A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
51

До поместья Мола оставалось три или четыре километра, когда я заметил небольшой лагерь, разбитый прямо на дороге. Это выглядело весьма необычно и подозрительно. Не по мою ли душу кордон?

На дороге горел костер, освещавший призрачным светом странную, но хорошо знакомую повозку. Я увидел зверя ак – огромное толстое существо с крошечной головой, повозка по сравнению с ним казалась игрушечной. Нет, это не авария, подумал я. Рядом с повозкой на земле кто-то спал. Судя по всему, магистр.

Укрыв Ти в лесу, я осторожно подкрался к биваку: мужчина спал мертвым сном. Внезапно во мне затеплилась надежда. Невероятно, твердил я себе. Он должен быть очень далеко отсюда, но тем не менее он лежал здесь.

Я нашел отца Бронца.

Не в силах сдерживаться, я неосторожно повернулся; раздался легкий шелест – просто невероятно, чтобы его услышали, однако спящий приоткрыл глаза, поднял голову и удивленно повертел ею.

– Отец Брони, – громко прошептал я, – это же я – Кол Тремон!

Священник усмехнулся, сел, громко зевнул и от души потянулся; затем протер кулаками глаза и недоуменно осмотрелся. Я осторожно вышел на свет. У меня не было особых основании слепо доверять ему, но мне не оставалось ничего другого, кроме как отдать себя в его руки.

– Тремон! – ласково прорычал он, еще не совсем проснувшись. – Наконец-то! Я давно тебя жду!

Глава 14

ДИКАРИ И АМАЗОНКИ

Как пишут в романах, я потерял дар речи и ошарашено смотрел на него, не в силах вымолвить ни слова. Наконец я заговорил:

– Вы меня ждали?

– А для чего, по-твоему, я торчу в этом негостеприимном отеле под открытым небом? Присаживайся. У меня горячий чай.

Я подошел к нему, но внезапно остановился:

– Ти! Я забыл Ти!

Отец Бронц недоуменно посмотрел на меня.

– Ничего, у меня есть немного, – несколько схонфуженно произнес он.

– Да нет, я не про чай, а про Ти[1] – девушку!

Поняв, о чем идет речь, отец Бронц расхохотался:

– Отлично, отлично! Значит, ты и ее прихватил! Об этом ты должен рассказать подробнее.

Я решил сначала привести ее, а уж потом рассказать все отцу Бронцу. Так или иначе, отныне я не один, и если отец Бронц ведет свою игру, то явно в мою пользу.

Я принес Ти к костру. Старик тут же подошел к ней и внимательно осмотрел, с неподдельным сочувствием и интересом.

– Сволочи, – пробормотал он. – Гореть им в аду во веки веков. – Он закрыл глаза и положил руку ей на лоб.

– Можете чем-нибудь помочь? – спросил я. – Она сейчас всего лишь ходячий робот!

Отец Бронц вздохнул и на мгновение задумался:

– Если бы я был врачом – да, конечно. Если бы я хоть немного разбирался в биологии – вполне возможно. Я вижу модифицированные участки мозга, но я просто не рискнул бы что-нибудь предпринимать. Можно сильно повредить мозг или убить ее. Нет, мы обязаны найти человека, который бы ей помог, другого выхода нет.

– Только не в поместье, – беспокойно произнес я. – Все, что они сделают, – отправят обратно к доктору Пону.

– Пожалуй, – раздумчиво согласился он. – Придется доставить вас в безопасное место, где ты получишь необходимую помощь, а Ти – квалифицированное лечение. Я чувствовал, что у нас возникнут проблемы с друзьями, союзниками и убежищем, но не подозревал всей их глубины.

Вздохнув, он направился к костру, снял с огня пустотелую тыкву с водой, высыпал в нее щепотку листьев из мешочка, прикрепленного к поясу. Я заметил, что таких мешочков у него несколько.

– Присаживайся, – пригласил отец Бронц. – Еще несколько минут, и чай будет готов. Давай поговорим.

Я послушался, чувствуя себя немного лучше. Я уже давно хотел расспросить отца Бронца о нем самом.

– Вы сказали, что предвидели необходимость искать убежище для меня, ожидали меня здесь, – сказал я. – Может, расскажете почему?

Мой собеседник улыбнулся:

– Сын мой, я уже давно вышел из Зейсса. Они собрали на званый вечер много знатных особ, в их число попал и я. Мы с герцогом старые друзья – мне выпала честь оказать ему некоторые услуги.

