ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В отличие от зрения все остальные его чувства необычайно обострились. Он ясно слышал малейший звук – от шелеста травы до жужжания насекомых в окрестных полях – и с поразительной точностью мог определить его источник. Значительно полнее и богаче стала гамма запахов – и приятных, и неприятных.

Очень скоро Бен Юлин проголодался и начал подумывать о том, как бы раздобыть еду. Вокруг, разумеется, было полно пищи, и травы, и пшеницы, но толстая колючая проволока, которой были огорожены поля, отбивала всякое желание полакомиться.

Он подошел к перекрестку – проселочная дорога под прямым углом отходила от главной. Она вела к группе добротных деревянных построек высотой в несколько этажей с закругленными крышами из соломы или какого-то другого материала. Бен Юлин подумал, что дерево хозяева явно получают не из ближайшей округи.

Большая часть работников или членов семьи сейчас трудилась где-то неподалеку. Судя по всему, за год снимали не один урожай. Некоторые поля были уже убраны, на некоторых шла подготовка к уборке, а одно поле, слева от него, только что вспахали.

Он решил рискнуть. Как новоприбывшему ему простят некоторую невоспитанность, если он будет достаточно осторожен и не наделает грубых промахов. "А ну-ка вспомни – как Ортега именовал новичков? Пришельцы? Да, именно так".

Подойдя к дому, или к амбару, или как там эта постройка называлась, Бен Юлин впервые увидел вблизи своего ближнего.

Она – в том, что это она, Юлин ни на минуту не усомнился, – строгала рубанком ручку плуга. Ее фигура была стройнее, голова поменьше, а шея – длинная и гибкая. Ее рога казались короткими и более закругленными даже на концах. Внешне она очень напоминала корову, хотя ее лицо походило скорее не на морду настоящей коровы, а на карикатурное очеловеченное изображение этого животного. Ее руки резко отличались от его рук: они были чудовищно длинные, имели по паре локтей: один локоть находился там, где ему и положено, второй – на уровне талии – и могли изгибаться во всех направлениях. Он машинально взглянул на свой локоть и убедился, что с ним все в порядке.

На ней был огромный, сделанный из чего-то похожего на кожу передник, завязанный вокруг талии. Впереди он чуть выпирал. Вначале Юлин подумал, что она беременна, но, когда увлеченная работой дама повернулась к нему боком, он увидел, что под передником скрывалось розовое вымя, начинающееся прямо от талии.

Она не замечала его, поэтому Бен Юлин решил заговорить первым и посмотреть, что из этого выйдет. Во всяком случае, он привлечет к себе ее внимание.

– Привет! – робко сказал он.

Подскочив на месте, женщина-корова повернулась и дико взглянула на него. Ее реакцию Бен Юлин уловил безошибочно: потрясение и страх. Она завизжала, выронила инструменты и влетела в дом, откуда мгновенно послышались другие встревоженные голоса.

Невзирая на дрожь в коленях, Бен Юлин решил, что надо проявить мужество, остаться и посмотреть, что будет дальше.

И он узнал это ровно через тридцать секунд. Деревянная дверь с грохотом распахнулась, и на пороге с железным ломом в руках вырос хозяин.

Его мощное тело от талии до колен прикрывала юбочка из какой-то мягкой ткани. Огромные глаза, налившиеся кровью, извергали пламя.

– Что, черт подери, тебе надо, бык? Если не уберешься отсюда через десять секунд, я проломлю тебе голову! – Он угрожающе поднял лом.

Юлин был близок к панике, но старался держать себя в руках.

– Минутку! Я не причиню вам никакого вреда! – умоляюще воскликнул он, протягивая вперед руки.

Лом остался в прежнем положении.

– Тогда чего ты шляешься в голом виде и пугаешь несчастных женщин? – спросил хозяин еще более угрожающим тоном.

Но Юлин уже понял, что в его рогатой башке возобладал здравый смысл.

– Я – Пришелец! – чуть ли не завопил он. – Я только что проснулся на поле недалеко отсюда и не имею ни малейшего представления, кто я и что делать дальше!

Минотавр задумался.

– Пришелец? – прорычал он наконец. – Насколько мне известно, у нас было только два Пришельца, и оба – коровы. Нет никакого смысла иметь Пришельца-быка.

