ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Меня зовут Силбар, – сказал он несколько дружелюбнее. – Это моя ферма. Вы находитесь в Дашине; так называется и страна, и ваш новый народ. Вы – травоядный, так что с голоду не помрете; однако как цивилизованное существо вы скоро придете к выводу, что, хотя сырая пища вполне удовлетворяет аппетит, намного приятнее есть ее приготовленной на огне. Гекс наш – нетехнологический, так что здесь работают машины, которые приводятся в действие мускульной силой. Как вы, вероятно, заметили, мышцы у нас имеются.

Юлин подтвердил, что заметил.

– В юности я много путешествовал, – продолжал Силбар. – В разных гексах все, естественно, устроено по-разному, однако наша система имеет дополнительное отличие. И объясняется оно биологией. Некоторые нас критикуют, но тут уж ничего на поделаешь.

– Что вы имеете в виду? – поинтересовался Юлин.

Силбар вздохнул:

– Ладно. Многие расы имеют два пола, а иногда и больше. Например, ваша прежняя раса была двуполой. Существуют определенные различия, но в основном это – вариации на одну и ту же тему. Умственное развитие у мужских и женских особей примерно одинаковое; за исключением половой системы и формы тела различия не столь уж велики. Верно?

– Я внимательно вас слушаю, – ответил Юлин.

– Тогда вы должны были заметить, что мы, быки, не похожи на коров, – сказал фермер. – Не только из-за отсутствия вымени. Мы ниже ростом, массивнее, у нас более короткие руки с одним локтем и более крупная, иначе вылепленная голова.

– Я это заметил, – согласился Юлин.

– Мы – другие. Не знаю, почему, но другие. Прежде всего здесь на одного мужчину приходится в среднем сотня женщин. Почему я удивился не столько тому, что вы оказались Пришельцем, сколько тому, что Пришелец оказался мужчиной. Понимаете?

Юлин понимал. Куда более поразительные вещи могли бы случиться, если бы, пройдя через Колодец, он превратился в существо женского пола. Что там говорил Ортега? Колодец классифицирует вас, основываясь на неведомых стандартах?

– Таким образом, – продолжал Силбар, – с одной только социальной точки зрения мужчины более необходимы, чем женщины. Нас меньшинство, и с этим ничего не поделаешь. Вдобавок ко всему мы несравнимо умнее.

– Как это? – только и сумел вымолвить Юлин. Силбар снисходительно улыбнулся.

– Однажды из парочки соседних гексов к нам прибыли несколько ученых, пожелавших доказать, что это невозможно. Но все их исследования лишний раз подтвердили то, что мы знали всегда. Женский мозг развит очень слабо. Пытаться научить корову читать – то же самое, что попытаться научить это кресло. Какой-нибудь простейшей работой они счастливы заниматься часами: пахать, убирать урожай, немного плотничать, перевозить снопы и так далее. Черт побери, прикажите им выкопать ямы под столбы для ограды, и они с наслаждением будут работать до тех пор, пока вы не оттащите их за уши. Но спросите их, сколько ям они выкопали, и они не ответят, даже если вы будете колотить их дубинкой. Луч понимания озарил голову Бена Юлина.

– Вы хотите сказать, что в Дашине работают женщины, а мужчины только управляют? Силбар снова улыбнулся:

– Примерно так. Женщины построили эту ферму, но спроектировал ее мужчина. Женщины на ней работают, но управляю я. То же самое с искусством и книгами – это создается мужчинами и для мужчин.

Сердце Юлина радостно забилось; в душе он пылко благодарил Колодец за то, что он сделал его дашином. Он уже был готов полюбить это место.

– Вы говорите очень хорошим, культурным языком, – заметил молодой человек. – Вы много учились?

Фермер засмеялся.

– Каждый мужчина получает все, что наш мир может ему дать. Честно говоря, мне иногда кажется, что дашины – группа избалованных детишек. Как мы станем вести себя в трудных обстоятельствах? Да, появление сына – событие чрезвычайное. Он получает все. Затем, если он проявляет склонность к чему-либо, например, к искусству, писательству, преподаванию или торговле, он начинает этим заниматься. Если же, подобно мне, он лишен каких-то особенных талантов, то берет у кого-нибудь, кто состарился или очень устал, в управление ферму.

– Значит, численность населения здесь невелика, – сделал вывод Юлин.

