1
2
3
...
63
64
65
...
68

– Компьютерный Центр, – произнес он наконец. – Доктор Менцельбаум.

– Какие-либо еще уровни? – спросил компьютерный голос. – Доставляю.

На одной из дверей был прикреплен лист с грубо нарисованной схемой. Уровни изображались на ней разными цветами, которые, наверное, соответствовали цветам пропусков. Там имелось очень немного обозначений, и что обозначали такие сокращения, как "GENPAC", "SITRM", "BCMDR", – пираты не знали. Небольшие цилиндрики, видимо, символизирующие эскалаторы, постепенно становились все уже и уже по мере погружения под землю.

– Здесь все на удивление в хорошем состоянии, – заметила Икира. – По крайней мере я надеюсь, – добавила она.

Козодой не уставал поражаться превратностям судьбы. Что подумали бы создатели, увидев новых хозяев? Великолепная, обнаженная богиня, и еще одна тоже обнаженная женщина, высокая, темнокожая, с телом человека, занимающегося тяжелой атлетикой. Создание, стоящее вертикально, как человек, но похожее на двуногую выдру. Слепая китаянка на восьмом месяце беременности, с серебряной татуировкой на щеках, одетая в оленью кожу и в мокасины. И наконец, классический американский индеец среднего возраста, с седыми волосами, с изрезанным морщинами лицом, одетый в древнюю одежду из оленьей кожи и плетеные мокасины.

Путь вниз оказался очень долгим. Наконец прозвенел другой звонок, и электронный голос произнес:

– Компьютер Р и Д. Уровень шестьдесят четыре. Пожалуйста, приготовьте золотые пропуска, чтобы выйти на этот уровень.

Затем дверь отворилась, открыв доступ в пропахший сыростью и плесенью холл, ведущий к охранной станции, и ряд двойных металлических дверей, которые выглядели совершенно новыми.

Бутар оглянулась:

– По крайней мере кто-то забыл выключить свет.

– Вряд ли, – ответил Козодой. – Его зажгли специально для нас. Неужели вы не чувствуете мощного бриза, сдувающего пыль веков? Мы, и только мы, получаем возможность вдохнуть новый свежий воздух. Это место теперь наше, и дух, управляющий им, признал в нас его новых обитателей.

Мария подошла к посту охраны:

– Здесь некому проверить наши паспорта. И что дальше?

Она толкнула двойную дверь.

– Нужна пушка, чтобы пробить эту махину. Киломен внимательно осмотрелась и затем указала рукой куда-то наверх, к потолку.

– Оптические сенсоры. Подозреваю, что это аналог камеры, правда, на редкость примитивный. Попробуйте поднять вверх кольца так, чтобы она их увидела.

Они так и сделали. Большие двойные двери с грохотом раздвинулись, и пираты увидели очередной холл, кажущийся бесконечным. На стене висела большая и весьма экзотическая эмблема. Козодой внимательно изучил ее.

– Стратегические воздушные силы, – прочитал он. – Звучит весьма необычно, но это всего-навсего воздушные силы. Остальное – предупреждение о тех ужасных вещах, которые могут с вами произойти, если вы решитесь ни много ни мало, а например, кашлянуть здесь. "Засвидетельствовано подписью Главнокомандующего, Горное отделение шайен". Ну что ж, теперь по крайней мере мы более или менее представляем себе, где находимся.

Он посмотрел вниз, в зал:

– Я думаю, что этот кривой предмет, торчащий из стены, предназначен для подачи воды.

Он подошел, хмуря брови, и начал внимательно его рассматривать. Какого черта? Он нашел кнопку и нажал на нее. Из загогулины полилась жидкость густокоричневого цвета с отвратительным запахом.

– Черт побери. Для меня это чересчур роскошно.

– Чего же ты хочешь! Вода стояла в трубах тысячу лет! – ответила ему Икира. – Дай ей немного стечь, и посмотрим, что будет.

– Да, но предполагается, что мы – боги, не так ли? – с отвращением сказала Мария. – Чен всю дорогу об этом распинался. Что же в этом хорошего, если нельзя даже сотворить воды, чтобы напиться?

Козодой вздохнул:

– Предлагаю разделиться и исследовать это здание, иначе мы рискуем остаться здесь навсегда. Встречаемся в центре зала.

