ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наша повозка уже стояла здесь. Женщины, не обращая на нас никакого внимания, занимались своими делами при тусклом свете костра и факелов, пропитанных маслом неизвестного мне растения. Я перехватил лишь два-три любопытных взгляда: нас не ждали, но нашему появлению не удивились. Подавляющее большинство женщин не носило ни одежды, ни украшений, хотя, очевидно, имели как минимум ранг смотрителя.

Длинноволосая начальница выкрикнула несколько имен, и во все концы поселка полетели приказы. Мы с Бронцем решили не мешать и, встав в сторонке, наблюдали за происходящим.

С возвышения возле костра убрали покрытие, и взорам открылась большая каменная плита – нечто среднее между купелью и лабораторным столом доктора Пона, на которой были выгравированы какие-то символы. В ярких сполохах пламени мы увидели на плите Ти. Двенадцать женщин окружили ее, почти скрыв от нас.

Я повернулся к отцу, Бронцу:

– Что за чертовщина?

– Вот именно, – вздохнул священник. – Они пытаются вернуть Ти к жизни, но, будучи сатанистами, обставили это как соответствующий обряд. Мне невероятно больно смотреть на все это, но ведьмы способны оказать ей помощь, а я… я, увы, нет.

Сатанизм ли, католицизм ли – какая разница? Настоящим чудом казались уцелевшие до наших дней первобытные суеверия. Если для концентрации энергии им необходима помощь какого-нибудь Мумбо-Юмбо, ради Бога, лишь бы это спасло мою Ти.

Женщины тихонько запели. Слов разобрать я не мог; а если они действительно пели что-то членораздельное, то на непонятном мне языке.

Песнь длилась довольно долго, и я уже порядком утомился, но стоило мне привалиться к ближайшему дереву, как из домика вышла Сумико О'Хиггинс. Черная длинная мантия и плащ совершенно преобразили ее. Перевернутый крест, висевший на ремешке из лианы, не оставлял сомнений в характере предстоящей церемонии.

Она приблизилась к кругу, и огонь, почти угасший, внезапно вспыхнул с необычайной силой. Странно, ведь местные микроорганизмы гибнут при высокой температуре. Значит, дело не в них?

Сумико присоединилась к поющим. Ее глаза были закрыты, руки воздеты к небу. Она впала в транс. Вскоре песнь стихла; только доносящееся издалека гудение насекомых нарушало тишину. Казалось, все затаили дыхание.

– О сатана, князь тьмы, к тебе взываем! – внезапно выкрикнула Сумико.

– Тьма, сгустись! – эхом отозвались остальные.

– О великий, вечный враг тоталитаризма Церкви и государства, услышь молитвы наши!

– Услышь молитвы наши, – повторили остальные. Повелительница ведьм открыла глаза и медленно опустила руки на безжизненное лицо Ти.

– Дай нам силу исцелить ее, – взмолилась она и вновь закрыла глаза, не убирая рук с лица девушки.

Непонятно, действительно ли она впала в мистический транс, или же все это дешевый трюк. Меня одолевали сомнения, но отступать было поздно. Я бросил взгляд на отца Бронца: священник неотрывно смотрел на странную церемонию, в глазах его была печаль.

Все замерло. Я понимал, что сейчас О'Хиггинс со своими помощницами тщательно изучают мозг Ти и вносят необходимые изменения.

Внезапно королева ведьм отпрянула, вновь воздев руки.

– О сатана, князь тьмы, владыка мира, благодарю тебя! – воскликнула она, и хор голосов вторил ей. Из костра вырвался ослепительно яркий всполох, и все исчезло. Опустилась непроглядная тьма. Несмотря на жару, меня колотил озноб. Нетрудно понять, как подобные зрелища притягивают неискушенных.

– Из света – во тьму, и во тьме обретем истину, – нараспев продекламировала Сумико. Тринадцать женщин стояли, пошатываясь, словно после непосильной физической работы.

О'Хиггинс вновь подошла к Ти и положила руки ей на лоб; спустя какое-то время она подозвала своих помощниц и приказала перенести девушку в хижину. Затем повернулась и направилась к нам.

– Да, Бронц, это задачка.

– Ты сделала все? – спросил священник.

