Содержание  
A
A
1
2
3
...
43
44
45
...
82

ЮЖНАЯ ЗОНА

Бен Юлин застонал и попытался шевельнуть рукой. Все его тело немедленно пронзила жгучая боль. Молодой человек чувствовал, что он лежит в постели совершенно обнаженным, что он укрыт одеялом – и все.

Он открыл глаза, но, застонав, тут же закрыл их. Прошло несколько секунд, прежде чем он решился повторить эту попытку.

Рядом с его кроватью стояло крупное, заросшее мехом создание в лабораторном халате и со стетоскопом на шее. Оно было очень похоже на гигантского бобра; это сходство подчеркивали торчавшие у него изо рта два огромных резца. От животного его отличали только глаза: яркие и ясные, цвета темного золота, они светились умом и теплотой. За бобром возвышался шестирукий человек-змея с белоснежными щетинистыми усами по имени Серж Ортега. Третьим в этой странной компании было мыслящее растение.

С трудом осмотревшись, Бен Юлин заметил стоящего у двери Ренара, одетого в застегнутый у шеи свободный плащ. На лице охранника застыло выражение скуки; ему явно хотелось поскорее отсюда уйти.

По внешнему виду и по манерам это был Ренар, но исходившие от его фигуры уверенность и властность неопровержимо доказывали Юлину, что перед ним Антор Трелиг. Вспомнив последнее предостережение советника, Бен Юлин постарался расслабиться, чтобы полностью ощутить себя Маврой Чанг.

– Где я? – спросил он, пытаясь сдержать кашель.

– В больнице, – ответило похожее на бобра существо.

В первую секунду Юлин даже не понял, что оно говорит на языке Конфедерации – правда, с некоторым трудом.

Тут в беседу вступил человек-змея.

– Доктор Мухар – амбрезианин, – пояснил он и, догадавшись, что Юлину это ничего не говорит, добавил; – В Мире Колодца существует гекс, населенный людьми, такими, как вы. Амбрезиане – их соседи. Некогда ваш народ попал в бедственное положение, и амбрезиане привыкли заниматься вашими медицинскими проблемами. Поэтому мы его и пригласили.

– Что со мной? – поинтересовался молодой человек, все еще не в состоянии двинуться.

Амбрезианин повернулся и кивнул Ортеге, который говорил на языке Конфедерации, словно на своем родном.

– Вы потеряли сознание в полярной зоне, – напомнил человек-змея. – Когда с вас сняли скафандр, вы были в ужасном состоянии: многочисленные кровоподтеки, три ребра сломаны, причем одно из них во время вашего путешествия пешком так неудачно сдвинулось, что прокололо пару внутренних органов.

– Вы можете меня вылечить? – с тревогой спросил Юлин.

– На это потребуется определенное время, – ответил амбрезианин высоким пронзительным голосом, напоминающим звукозапись, пущенную со слишком большой скоростью. – А вы в критическом состоянии. Поэтому мы просто пронесем вас через Колодец.

Юлин попытался шевельнуться, но снова безуспешно. Наркотики? Впрочем, какая разница?

– Ренар рассказал нам вашу историю, – сказал Ортега. – Вы немало натерпелись, и я бы с удовольствием на какое-то время вас здесь оставил, но Ренар и гражданка Зиндер заражены губкой. Вылечить их может только Колодец, Да и ваше состояние – критическое. Не понимаю, как вы вообще могли передвигаться.

Юлин нервно рассмеялся:

– Страх. Когда кончается воздух, вы просто забываете о боли.

Человек-змея кивнул:

– Хороший аргумент. А теперь возьмите себя в руки и выслушайте меня спокойно. Вам было необходимо провести срочную операцию. Просто для того, чтобы спасти вам жизнь. Это сделал доктор Мухар со своими ассистентами. У вас уже наступила клиническая смерть, поэтому мы пошли кратчайшим путем. Постарайтесь не паниковать, когда услышите то, что я сейчас скажу, – это не навсегда: в данный момент вы полностью парализованы.

Успокоительные слова Ортеги не возымели желаемого результата. Юлин испытал шок. Его чувства взбунтовались, чувства, которые в равной мере принадлежали ему, Мавре Чанг и им обоим. К собственному удивлению, он расплакался.

