ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Настоящая охота. Лучшие рассказы со всего мира
Мой звездный роман
Почему мы так поступаем? 76 стратегий для выявления наших истинных ценностей, убеждений и целей
Эльф из погранвойск
Флейта гамельнского крысолова
Мне снова 15…
Провидица
Тайны Баден-Бадена
Руки оторву!
Содержание  
A
A

Этот старец волок за собой маленького мула, которого на ходу жестоко избивал хлыстом. Животное не издавало ни звука, но явно страдало от боли. Мавра разглядела на его теле кровоточившие царапины. Кончилось тем, что мул вырвался и забился в угол конюшни.

Олборниане были жестокими, безжалостными существами.

Старик внимательно посмотрел на Мавру.

– Ну что, шпионка? Проснулась? Славно! – Он повернулся к застывшим у двери черным фигурам:

– Следите за ней как следует и будьте наготове. Улизнувшая троица может попытаться ее спасти, поэтому мы должны действовать быстро.

Услышав эти слова, Мавра почувствовала огромное облегчение: Ренар и латы сбежали! Она не сомневалась, что они ее вытащат.

Но сейчас Мавра казалась себе куклой, которой управляют, дергая за веревочки. Ее посадили на спину маленького мула, в простое седло. Предводитель вывел его на Тропинку, которая вела в темный лес. Охранники крепко держали пленницу за руки, хотя она по-прежнему оставалась абсолютно беспомощной.

Вистару едва не проморгала их уход. Перед ее глазами быстро промелькнули Мавра и трое ее конвоиров, направляющиеся в лес. Лата последовала за ними, пытаясь угадать, куда они идут.

Примерно через два километра маленькая процессия вышла на поляну и очутились перед массивным каменным строением, высеченным прямо в скале. По обе стороны дверного проема гексагональной формы стоячи еще два стражника с горящими факелами. "Это не Ворота Зоны, – решила Вистару. – Такая постройка наверняка сооружена кем-нибудь из местных".

Она попыталась вспомнить, что напоминает это сооружение, и тут же сообразила, что оно похоже на древний храм. Жертвоприношение?

Дата поспешила навстречу Ренару и Хосуру. Нельзя было терять ни минуты.

Подойдя к гексагональному входу, олборниане сняли пленницу с мула и осторожно внесли ее внутрь. Комната, в которой они оказались, примыкала к естественной пещере, вымытой в скале подземными водами. Факелы освещали довольно широкий проход, ведущий в куда более обширное помещение.

Это действительно оказался храм со специальным местом, отведенным для молящихся. В самой дальней его части из скалы выступал большой желтый камень, по обеим сторонам которого стояли столы, эту небольшую площадку окружала деревянная загородка. Камень был великолепно обработан; в миллионах его граней отражался свет факелов, и он, казалось, жил своей собственной особой, жутковатой жизнью. Рядом, на стенах пещеры, красовались шестиугольники, отлитые из чистого золота.

Священник в ало-золотом одеянии зажег в ритуальных канделябрах по шесть маленьких свечей и прошел внутрь загородки. Подготовившись к предстоящей церемонии, он кивнул своим спутникам, и те поднесли Мавру поближе, усадив лицом к таинственному желтому камню.

– Разденьте ее, – приказал священник, и стражники содрали с женщины всю одежду, включая сапоги. Ей сразу стало холодно.

Мавре страстно хотелось воспользоваться хотя бы одним хитроумным приспособлением, спрятанным в ее поясе, или хотя бы испробовать на этих тварях яд, который еще остался в ногтях. Но по непонятной причине – ей так и не удалось уяснить какой – она по-прежнему была полностью парализована.

Священник обернулся к пленнице и жестом велел охранникам подвинуть ее еще ближе к камню. В его желтых кошачьих глазах зловеще пылали отражения факелов.

– Шпионка, – сказал он сухо, в его голосе не чувствовалось ни капли милосердия или сострадания, – ты признана виновной Высшим священническим советом Благословенного Колодца. – Произнося последние слова, старец слегка поклонился. Правой рукой он провел в воздухе горизонтальную линию, и у Мавры неожиданно прояснилось в голове. Она облизала губы и поняла, что снова обрела способность разговаривать.

– Надо мной не было никакого суда, и вы это прекрасно знаете! – запротестовала она хриплым голосом. – Мне даже не дали что-либо сказать!

