78
79
80
...
88

– Все равно это очень удачно, – заметил Джозеф. – Небо светлеет, еще час-полтора – и взойдет солнце. В этой столице шестьдесят-семьдесят тысяч рифианов. Мы сможем спрятаться от нескольких, но не от тех толп, что вскоре выйдут на улицы.

– Согласен, – отозвался Чин. – Как бы мне ни хотелось воспользоваться их отсутствием, но оно ничего не решает само по себе.

– Что ж, здесь скоро станет жарко, как в печке, – заметила Криша. – Что будем делать?

– Переключимся в режим враждебной среды, – ответила Модра. – Полностью включим внутренние системы. Вокруг слишком много всяких технических штучек, чтобы засечь пять скафандров. Перебоев с энергией не предвидится; в этих скафандрах есть возможность зарядки от солнечных батарей. Отдохнем и немного поспим в комфортных условиях. Мне приходилось бывать в гораздо худших мирах, где и трех секунд не проживешь без полной защиты скафандра. Здесь совсем не так жарко, как в том вулканическом мире по дороге в Город. А на крышу вряд ли кто-нибудь сунется.

– Я немного беспокоюсь из-за более высоких зданий, но поблизости нет ни одного, а у нашего крыша с бортиком, – кивнул Чин. – К тому же, она довольно плоская. Но все равно это небезопасно. Модра и я будем спать первыми. Джозеф, в два часа разбудишь меня, и я тебя сменю. Еще через час Криша будит Модру. Джимми, затем ты будишь Джозефа, и так далее, пока не стемнеет. Если трое будут постоянно бодрствовать, этого должно быть достаточно, чтобы отразить любую опасность. Просто объединитесь, и все получится само собой. Спящие проснутся в момент объединения. Никаких интеркомов; мы не хотим, чтобы нас засекли.

Вряд ли можно было сказать, что это был лучший сон в их жизни, однако его было достаточно. Его должно было быть достаточно. В любом случае, за весь день их никто не потревожил и, судя по всему, никто не выглянул не в то окно в неудачную минуту. Хуже всего было стоять на часах, с полной защитой, но без интеркома. Поболтать было невозможно, оставалось только смотреть на город и наблюдать за его работой.

Рифианы действительно выглядели как большие двуногие насекомые. Их родной язык, совершенно не похожий на стандартный миколианский, состоял из сплошных щелчков, свистков и жужжания, заполнявших жаркий воздух. Видимо, они не носили одежды, да и не нуждались в ней в специально для них приспособленном климате, однако большинство таскало свои пожитки в рюкзаке или наплечной сумке. Два пола было легко различить между собой; одни рифианы были крупными, бурыми, и выглядели довольно незатейливо, другие, поменьше, имели почти бежевый цвет и, по-видимому, старались украсить себя нарисованными на панцирях узорами. Модра, естественно, предположила, что женщинами были мелкие, но потом с изумлением заметила, что дети – варьировавшие по виду, в зависимости от возраста, от толстых белых червяков до миниатюрных копий своих родителей, – почти всегда крутились около более крупных особей. Знаками ей удалось спросить Джозефа, кто есть кто, и тот подтвердил, что крупными действительно были женщины.

Модра не могла не подумать, что ей есть что сказать по поводу расы, где женщины крупные и сильные, а мужчины измельчали, ослабели, и вынуждены наряжаться, чтобы понравиться девушкам. Потом она заинтересовалась, имеет ли значение пол для того, чтобы быть Лордом; Скуазос вполне мог оказаться женщиной.

Также ей часто попадались на глаза дролы. Всю их работу – уборку, переноску, транспортировку и так далее – вполне могли бы выполнять машины, но машин здесь не было по соображениям безопасности. Вряд ли цивилизация, способная перекроить под свои нужды целую планету и посылать космические корабли по всей Галактике, испытывала необходимость в рабах. Очевидно, они существовали здесь либо для того, чтобы подчеркнуть статус Лордов, дать им ощущение своей власти, либо просто потому, что здесь были такие порядки. Джозеф не видел в них ничего несправедливого, хотя и его предками были терране. Пока они шли от озера к городу, он объяснял, что дролами становились именно терране потому, что терран был избыток, и что до того, как в Империи появились терране, черную работу выполняли другие расы. Что же до моральной стороны вопроса, то он спросил их: были бы они так же уязвлены, если бы этот мир принадлежал терранам, а дролами были рифианы? Все предпочли решить, что разницы бы не было, однако не одна Модра в глубине души почувствовала сомнение.

