ЛитМир - Электронная Библиотека

– О чем это он? – ошарашенно спросил Урубу. – Он что, свихнулся?

– Нет, – ответил Звездный Орел. – Я тебе потом объясню.

– Ладно, теперь я уже не тот, что раньше. – Урубу с глубоким вздохом встал. – Пожалуй, самое время спуститься на землю и посмотреть, могу ли я еще хоть что-то сделать.

Встретившись через некоторое время с Козодоем, Урубу нашел его мрачным и неприветливым. Командир поглядел прямо в широко раскрытые карие глаза Урубу. Лица их находились на одном уровне, хотя Козодой сидел, а Урубу стоял.

Нет, не странный облик Урубу, больше напоминавшего скользкую выдру, нежели человека, был тому причиной. И не приниженность, свойственная любому мужчине на Чанчуке. Урубу многого лишился и подсознательно ощущал эту свою неполноценность. Что обычно свойственно людям в такой ситуации? Немного самонадеянности, переоценки своих возможностей, надежда на лучшее…

– Клейбен со Звездным Орлом меня уже протестировали, – сказал Урубу. – Они были там, внизу, всего две недели назад, не так ли?

Козодой кивнул:

– Они установили миниатюрные передатчики в практически недоступном месте – на скале, выступающей над поверхностью воды всего на несколько метров. Спускаемый аппарат регулярно забирает пробы океанской воды. Анализируя ее состав, динамику его изменения, мы получаем всю необходимую информацию. Аналогичные передатчики установлены и на нескольких обитаемых островах. Теоретически по меньшей мере одно из этих устройств способно проинформировать нас, если нашим людям удастся захватить кольцо – или о том, что операция провалена.

– Вот как! Я, как и ты, уверен, что кольцо там. Если учесть, что на Чанчуке нашей команде понадобился целый год, то по сравнению с этим две недели – сущий пустяк. Но тебя беспокоит что-то другое. Может быть, Савафунг?

– Нет. Как раз сейчас Савафунг пребывает в полнейшем неведении относительно наших планов и не может даже выйти из корабля в открытый космос. Вся информация у него в мозгу надежно заблокирована. Если он попытается нас обмануть, то Главная Система, выжимая из него сведения, просто превратит его в своего робота. На Алитити он не останется по двум причинам. Первое: реальной властью там обладает либо фанатически настроенная знать, либо члены семьи правителя. Савафунг не принадлежит ни к тем, ни к другим. Второе: без остальных четверых членов экспедиции кольцо ему не получить. Нет, я опасаюсь совсем не Савафунга. Нами получено известие с Матрайха.

– И что же там? – внезапно оживился Урубу.

– Икира с честью выдержала испытание, хотя это было нелегко. На Матрайхе побывал настоящий Вал с двумя помощниками – представителями совершенно не известных Икире рас.

– Неужели ей удалось перехитрить самого Вала?

– Мы потратили немало времени, разбираясь в том, что осталось от настоящей богини. Нам удалось обойти ограничения, присущие процессу трансмутации, и масса миниатюрной Икиры увеличилась настолько, насколько это вообще возможно для живого существа. Вал с соратниками приземлился на необитаемом острове, наиболее удаленном от материка. Разумеется, они не отказались, когда Икира предложила свои услуги в качестве проводника. Она не смогла в полном объеме провести исследование вражеского корабля, но успех ее рискованного предприятия заключается в другом. Икира не стремилась быть никем иным, кроме усердного проводника, бдительно присматривающего за своими подопечными, и справилась со своей ролью превосходно. Одним своим присутствием она внушала, что все идет так, как надо. Другому существу, не столь своеобразному, вряд ли удалось бы такое.

– Так что же делал там Вал?

– То, что я и предполагал. Кстати, Ворон долгое время исключал эту возможность, а напрасно. Вал и его помощники установили на Матрайхе гипнотизирующие устройства – гипнокастеры. Или что-то, очень их напоминающее.

– Понятно, – кивнул Урубу. – Я же предупреждал, что Чи мыслит нестандартно и этим опасна.

