ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Я извещу об этом решении мой народ и наших друзей, – сказала Вардия, направляясь к выходу. – Полагаю, группу сопровождения вы наберете сами.

Ортега улыбнулся:

– С одобрения чиллианского Кризисного центра, конечно.

– Конечно, – эхом откликнулась Вардия, в глубине души сомневаясь, что это будет иметь хоть какое-то значение.

Ортега вернулся к своим картам.

– Итак, Ксода вышла из игры, – пробормотал он. – Значит, остается Олборн. Проклятие!..

ЛАТА

Ему потребовалось два дня, чтобы добраться до границы с Латой. Дома могла бы доставить его туда за один день, но после боя она совершенно выбилась из сил. Поэтому, как только гроза осталась позади и Ренар почувствовал себя в относительной безопасности, они опустились на землю.

У него не было никакой еды, Джукасис ничего не мог ему предложить. Но Дома обходилась древесными листьями и чахлой травой, найти воду оказалось нетрудно, и Ренар понял, что выживет. Он думал только о Лате и вполне мог потерпеть до того момента, когда встретится с Маврой Чанг. Аджитары были всеядными; если там могла существовать эта женщина, то сможет и он.

По дороге ему несколько раз грозила смертельная опасность. В некоторых ульях уцелел костяк воинов-джукасов, и время от времени Ренару приходилось драться. Но такие случаи были редки, и, как правило, все заканчивалось тем, что схватки удавалось избежать. Пчел осталось слишком мало, и они не решались далеко отлетать от ульев.

Морально и физически Ренар чувствовал себя крайне истощенным. Он израсходовал почти весь накопленный электрический заряд и никак не мог понять, куда ушло такое огромное количество энергии. Впрочем, она наверняка удовлетворяла какие-то потребности, связанные с новыми для него биохимическими процессами; иначе объяснить это было нельзя. Несколько раз Ренар останавливался, чтобы отдохнуть, и энергия мало-помалу возвращалась в его измученное тело. Однако и скачка, и резкие повороты по-прежнему заставляли его задыхаться.

Наконец до границы с Латой осталось не более пятисот метров. Ничего подобного Ренар еще не видел. Из-за соседства двух атмосфер, несколько различающихся по составу, граница гексов слегка мерцала, напоминая прозрачный пластиковый занавес. Флора, фауна и даже климат Латы не имели ничего общего с Джукасисом. Неизменными оставались только рельеф и гидрография: реки все так же текли, моря все так же омывали берега, столь же монолитными казались предгорья.

Джукасис был засушливым гексом. Грозы в это время года случались редко, но именно внезапные яростные бури, вроде той, что способствовала победе объединенных сил альянса, приносили большую часть осадков, выпадающих в гексе. Трава здесь была желтоватая, деревья – выносливыми, тонкими и длинными.

В Лате, сразу же за линией границы, начинался темно-зеленый ковер пышных трав; там росли высокие мощные деревья, ветви которых, казалось, достигали неба; тут и там виднелись пруды, луга, холмистые долины. Не было заметно никаких дорог и никаких других признаков цивилизации.

Ренару страстно захотелось узнать, что за создания здесь обитают и где они прячутся.

Но едва он успел пересечь границу и почувствовать воздействие вчетверо большей влажности и более высокой – по меньшей мере на десять градусов – температуры воздуха, как латы обнаружили себя сами.

Разноцветные энергетические вспышки окружили Дому; лошадь занервничала и попятилась назад.

"Они в меня стреляют!" – в панике подумал Ренар, но тут же сообразил, что это всего лишь предупреждение. Во всяком случае, пока.

Он понял намек и, развернув лошадь на сто восемьдесят градусов, вернулся в Джукасис. Сухой воздух пчелиной родины освежил верхнюю часть его тела, покрывшуюся испариной под форменной курткой, увешанной знаками различия Военно-воздушных сил армии Аджитара.

Подведя Дому как можно ближе к линии границы, Ренар вылез из седла и, спрыгивая на землю, незаметно взглянул в сторону Латы, желая узнать, кто или что за ним наблюдает. Затем он сбросил свою куртку и, ведя Дому на поводу, осторожно пересек границу.