В первом же кабинете он нашел складной стул и понес его в холл.

– Хань, ты посиди здесь. С твоей помощью мы будем обмениваться информацией и всегда сможем тебя разыскать. Что-то вид у тебя неважный. – Он вздохнул. – Ну ладно, посмотрим, что нам удастся здесь найти.

Козодой шел через анфилады комнат, останавливаясь почти у каждого прибора, но не мог даже приблизительно определить их назначение. Они были вставлены в специальные стенные ниши, от которых отходили толстые жгуты проводов.

– Козодой! – услышал он крик Киломен. – Скорее сюда!

Он выбрался из лабиринта кабинетов, спустился на один этаж ниже, пробежал еще через двадцать дверей и наконец нашел ее. Бутар сидела в большой комнате, похожей на лабораторию, от которой во всех направлениях отходили коридоры. Но не сама лаборатория привлекла внимание Киломен, а комната с герметизированной дверью в одной из стен. Оттуда доносился тихий свист.

– Это началось, когда я вошла, – стала рассказывать Бутар Киломен. – Как ты думаешь, что это может быть?

– Судя по звукам, похоже, сюда нагнетается воздух. Надеюсь, что это не нервно-паралитический или отравляющий газ. Давай посмотрим. Древняя, очень древняя предупреждающая надпись. Невозможно четко разобрать ее целиком, и орфография уже устарела. Видишь, здесь еще встречаются двойные согласные. Я думаю, что там – вакуум, и сейчас он заполняется воздухом.

Свист прекратился, и раздался мощный хлопок, какой, возможно, издает воздушная пробка, когда вскрывается то, что она запечатывает. Да, конечно, – это именно воздушная пробка. Но зачем она здесь и почему снята именно сейчас?

– Вот колесо. Давай его повернем, – сказал Козодой. Они взялись за ручки, но колесо застоялось и проворачивалось с трудом. Наконец им удалось сдвинуть его с мертвой точки, и в следующий момент дверь начала открываться. Их изумленным взорам открылась небольшая комната, доверху набитая какими-то контейнерами.

– Если ты умеешь читать этот шрифт, – сказала Козодою Бугар Киломен. – Попробуй сообразить, что это. Он присел на корточки и через пару минут доложил:

– Аварийный запас продовольствия.

– Это еда! И здесь обязательно должны быть еще и напитки!

Она скептически посмотрела на него:

– Да, конечно, тысячелетней выдержки. Он кивнул:

– Естественно. Под вакуумной упаковкой, как положено. Я думаю, их вполне можно употреблять.

– Ты в самом деле собираешься есть и пить из этих припасов?

– Если они на вид ничего и вкусно пахнут, то да. У тебя есть идея лучше? По-моему, самое время подкрепиться.

* * *

С пятой попытки они сообразили, как открывать контейнеры. Среди припасов нашлись соки, витаминизированные тоники и все виды пищи, начиная от печенья и бисквитов и кончая прессованными мясными рулетами и овощными пюре.

– Ты уверен, что их можно есть? – спросила Мария. – Запах необычный и вкус довольно странный.

– Уверен вполне. Конечно, не на все сто процентов, но я предпочитаю рискнуть, чем превратиться в обезвоженную утку. Эта еда приготовлена для людей, которых отрезало на этом уровне, и наверняка такие же аварийные хранилища есть и на других уровнях. Вряд ли предполагалось включать в рацион деликатесы. Это лишь средство выжить, а не рай для гурманов, и, кроме того, вполне возможно, что с тех пор наши вкусы в отношении пищи сильно изменились.

В конце концов все, кроме Икиры, решили поесть. Клейбен отлично сделал свою работу: ей требовался только свет, для подпитки энергетической системы, и – крайне редко – вода. Впрочем, вода здесь тоже имелась, упакованная в примитивные, очень сложно открывающиеся жестяные банки.

Ископаемые продукты никому не повредили, а поев и напившись, все почувствовали себя гораздо лучше. Хань потребовалось посетить ванную комнату, и Мария после долгих поисков нашла ее – ужасную на вид, которой не пользовались более девяти веков. Туалеты выглядели вполне обычно, но все очень удивились, не обнаружив там привычных автоматических и химических удобств.

64
{"b":"5653","o":1}