– Конечно, на Икиру действие подобных устройств не распространяется, ведь ей был имплантирован миниатюрный гипнотизирующий прибор, который отражает воздействие остальных. Но ведь она там одна такая! Горный массив, окружающий тамошнюю Обитель, нашпигован подобными устройствами. Стоит только попасть в сферу действия этих приборов, как ты забудешь все: кольца, Главную Систему, даже собственное имя. Твой мозг полностью очистится от этих противоестественных, с точки зрения противника, мыслей. Зато значимость других идей вырастет до гигантских размеров. Жить спокойной, размеренной жизнью, как принято на Матрайхе, достичь духовного совершенства – и все. Эти положения закодированы примерно на сорока языках, но среди них нет матрайхианского! Значит, на аборигенов гипнокастеры ни малейшего эффекта не производят и рассчитаны исключительно на пришельцев. Сомнительно, чтобы те не знали хотя бы один из сорока языков. Любой инопланетянин, сам того не подозревая, угодит в ловушку, и судьба его предрешена.

– Ничего не скажешь, неплохо придумано. Для примитивной цивилизации, такой, как там, замкнутое существование, несомненно, полезно. Получив полную или, может быть, даже многократную дозу воздействия, пришелец растворится, ассимилируется. Он примкнет к какому-нибудь племени – и все. Никаких известий от него потом уже не получишь! Даже когда действие гипноза начнет постепенно ослабевать – а оно не вечно, – новое окружение все равно таково, что ему никогда не удастся прийти в себя.

– И не только на Матрайхе, Урубу. Гипнокастеры способны работать и в воде. Звездный Орел отметил это в докладе. На глубине десяти – пятнадцати метров сила их убийственна. Радиус их действия в воде меньше, чем в воздухе, зато интенсивность возрастает многократно. МСС были на Алитити девять дней. Это более чем достаточно, чтобы напихать их по всему подводному городу. Десять, двадцать – кто знает, сколько их там? И бьюсь об заклад, основные усилия они сосредоточили на храме или дворце, где находится кольцо. Представляю себе состояние тех, на кого эти приборы действуют постоянно – неделями, месяцами… Но у нашей четверки все-таки есть преимущество. Они стали теми людьми, чьи роли собирались играть. Высаживаем и возвращаемся в квадрат один.

7. КОЛЬЦО КОЛЕЦ

Вокруг плескалась вода.

– Кого мы взяли? – нетерпеливо спросил Ворон. Клейбен пожал плечами:

– А кто его знает? Для меня все они на одно лицо. Возможно, Такья. Он выглядит постарше, а логично предположить, что партию опять ведет Макоа. Мы должны поспешить. На этот раз у нас нет нескольких дней. После захода солнца все охранники вылезут из грязи, и, если они обнаружат отсутствие Макоа, мы можем попасть в беду.

Ментопринтер был уже подготовлен, и менее чем через полчаса он сравнил новые данные с прежними записями Макоа и всех остальных членов посланной вниз команды.

– Состояние плохое. Действительно очень плохое, – доложил Звездный Орел. – Это на самом деле Такья, но в то же время не она. На снимке нет ни частицы Такьи. Ни одной. Мысли и чувства нашего мнимого аборигена и все, что с ним произошло за минувшее время, совершенно не определены. Как будто он на этот период просто выключился и ни о чем не думал. Везде, где ни посмотришь, Макоа и только Макоа. И это никак не обойти. Мне придется взять ментокопию Такьи, сделанную до трансмутации, и попробовать впечатать ее. Это вернет ей личность, вытеснив новую.

– Валяй, – приказал Клейбен. – У нас очень мало времени и очень много дел.

Прошло уже пять месяцев с тех пор, как четверо пиратов проникли на Алитити. Пять месяцев каторжного труда и тяжелых разочарований. А теперь у них в распоряжении всего несколько часов, чтобы вычислить все блестящие и чрезвычайно эффективные ловушки, устроенные бригадиром Чи. Час спустя Звездный Орел восстановил первоначальную личность Такьи. Теперь она находилась в здравом уме, но ничем не могла им помочь.

– Я… У меня есть воспоминания Макоа о его возвращении и пребывании на планете и ничего из моих собственных, – сказала Такья. – Это совершенно невероятно.

35
{"b":"5653","o":1}