ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Оставаясь под присмотром Юлина, доктор не мог ограничить секретную программу, которую следовало заложить в Оби; хотя идея и конструирование принадлежали Зиндеру, ему никогда не разрешали сидеть за контрольным пультом в отсутствие Юлина.

Находясь на Новых Помпеях, Гил Зиндер гораздо лучше разобрался в планах Антора Трелига. Он мысленно все подсчитал, проверил, перепроверил, и его единственной надеждой остались новые идеи и подходы, ведь такой машины, как эта, никогда не существовало.

* * *

Мавра Чанг вывела свой маленький, но быстроходный корабль на круговую орбиту, расположенную на расстоянии примерно одного светового года от Новых Помпеи. Она прибыла не первой; несколько похожих кораблей уже болталось на этой орбите, выстроившись в линию.

Если не считать черного пуловера с длинными рукавами и пояса, молодая женщина была одета точно так же, как в тот день, когда познакомилась с советником Алаиной. Пояс представлял собой широкую ленту, сплетенную из толстых черных веревок, которые соединяла значительно более крупная и прочная пряжка в виде дракона. Никто не знал, что фактически это был трехметровый кнут для быков. Потайные отделения в пряжке предназначались для нескольких шприцев и пузырьков с самыми различными ядами. В голенищах и в высоких толстых каблуках ее сапог были спрятаны другие полезные предметы. Тем не менее ее одежда была так естественна и так ладно сидела, что создавала впечатление, будто там ничего не спрятано. На Мавре были также серьги в виде соединенных друг с другом хрустальных кубиков, которые скрывали еще больше сюрпризов.

Она легонько потерла свой зад, болевший после того, как ее буквально начинили противоядиями и антитоксинами, способными защитить от всего, что только можно себе представить. "Если я случайно порежу палец, – усмехнулась про себя молодая женщина, – из него наверняка польется не кровь, а какая-нибудь прозрачная гадость".

– Мавра Чанг. Представитель советника Алаины, – сообщила она невидимым охранникам на частоте, о которой ее заранее уведомили.

– Очень хорошо, – ответил монотонный голос, отдаленно напоминавший мужской. – Занимайте место в линии кораблей. Подождем остальных и тогда сделаем пересадку, Представитель советника Алаины мысленно выругалась. У нее не осталось никаких шансов: специальное снаряжение и великолепно замаскированные отсеки для беглецов оказались совершенно бесполезными. На Помпеи их повезут всех вместе на корабле Трели га.

Мавра вынула зеркало и внимательно изучила свое лицо. На этот раз она сделала легкий макияж, использовала коричневую губную помаду и лак для волос, который придал ее прическе стальной голубоватый оттенок. Она даже нанесла на свои металлические ногти неяркую краску, которая скрыла их несколько необычные свойства. Косметика предназначалась для Трелига. Хотя формально он, как все представители его расы, был бисексуален – у него были и мужской, и женский половые органы, – его больше привлекали мужчины как внешностью, так и с точки зрения сексуального аппетита.

Как только на орбиту прибыл последний корабль с эмблемой Совета Миров, со стороны звезды Аста подошел шикарный частный пассажирский лайнер, и все приглашенные один за другим перебрались на него.

В составе группы гостей, насчитывающей четырнадцать человек, оказалось всего два советника. Остальные прислали своих представителей, и по виду некоторых из них Мавра поняла, что идея забросить на Помпеи тайного агента пришла в голову не только старой Алаине. Складывающаяся ситуация встревожила ее: Трелиг наверняка заметит то, что заметила она. Вероятно, другого он от своих коллег и не ждал. И это свидельствует о его крайней самоуверенности.

Вежливые и исполнительные сопровождающие были гражданами Новой Гармонии, созданными специально для работы в сфере обслуживания. Смуглые, безволосые, мускулистые, одетые лишь в легкие юбочки и сандалии, они несли на своих лицах отпечаток тупости и покорности, что было типично для обитателей подобных миров.