– Я же сказал, такое состояние скоро пройдет, – попытался успокоить потрясенного человека Орте-га. – Ничто не вечно в Мире Колодца. Это относится и к новоприбывшим, и к старожилам. Возьмите, к примеру, меня. Когда я очутился здесь, я был человеком, принадлежавшим к вашей расе, крепким и невысоким. Мир Колодца лечит все ваши болезни, но одновременно изменяет вас.

– Что… что вы имеете в виду? – жалобно прорыдал Бен Юлин.

– Я ждал, когда вы очнетесь, чтобы кое-что рассказать сразу всем троим. Я должен наилучшим образом использовать оставшееся время. Теперь мы знаем, что произошло, и это само по себе уже большое облегчение. – Он повернулся к Трелигу:

– Приведите Никки.

Трелиг вышел и тут же ввел в комнату Зиндера. Как заметил Юлин, перевоплощение было идеальным. Девушка реагировала на присутствие Юлина точно так же, как подлинная Никки реагировала бы на настоящую Мавру Чан г.

– Я уже сказал, что с удовольствием оставил бы здесь одного из вас на то время, пока мы занимаемся координацией действий, – продолжал Ортега. – Однако вследствие того, что двое из вашей компании больны губкой и нуждаются в значительно более серьезной помощи, чем та, которую в состоянии оказать наша больница, а гражданка Чанг вообще находится в критическом состоянии, – это невозможно. Посольский совет принял решение проинструктировать вас и как можно скорее провести через Колодец.

– Значит, мы на территории посольства? – в первый раз подал голос Трелиг. – Так я и предполагал. Ортега откашлялся и пояснил:

– Здесь имеют посольства все гексы южного полушария. Это единственное средство обеспечить между ними связь. В Мире Колодца насчитывается тысяча пятьсот шестьдесят гексов. В семистах восьмидесяти гексах, расположенных к югу от Экваториального барьера – вы, должно быть, видели сверху, что он представляет собой настоящий барьер, – жизнь либо базируется на углероде, либо может существовать в базирующейся на углероде окружающей среде. В северном полушарии, в остальных семистах восьмидесяти гексах, в основе жизни лежит что-то другое. Побывав в Учджине, вы знаете лучше меня, какие удивительные существа там встречаются. Все три человека кивнули в знак согласия. – Итак, позвольте мне рассказать все по порядку, – продолжал Ортега. – Эта планета обязана своим существованием великой расе, представителей которой вы, люди, именуете марковианами. Внешне марковиане напоминали гигантские человеческие сердца с шестью щупальцами, расположенными через равные промежутки. Так же как у людей, чья «наука» о магических числах, как правило, базировалась на числах «десять» или "двадцать", – соответственно количеству пальцев, математической базой марковиан стало число "шесть". Это число было основой всей их жизни; вот почему у нас существуют гексагоны и почему их насчитывается тысяча пятьсот шестьдесят. Идеальное число для народов, ведущих свой счет шестерками. Существует даже гипотеза, согласно которой у марковиан насчитывалось шесть полов, но этого мы сейчас касаться не будем.

Как бы то ни было, они достигли высочайшего уровня физического и, что куда более важно, технологического развития. Их миры существовали во многих галактиках – не в солнечных системах, а в галактиках! В каждом из них они строили местный компьютер, программировали его по своему усмотрению, а затем наращивали сверху планетную кору. На планетах возводились города, и каждый их житель был мысленно связан с местным мозгом. Архитектуpa существовала как бы в единой системе координат, ибо стоило марковианам просто чего-то пожелать, и компьютер, осуществляя переход энергии в материю, доставлял им желаемое.

– Похоже на жизнеописание богов, – прокомментировал Трелиг. – И что же с ними случилось? Я немного слышал об этих марковианах. Они все погибли.

– Все до одного, – согласился Ортега. – Их убила скука. Бессмертные, любые желания которых мгновенно исполнялись, неожиданно почувствовали, что откуда-то потянуло гнильцой – в чем-то они промахнулись. Они добились колоссальных материальных достижений, но этого оказалось недостаточно. Их лучшие умы – представляете, какие умы должны были быть у марковиан! – собрались вместе и в конце концов пришли к заключению, что развитие марковианской цивилизации пошло по неверному пути. И их раса либо погибнет из-за райской жизни, либо они должны что-то предпринять.

44
{"b":"5651","o":1}