– Все, что могла, – сказала Сумико, – но этот подлец действительно слишком умен и хитер. Скоро все будет в порядке, и даже лучше, чем раньше, но мне еще придется повозиться. Она обретет невиданную силу и свернет горы, хотя физически очень слаба. Ей необходимы регулярные упражнения и очень хорошее питание. Я боюсь, что не исключен рецидив.

– Вы хотите сказать, – спросил я, – что такое может повториться?

Сумико кивнула:

– Не забывай, как работает система. Микроорганизмы Вардена поддерживают естественное состояние того организма, в котором обитают, или того, что сотворил доктор Пон. Микроорганизмы постараются вернуть ее в коматозное состояние, считая естественным именно его. Я обошла некоторые нервные блоки, задействовав резервные участки мозга, но бактерии станут всячески противиться моему вмешательству. Нам необходим нейрохирург, к тому же не менее сильный, чем доктор Пон.

– А долго она будет в нормальном состоянии? – спросил я.

Сумико замялась:

– Несколько дней, возможно, недель. Это медленный процесс, и трудно ответить точно.

– Тогда какого дьявола вы все это устроили? – в отчаянии воскликнул я. – Где мы за неделю найдем врача?

Сумико О'Хиггинс удивилась не на шутку:

– Тебя что, правда волнует эта девчушка?

– Волнует, волнует, – пришел на помощь отец Бронц. – Он выкрал ее из поместья Зейсс, что невероятно осложнило его положение. Все это время он тащил ее на себе, кормил, мыл…

Сумико посмотрела на меня с большей благосклонностью. Я даже уловил в этом взгляде что-то человеческое.

– Если она дорога тебе, – медленно проговорила она, – тогда еще не все потеряно. Есть место, где ей помогут. Но оно страшно далеко.

– Поместье Моаб, – догадался отец Бронц. – Я так и думал. Но, Сумико, до него четыре тысячи километров! Как добраться туда раньше, чем за год? Туда даже одному пробираться полгода, а ведь Тремону еще предстоит скрываться! Объясни мне, ради Бога.

На губах Сумико О'Хиггинс заиграла поистине дьявольская улыбка.

– Ради Бога действительно трудно, – с издевкой заметила она. – Но ответ прост – мы полетим. Безиль способен преодолеть за ночь четыреста километров, так что мы доберемся суток за десять, отдыхая в светлое время. Это гораздо реальнее, верно?

– Безили! – насмешливо пробормотал отец Брони. – Их еще надо отловить, а потом приручить. Сколько на это уйдет времени?

– Не знаю, – сказала она. – Я просто подумала, что, если нам нужны безили, мы позаимствуем их в поместье Зейсс.

– Что?! – У меня волосы встали дыбом.

– Вас все равно выследили. Но это уже не имеет значения. На рассвете здесь будут войска. Они дорого заплатят за свою глупость.

Отец Бронц с отсутствующим видом склонил голову, будто к чему-то прислушиваясь.

– Сколько их? – спросил он наконец.

– Двадцать – тридцать, не больше, – ответила Сумико, – все на безилях. Возможно, они и кинутся за подмогой, но в любом случае подкрепление получат небольшое: им нельзя оголять Замок, чтобы не вводить в искушение окрестных рыцарей.

Бронц кивнул:

– В таком случае нам предстоит сражение с пятьюдесятью противниками. Отлично. С ними, конечно, Артур и… если не ошибаюсь, еще два магистра?

Сумико молча кивнула.

– Да подождите! – взорвался я. – Не забывайте, за кем они охотятся! Вы не одолеете такие силы! Королева ведьм брезгливо покачала головой:

– Ну чего ты боишься? Спрячься где-нибудь и выспись хорошенько, чтобы успокоить нервишки!

– Но… но ведь у них хорошо обученные солдаты, все по меньшей мере смотрители, даже магистры! – в отчаянии сказал я. – На что вы рассчитываете?

– Не беспокойся, – снисходительно ответила она. – Мы с отцом Бронцем справились бы и не с такими! Не забывай – силы света объединились с силами тьмы! У нас временное перемирие. Эх ты, атеист сопливый!

Отец Бронц похлопал меня по плечу.

– Она знает, что говорит, Кол. И я поверил ему.

Конечно, мне было не до сна. Отовсюду на меня смотрели глаза Артура.

Глава 17

ВЕРУЮ В ВЕДЬМ – ВЕРУЮ, ВЕРУЮ

Той ночью я так и не сомкнул глаз. Впрочем, как и все остальные.

38
{"b":"5652","o":1}