На этот раз реакция лат оказалась совсем другой. Стоило ему пройти каких-нибудь десять или пятнадцать шагов, на опушке леса снова подняли тревогу. Это звучало как перекличка множества разъяренных колокольчиков.

Ренар не понял ни слова и остановился, прислушиваясь. Колокольчики затихли. Показав на себя, он крикнул:

– Ренар! Пришелец! – А затем, сообразив, что второе слово на разных языках звучит по-разному и что вряд ли его поймут, завопил что есть мочи:

– Мавра Чанг! Мавра Чанг!

Эти вопли вызвали новую волну яростного перезвона. В конце концов сработало универсальное правило: если сомневаешься, переложи ответственность на другого.

Он поднял руки вверх в надежде, что у местных жителей тоже имеются руки и что его готовность сдаться будет правильно истолкована, Латы поняли. Внезапно с деревьев посыпалась целая стая загадочных крылатых созданий, вооруженных отвратительными энергетическими ружьями, Как ветеран боев с Джукасисом Ренар тут же обратил внимание на их изящные тонкие жала.

"Феи! – подумал он с изумлением. – Маленькие летающие девочки!" Но гекс явно был высокотехнологическим: энергетические ружья производили довольно внушительное впечатление, и сомневаться, что они могут поразить любой летательный аппарат, независимо от того, как ведется огонь – очередями или одиночными выстрелами, – не приходилось.

Окружив чужака, феи с интересом рассмотрели Дому, а затем жестами дали понять, что аджитар должен взять свою лошадь под уздцы и идти вперед. Все они были в темных очках, и это очень не понравилось Ренару – он сразу понял, что обитатели этого гекса – ночные создания. Пройдя несколько километров, они очутились на поляне; одна из лат жестами объяснила ему, что он должен остаться здесь и не двигаться и что дело нешуточное.

Это его устраивало. Он привык ждать. Дома принялась с аппетитом поедать сочную зеленую траву, а сам Ренар растянулся на земле и немедленно заснул.

* * *

В устроенное на уровне земли жилище Мавры Чанг вбежала встревоженная Вистару.

– Мавра!

Женщина лежала на специально сконструированной кровати, разглядывая карты и географические описания Мира Колодца, но большей частью – детские книжки с картинками. За несколько недель как следует выучить чужой язык нельзя, особенно если он основан на фонетической системе, звукам которой подражать просто невозможно.

– Что случилось, Вистару? – Она изнывала от скуки и безделья.

– Мавра, у нас гости. Один из тех, кто участвовал в войне. Несколько минут назад он пересек нашу границу с Джукасисом. Об этом только что сообщили по радио.

Новость была довольно интересной, но никак не меняла ситуацию, в которой очутилась Мавра Чанг.

– Ну и что?

– Он прибыл на летающем коне! Гигантском, бледно-зеленом! И все время зовет тебя! Снова и снова! По имени!

Мавра мгновенно вскочила на ноги.

– Что он из себя представляет? Лата пожала плечами.

– Он – аджитар. Крупнее латы, меньше тебя. Иссиня-черный, внизу мохнатый. Мавра покачала головой:

– Я такого не знаю. А ты что думаешь? Какая-нибудь хитрость?

– Если это хитрость, то она не сработала, – жестко сказала Вистару, – и он никогда не покинет Дату живым. В пограничной службе интересуются, хочешь ли ты с ним поговорить.

– Если смогу, – пожала плечами Мавра. С поездкой проблем не возникло. Хотя латы умели летать и не нуждались ни в дорогах, ни в летательных аппаратах, им было необходимо перевозить грузы. Поэтому Мавру и Вистару, а в придачу к ним три тысячи корзин с яблоками погрузили на безбортовой геликоптер с двумя несущими винтами, который, задевая верхушки деревьев, медленно полетел на юг. Полет продолжался около трех часов, и, когда они приземлились, уже наступил вечер. Поскольку ось вращения планеты была строго вертикальна, во всех гексах продолжительность дня составляла примерно четырнадцать часов.

67
{"b":"5651","o":1}