– Я не говорил, что тебя судили; я сказал, что ты признана виновной, – заметил священник. – И у тебя нет никаких смягчающих обстоятельств. Сумасшедшие язычники ворвались к нам с севера, еще более мерзкие язычники бессмысленно и ужасно убили десятки тысяч Избранных Колодцем на юге. Теперь появилась ты. Без приглашения и без разрешения Высшего священнического совета Благословенного Колодца. – Еще один легкий поклон. – Ты – шпионка, и я спрашиваю тебя, можешь ли ты убедительно доказать свою невиновность?

"Бред какой-то! – подумала Мавра. – Доказать, что ты не улыбалась. Доказать, что ты не убивала собственную мать, о которой суд ничего не знал и ничего не слышал".

– Никто не может доказать, что он чего-то не сделал, – возразила она.

– Конечно. Но есть высший судия.

– И под этим предлогом вы собираетесь меня убить.

Эти слова, казалось, потрясли священника. "Почему мне всегда нравились кошки?" – с неприязнью подумала Мавра.

– Олборниане убивают только в случае самообороны. Ведь всякую жизнь дарует Благословенный Колодец, подобный подарок нельзя просто так отнимать. И поскольку в отличие от своих спутников ты никого не лишила жизни, мы не можем умертвить тебя.

Обе части этого заявления немного ободрили Мавру. Жизнь означала надежду, а тот факт, что Ренар и латы отправили в могилу нескольких фанатиков, радовал не меньше.

– Колодец в бесконечной мудрости и милосердии, – объяснял священник, словно распевая литургию, – даровал олборнианам справедливейшее представление о страшном суде – последнем, абсолютном, неопровержимом. Находящийся перед тобой камень – один из шести, расположенных во всех углах нашего гекса. Камни – доказательство привилегированного статуса, которым наградил олборниан Благословенный Колодец. Их сила проистекает из силы самого Колодца. То, что они делают, никогда не может быть исправлено.

Речь старца снова ввергла Мавру в паническое состояние. Она подумала о Ренаре, превращенном в синего полосатого козла. Что, черт подери, эта тварь имеет в виду?

– Колодец в Своей безграничной мудрости, – продолжал священник, – увидел, что Его Избранный Народ живет в суровой стране, живет богато, но лишен рабочего скота, который должен пахать добрую землю, таскать на себе грузы, вертеть водяные колеса. И тогда мы получили Священные Камни. Когда против преступившего закон, не важно, чужак он или олборнианин, выдвигается обвинение, он предстает перед одним из Высших Священников Благословенного Колодца, а затем вместе с ним – перед Священным Камнем. С невиновным ничего не происходит, и он может идти куда пожелает, так как находится под защитой Печати Благословенного Колодца. Но виновному Камень выносит самый удивительный приговор. – Старец сделал паузу. – Ты видела детика, на котором тебя сюда привезли?

Мавра на секунду задумалась. Ну конечно, эти маленькие мулы с большими ушами и печальными глазами.

– Да, – удивленно и немного испуганно ответила она. "Куда, черт возьми, запропастились латы и Ренар?"

– Они бесполые и безрадостные. Абсолютно мирные, неспособные причинять вред, приученные выполнять все наши приказания. Так вот, виновного превращают в детика, в рабочую скотину, приговоренную остаток жизни безмолвно трудиться на благо олборниан.

Мавра не поверила своим ушам.

– Вы имеете в виду, что все ваши мулы прежде были людьми? – недоверчиво спросила она.

– Именно так, – ответил священник. – Держите ее за руки, – велел он конвоирам.

Сильные руки охватили запястья Мавры. Священник снова махнул рукой, и женщина почувствовала, что к ней вернулась способность двигаться.

– Приложите руки преступницы к Священному Камню! – приказал священник, и его голос отдался эхом в сырой пещере. Охранники повиновались.

Жгучий электрический удар пронизал руки Мавры от кистей до плеч. Он был так силен и болезнен, что она заорала и едва не отпрянула от мерзкого камня, хотя олборниане держали ее очень крепко.

* * *

– Это Мавра! Давайте быстрее! – крикнула Вис-тару Ренару и Хосуру, и те бросились вперед, не думая об опасности.

71
{"b":"5651","o":1}