– Я хорошо помню ту ночь, – отозвался я. – Именно тогда я убил Кронлона и сдал экзамен на силу, если можно так выразиться. Однако я полагал, что к тому времени вы давно покинули поместье.

– Я так и собирался сделать. – Старик принялся аккуратно разливать чай в маленькие, искусно гравированные тыковки-чашечки. – Если бы не политика – она здесь правит бал. Из-за этого я прибыл в Шемлон чуть позже, чем предполагал; когда я собрался уезжать, прибыл гонец из Зейсса с известием о том, что ты был приговорен, бежал и теперь находишься в розыске. Ты действительно горячий, сынок.

Я кивнул.

– Как бы то ни было, – продолжал отец Бронц, – мне не пришлось долго думать, чтобы понять, что ты нуждаешься в защите и что помочь тебе, кроме меня, некому. Поэтому я щедро делился со всеми своими дальнейшими планами, стараясь по возможности облегчить тебе задачу. Я не хотел, чтобы ты встретился со мной в Шемлоне – эта огромная деревня не располагает к подобного рода встречам, – а отправился в поместье Мола, и на полпути остановился и разбил лагерь. Я решил стоять здесь до тех пор, пока кто-нибудь не начнет меня расспрашивать или же пока ты меня не найдешь. Однако я все равно собираюсь заехать в Молу – просто для отвода глаз, как ты понимаешь.

– Вы легко угадали мой маршрут. Странно, почему это не удалось Артуру?

– О, я вижу его насквозь, – рассмеялся отец Бронц. – За мной внимательно следили его летающие червяки, а мои хорошие знакомые при выезде из Шемлона сообщили твои приметы и предупредили, как нужно сообщить отвоем появлении. Я ведь один из них, сын мой! Для них я просто старый друг герцога, старый и очень близкий друг. Разве им могло прийти в голову, что ты станешь меня разыскивать. А уж чтобы я сам искал встречи с тобой – это выше их понимания. Они твердо уверены, что я при первой же возможности испепелю тебя взглядом.

– А вы меня не испепелите? – на всякий случай поинтересовался я, отхлебывая обжигающий напиток.

– Конечно, нет, – обиделся священник. – Стал был на тебя чай переводить? Нет, сын мой, я возрождаю для тебя древний обычай моей Церкви! "Убежище". Давным-давно, Церковь обладала неслыханным могуществом и властью, уже отделенной от сиюминутных, мирских нужд, ведь мы присягали на верность не королю, но Богу. Любой, кто подвергался гонениям, мог войти в собор и потребовать убежища, и Церковь обязана была защитить его от скорой расправы. И теперь ты просишь о защите – могу ли я, христианин, оттолкнуть тебя? Я принес этот обычай сюда. И кроме того, – добавил он, лукаво улыбнувшись, – я смертельно устал от здешней размеренной жизни.

Я рассмеялся и допил чай. Отец Бронц, увидев мою пустую чашечку, налил еще.

– А теперь, – продолжил он, усаживаясь, – посвяти меня в свои планы.

– Самое главное – вылечить Ти, – ответил я. – Кроме того, я хотел бы продолжить обучение. В поместье Зейсс мне сказали, что у меня потенциал магистра, и я хотел бы достичь этого уровня. А вообще-то я претендую на большее.

Он кивнул:

– Разумеется. И то, что первой ты упомянул Ти – как и то, что ты страшно осложнил себе жизнь, прихватив ее с собой, – на самом деле говорит в твою пользу. Но, предположим, я доставлю тебя в поместье Моаб и ты по-настоящему овладеешь силой. Станешь магистром, а может, даже и рыцарем. Что дальше?

– Хм… – Я задумался над столь откровенным вопросом. Действительно, что же дальше?

– Однажды я захвачу поместье Зейсс и стану его полноправным хозяином. А дальше… видно будет.

Отец Бронц хитро усмехнулся:

– Итак, тебя привлекает рыцарство, да? Ну что же, возможно, тебе это по плечу. Кол. Возможно, возможно… Ну да ладно, это еще не скоро. А какие наши ближайшие планы? Нужно помочь тебе и Ти, а затем каким-то образом доставить тебя в поместье Моаб.

Я прекрасно понимал, с какими трудностями это сопряжено. Мечтать, конечно, не грех, но пока что у костра сидел голый, перепачканный с ног до головы человек и попивал чай.

вернуться

1

Каламбур: Теа[и:] – чай, Ти[и:] – имя девушки.

33
{"b":"5652","o":1}