Коммы, являвшиеся прямыми потомками тех, кто верил в утопию, осуществили мечту, которую их предки передавали от поколения к поколению: равные права и здравоохранение для всех, отказ от денег за исключением межпланетной торговли, отсутствие голода и безработицы. Генная инженерия сделала всех их похожими друг на друга, а биологическое программирование идеально приспособило каждого члена общества к определенному виду работы. Смыслом их жизни всегда оставался труд. Индивидуум не значил ничего; коллективной идеей было служение на благо народа.

Внешний вид коммов зависел от характера работы и условий окружающей среды. Решение проблемы пола также варьировалось в широких пределах. В одних мирах рождались только женщины, в других сохранились два пола, в третьих, таких, как Новая Гармония, все были бисексуальны. На нескольких планетах вообще отказались от сексуальных характеристик, предпочитая клонирование.

Большинство комм-миров были с самыми лучшими намерениями основаны чудаками-мечтателями. Но затем партийная иерархия занялась самовоспроизводством, и в результате возникло совершенное общество – без потрясений, без желаний, без требований, без психологических срывов.

Идеальный человеческий муравейник.

Однако в подавляющем большинстве случаев люди, создававшие его, никогда не отказывались от власти. А редкие попытки отдельных партий отойти в сторону заканчивались трагически: основанные ими общества гибли из-за своей неспособности справиться с природными катастрофами и неразрешимыми социальными проблемами.

Большинство же партий, подобных той, что управляла Новой Гармонией, никогда и не пытались сложить свои полномочия. Честолюбие, алчность и жажда власти, порождавшие пламенных революционеров и поддерживавшие комм-лидеров в трудные времена, постепенно становились основой их характера. Устраняя подобные опасные наклонности у подданных, они оказались не в состоянии ликвидировать эти слабости у самих себя. Вот почему на Новой Гармонии после пятисот лет господства комм-режима все еще существовала партийная иерархия, состоявшая из нескольких тысяч администраторов, функционировавших в дипломатической и экономической сферах. А Антор Трелиг был рожден, чтобы руководить ими.

Теперь же остаткам человеческой расы предлагалось убедиться в том, каким счастьем для всей галактики было его рождение.

Гости быстро перезнакомились, но длинных разговоров во время полета не затевали. Впрочем, Мавра сразу поняла, что этой разношерстной команде одурачить Трелига не удастся. Двухметровый краснолицый бородач с ярко-синими глазами явно не был уроженцем комм-мира под названием Рай, где все давно уже бисексуальны, похожи друг на друга, как близнецы-братья, и примерно на треть ниже ростом. Он наверняка был капитаном грузового корабля или варваром, прибывшим из недавно заселенного мира. "Восемь мужчин и шесть женщин, – подумала Мавра. – И все явились для того, чтобы собрать информацию, а не изображать благоговейный страх".

Стюарды с Новой Гармонии прошли вдоль рядов, отбирая пистолеты. Они объяснили, что каждого гостя перед высадкой тщательно проверят и что во избежание неприятностей лучше сдать все оружие сейчас.

Мавра без особого сожаления рассталась со своей вороненой хлопушкой – оружие, на которое она действительно рассчитывала, ей всегда удавалось проносить через любые сканеры. Если его обнаружат, то просто отберут точно так же, как и пистолет. Оказавшись на Новых Помпеях и смело пройдя хитроумное сканирование, она лишний раз убедилась в своей правоте. Ее не парализовало, как это случилось с двумя другими гостями, которые припрятали разобранные пистолеты и ножи.

Наконец их всех пропустили, и Мавра огляделась вокруг.

Маленький космопорт был явно рассчитан только на два корабля. На одном прибыла группа приглашенных; второй – наверняка личное судно Трели-га – стоял на месте. Повсюду сновали охранники и мелькали глазки телекамер, но она это предвидела. Задание не казалось ей невыполнимым.

10
{"b":"5651","o":1}