Новых разновидностей дролов не выводили веками, что, разумеется, несколько отдаляло от них современных терран, однако существовал метод быстрого превращения в дрола любого терранского мужчины или женщины. Терранские власти использовали его как исключительную меру наказания для бунтовщиков, шпионов и несостоявшихся диктаторов. Метод использовал какие-то нанотехнологии, и он был очень быстрым. Когда Джозеф был моложе, этот метод пугал его, как ничто другое. Здесь им волноваться не стоило; рифианов в дролов превратить было нельзя.

Модра задумалась о других старых обычаях Миколя, тех, что не попались им на глаза. Даже на Бирже существовали вполне отвратительные миры – родина Триса тому лучший пример, – так на что же могли быть похожи здешние помойные ямы?

С наступлением ночи движение в городе замедлилось. Через час после заката все двери были закрыты и на улицах не осталось никого, не считая нескольких дролов, подбиравших мусор, оставшийся от дневной торговли, и бросавших его в тележки.

За день из города вошли и вышли несколько Кинтара, по одному или по двое. Забавно было наблюдать реакцию рифианов на огромных тварей; при их появлении они тотчас падали ниц и простирались перед ними, оставаясь в таком положении, пока демоны не удалялись, не обратив на них никакого внимания. Ими двигал не только страх, хотя и его хватало: когда демоны проходили мимо, на лицах рифианов отражалось почтение, даже благоговение. Либо они все продали Кинтара душу и тело, либо демоны уже разобрались с инакомыслящими.

Другие расы здесь также встречались, хотя и в крайне малом количестве. Клан Лорда Скуазоса включал множество миров и рас, в том числе два терранских мира. Впрочем, за всю дневное дежурство никто не заметил на улицах ни одного терранина.

Снять шлемы оказалось для них сущим блаженством, хотя здешний климат больше напоминал парную. Зато они наконец-то могли поговорить.

– Видимо, пока еще не время перенастраивать кристалл станции. Там полно охранников и ловушек, – немного разочарованно сказал Чин.

– Ну почему же, – поразмыслив, отозвался Джозеф. – Не могу представить себе лучшего способа достичь нашей цели быстро и почти без хлопот. Проблема только в том, чтобы отвлечь их. Кэп, сколько нужно человек для нашей миссии?

– Как минимум трое. Но мне не хотелось бы разделяться, какова бы ни была причина. Если мы потеряем хоть одного, мы все трупы.

– Разве мы не можем оставаться в контакте, физически находясь на расстоянии?

– Да, но…

– Давай сначала послушаем, что у него за идея, – сказал Джимми. – Торчать здесь и бить баклуши – не выход. Если мы не будем действовать быстро, пока они не поняли, кто им противостоит, то останемся тут навсегда.

– Хорошо, – вздохнул Ган Ро Чин. – Выкладывай свой план, Джозеф.

– Я предлагаю троим из нас подобраться к станции, как можно ближе, но так, чтобы остаться незамеченными. Оставшиеся двое возьмут с собой в город взрывчатку и заложат ее в нескольких местах вокруг главного замка. У нас ее хватит, чтобы устроить там жуткий переполох.

– И что? – спросил Джимми. – Кинтара какие-то бомбы нисколько не навредят, разве что нам повезет, и один из обломков угодит им как раз в уязвимое место. Мы просто устроим шум, заявим, что мы здесь, и оставим визитку.

Модра подумала.

– Джимми, ты видел типичных местных Кинтара. Если бы такие ребята, охраняя кристалл, вдруг увидели, что замок оседает в пыль, как ты думаешь, что бы они сделали?

– Остались бы на страже, как им и приказано, – ответил Чин. – Они же все мощные телепаты, разве ты забыла?

79
{"b":"5649","o":1}