Однако лом стал медленно опускаться.

– Я – Бен Юлин, – всхлипнул молодой человек, пытаясь говорить дружелюбно и выглядеть как можно безобиднее. – Мне нужна помощь.

Такое поведение было недостойно мужчины, однако фермер почувствовал искренность мольбы.

– Ладно, – проворчал он сквозь зубы. – Пока я поверил. Но попробуй только сделать подлость, и я убью тебя. – Он красноречиво помахал ломом перед носом Юлина. – Давай заходи, мы хотя бы напялим на тебя какую-нибудь одежонку, иначе сюда сбежится половина стада.

Юлин направился к двери, но фермер снова поднял лом.

– Не сюда, идиот! Ну и дерьмо! Может, ты и в самом деле не знаешь, как здесь все устроено?! Обойди дом, я иду за тобой.

Юлин сделал так, как было приказано, и, войдя через другую дверь, попал в гостиную, окна которой глядели на ферму. Здесь находились небольшой камин, стол, кресло-качалка, изготовленное из полированного дерева, и, к огромному его удивлению, предметы искусства и приличная библиотека. Несколько очень толстых книг, напечатанных каким-то непонятным шрифтом, стояли отдельно на двух небольших полках; там же размещались статуэтки из сплава свинца и олова. Одни, изображавшие минотавров мужского и женского пола, были вполне реалистичны, другие – весьма загадочные – явно попахивали сюрреализмом. На стенах висели гравюры, вернее – черно-белые рисунки: сельские сцены, закаты солнца и прочие довольно банальные сюжеты. Была там и парочка порнографических рисунков, которые свидетельствовали о вкусах хозяина и о том, что некоторые коровы имели большое вымя.

На столе Бен Юлин увидел непонятный аппарат – ящик с лежащей наверху круглой пластинкой, которую можно было вращать с помощью укрепленной сбоку ручки. На одной оси с ней находилось сложное медное устройство, заканчивающееся большой трубой в форме рога. Похоже было, что впереди оставалось место для еще одной трубы. Юлин обошел стол несколько раз, но так и не понял, что это такое.

Пока молодой человек оглядывался, хозяин вышел в другую комнату и открыл сундук, сделанный из дерева, очень похожего на кедр; одновременно он через дверной проем внимательно следил за гостем.

Вторая комната, несомненно, служила спальней. Там стояло гигантское деревянное сооружение, похожее на раму, набитую соломой; на соломе валялись одеяла и огромная подушка. Вспомнив о рогах, Юлин представил, что произойдет, если он начнет ворочаться во сне.

Фермер кинул ему кусок мешковины, намного более грубой, чем материя, из которой были сшиты его собственные вещи. К ткани оказались пришиты тесемки, и Юлин сразу сообразил, как с ней управиться.

На полу в гостиной лежал тонкий однотонный ковер.

– Сидеть будешь здесь, – заявил фермер, указывая на темное пятно посередине. – Потока посетителей я не допущу.

Он удобно расположился в кресле и начал легонько покачиваться.

– Вы можете мне сказать, что будет дальше? – настойчиво спросил Бен Юлин.

– Сначала ты расскажешь о себе. Кто ты, кем был, как оказался здесь, – ответил фермер. – И если твой рассказ мне понравится, я помогу тебе решить все проблемы.

Юлин покорился. Почти. Он не утаил ничего, за исключением своей роли в грязных делах Трелига и синдиката торговцев губкой. Юлин охарактеризовал себя как ученика Гила Зиндера, его верного ассистента, которого зловредный комм Антор Трелиг заставил делать то, что он делал. Его голос звучал очень убедительно. Когда он перешел к описанию аварии на Севере, глаза фермера засверкали.

– Так ты побывал в северном полушарии? – воскликнул он. – Для всех народов, живущих здесь, на Юге, это невероятно романтично. Экзотично и таинственно.

Юлин подумал, что для него самого Юг не менее экзотичен и таинствен, но ничего не сказал. Однако его рассказ понравился. Такое обилие мелких подробностей выдумать трудно. Фермер успокоился.

56
{"b":"5651","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Поцелуй обмана
Мастер дверей
Эпоха за эпохой. Путешествие в машине времени
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Баллада о Мертвой Королеве
Отморозки: Новый эталон
Хюгге. Датское искусство счастья