Силбар кивнул:

– Очень мала. Примерно десять тысяч ферм и кучка небольших городков, в каждом из которых всего несколько тысяч жителей. Миллион с четвертью голов, не больше.

– То есть мужчин в Дашине около ста тысяч, – заметил Юлин.

– Даже меньше, – сказал Силбар. – Возможно, я несколько преувеличиваю численность населения. С тех пор, как эта ферма стала моей, я нигде не бываю. Помню, как кто-то сказал, что сейчас у нас только семьсот пятьдесят тысяч дашинок и семьдесят пять тысяч быков.

– А что происходит, если юный бык не испытывает тяги к какому-нибудь полезному занятию и нет свободной фермы? – поинтересовался Юлин.

– Думаете о себе, да? Ученый в нетехнологическом гексе! Ну что ж, я вас понимаю. Вы можете подыскивать род занятий, путешествовать, пока какая-нибудь ферма не освободится, как это сделал я, но можете сами подобрать себе стадо и вызвать его владельца на дуэль; победитель получает все.

Только сейчас Юлин понял, почему фермера так встревожило его появление: он подумал, что молодой бык хочет драться.

– Какое же тогда у вас правительство? – спросил он.

– Маленькое и простое, – ответил Силбар. – Фермеры района избирают кого-нибудь в Совет. В городах избирают одного из каждых десяти мужчин. Несколько чиновников занимаются канцелярской работой. Мы заседаем в экстренных случаях или дважды в год в течение нескольких дней в городке, называемом Тахлур; в нем находятся специальные училища и Ворота Зоны.

– Вот туда-то мне и следует отправиться, – решил экс-ученый. – Если только по дороге я не умру от голода и не попаду в руки фермера, которым будет слушать меня менее охотно, чем вы.

Силбар от души рассмеялся.

– Послушайте, – сказал он. – На следующей неделе состоится заседание Совета. Туда пойдет наш представитель, Хокал. Вы у меня поедите, переночуете, а утром познакомитесь с ним. Идет?

Юлин поблагодарил и согласился. "Все это слишком легко и слишком хорошо, – невесело подумал он. – В бочке меда обязательно окажется ложка дегтя". И он оказался прав.

* * *

Хокал не был ожидаемой ложкой дегтя, хотя и способствовал ее появлению. Он крайне удивился, когда ему представили Юлина.

– Так вот о ком идет речь! – возбужденно воскликнул он. – Просто поразительно, до чего же эти люди умеют все испортить! Ну какого черта вас сюда занесло? Вы знаете, что некоторые народы претендуют на части космического корабля? Ходят слухи о войне! Война! Надеюсь, нам удастся ее избежать, но будем настороже. В географическом смысле мы в самом центре событий.

Юлина его слова заинтересовали.

– Какой корабль? Вы имеете в виду тот, что приземлился здесь, на Юге?

Хокал пробурчал нечто невразумительное и расстелил на столе большую карту, отпечатанную таким образом, что ее могла читать раса, не различающая цветов, – все детали были контрастно выделены черным, серым и белым тонами. Юлии довольно быстро разобрался в ней, но не смог прочесть ни легенды, ни названий. "Необходимо быстрее ликвидировать такие проблемы в образовании", – решил он, Толстый короткий палец Хокала ткнулся в какой-то гекс.

– Вот это наш Дашин, – сказал он. Юлин внимательно посмотрел на карту. От Экваториального барьера их отделял Котил, территория которого занимала две половины гекса. К северо-западу лежал гекс Воксмир – как объяснил Хокал, недружественный и нечеловеческий; к юго-востоку – Джак, вулканический и дьявольски жаркий, непригодный для жизни дашинов; к югу – Фрик, обитатели которого имели какие-то невероятные летающие диски с пароструйными двигателями; и к юго-западу – Касада, где существовала высокоразвитая цивилизация гигантских крыс.

– Проблема заключается вот в чем, – начал Хокал, тыкая пальцем в карту. – Южнее Касады и к северо-западу от Фрика расположен гекс Ксода, населенный огромными свирепыми насекомыми, там находится один модуль. Другой оказался в Палиме, южнее Ксоды, еще один – в Олборне, к юго-западу от Палима, а последний, и это самое важное, попал в расположенный всего в двух гексах к югу от нас гекс Гедемондас, о котором очень мало известно. Туда упали двигатели корабля, а это, как вы понимаете, – самый ценный приз. Полагаю, когда все закончится, мы будем знать о Гедемондасе значительно больше.

57
{"b":"5651","o":1}